Несостоявшаяся «Третья республика» в Италии

13:52 19.10.2017 Светлана Гаврилова, Научный сотрудник Центра евроатлантических исследований и международной безопасности Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, кандидат исторических наук


Итальянская Республика сегодня вновь находится на перепутье. Попытка правительства провести конституционную реформу, способную изменить облик современной Италии, не увенчалась успехом. В условиях роста недовольства действиями правящей партии как со стороны политических оппонентов, так и широких масс населения в стране назревает очередной политический кризис. Перспективы разрешения ситуации зависят от ряда факторов экономического, внутри- и внешнеполитического характера. Ситуация осложняется тем, что для Европейского союза в настоящее время имеет особое значение обострившийся «итальянский вопрос». В условиях экономического, политического, социального кризисов, поразивших Евросоюз, вопрос о внутренней нестабильности государств - членов интеграционного объединения стоит особенно остро. Ситуация в Италии - стране-основательнице и одной из лидеров единой Европы - оказывает непосредственное влияние на общеевропейский политический климат. Угроза политической нестабильности в Итальянской Республике сегодня, в контексте высокой степени интегрированности европейских экономик и политических систем, фактически ставит вопрос о степени «прочности» Европейского союза в целом.

К истории вопроса о трансформации политической системы в Италии

В современной историографии до сих пор нет единого мнения по поводу периодизации итальянской послевоенной политической истории. Коренные изменения политической системы, начавшиеся в 90-х годах XX века, традиционно считаются переломной эпохой для Итальянской Республики. «Несовершенная двухпартийная система», для которой долгое время было характерно нахождение у власти Христианско-демократической партии (ХДП) при полной изоляции Итальянской коммунистической партии (ИКП), пользовавшейся широкой поддержкой избирателей, отошла в прошлое. В стране наконец заработал полноценный «маятник власти», и на руинах традиционных партий начали чередоваться сформировавшиеся новые политические объединения и союзы. Данные процессы обусловили появление некоего специфического итальянского «типа демократии», развивающегося по собственному, «особому» пути1.

Отсутствие широких структурных перемен (изменения Конституции) фактически не позволяет считать эти явления переходом к иной форме демократии*. (*Исключение составляет реформа V раздела Конституции, принятая на всеобщем голосовании 7 окт. 2001 г.)  Однако произошедшие за последние два десятилетия изменения в политической жизни страны оказались настолько глубокими и затрагивающими основы всей политической системы, что в настоящее время речь о переходе ко Второй республике в Италии ведется как о свершившемся факте. Ключевым этапом в данном контексте стали преобразования 1994 года2, когда по итогам общенационального референдума 1993 года при выборах в Сенат был осуществлен переход от пропорциональной системы к смешанной, частично мажоритарной. Это изменение, распространившееся в результате на обе палаты, позволило в значительной мере преобразовать ситуацию, при которой в Парламент попадало большое число мелких партий, оказывавших негативное влияние на политический процесс. Эволюция итальянских политических акторов демонстрирует не только коренную перестройку политической системы, но и глубинные социальные изменения в стране.

Наметившиеся более серьезные трансформации политической жизни Италии дали повод ученым-историкам и политологам говорить уже о Третьей республике. К ним можно отнести дальнейшую реструктуризацию системы политических партий, формирование новых политических сил и рост популярности представителей обоих полюсов политического спектра. Окончательного оформления достиг феномен «яркого политического лидерства» как неотъемлемой части «обновленной» итальянской демократии.

Устойчивый характер приобретает и популизм итальянской политики. Важным моментом стало снижение роли конфессионального фактора в итальянской политической жизни последних десятилетий в отличие от обычно высокого уровня влияния католической церкви в период правления «традиционных» партий. Последние события в Италии, однако, демонстрируют сохранившуюся серьезную нестабильность внутриполитической жизни страны на фоне традиционной склонности к сохранению консервативных норм и затруднений в процессе осуществления реформ.

Конституционный референдум: цели и амбиции

Ключевым моментом для современного этапа развития итальянской политической системы стала идея о внесении изменений в Основной закон, выдвинутая правительством Маттео Ренци в 2016 году. Фактически данный шаг был продолжением последовательной линии итальянского премьер-министра в сфере его действий, направленных на централизацию системы государственного управления и усиление полномочий правительства. Еще одной целью Ренци было желание усилить позиции Италии в Евросоюзе: на фоне роста нестабильности в рамках единой Европы стабилизация внутриполитической ситуации в стране способствовала бы укреплению ее положения в ЕС.

В апреле 2016 года итальянский Парламент абсолютным большинством одобрил предложенную реформу, однако квалифицированного большинства ее сторонникам добиться не удалось. Поэтому был поставлен вопрос о проведении всенародного голосования3. В августе Верховный кассационный суд Италии вынес решение о возможности проведения общенационального референдума по этому поводу4.

Референдум, основным вопросом которого стало утверждение законопроекта об изменении Конституции, был назначен в Италии на 4 декабря 2016 года. По итогам этого изменения в политической жизни страны предполагались значительные перемены. Самым главным должно было стать введение нового порядка формирования Сената Республики, сокращение его численности и полномочий. Верхняя палата Парламента сократилась бы в три раза (с 315 до 100 членов), а ее функции фактически свелись бы к утверждениям принятых нижней палатой решений при сохранении влияния в вопросах изменения Конституции. Сенат стал бы органом представительства областей Италии, состоящим из 74 областных советников, 21 мэра и пяти назначаемых президентом на семилетний срок членов.

Таким образом, законодательная власть полностью переходила бы к Палате депутатов, а Сенат приобретал скорее консультативную, нежели законодательную функцию. Кроме того, предполагалось изъятие части полномочий у регионов страны (вопросы энергетики, гражданской обороны, стратегической инфраструктуры), а по запросу правительства некоторые законы, входящие в компетенцию региональных властей, также могли быть переданы на утверждение Палаты депутатов (с оговоркой - «когда этого требует защита юридического и экономического единства Республики или ее национальных интересов»)5. В случае успеха на референдуме данный законопроект стал бы наиболее масштабной трансформацией государственного строя с момента упразднения монархии в Италии в 1946 году.

По мнению правительства, подобная конституционная реформа должна была способствовать политической стабильности в стране, облегчить и ускорить процесс принятия важных решений, что в перспективе благоприятно сказалось бы на состоянии экономики и банковского сектора.

Согласно итальянскому законодательству, члены верхней и нижней палат Парламента избираются одновременно на одинаковый срок (пять лет), а функции палат фактически дублируются: вотум доверия правительству и утверждение законопроектов должны пройти одинаковую процедуру утверждения в Палате депутатов и Сенате Республики, что в значительной мере затрудняет политический процесс в стране. В краткосрочной перспективе принятие реформы давало широкие полномочия действующему кабинету и закладывало возможность облегчения процедуры принятия важнейших политических решений. А в более широком аспекте открывало возможность концентрации ключевых рычагов государственного управления в руках правительства и партии власти6.

Со стороны оппозиции подобные изменения подвергались критике как несоответствующие демократическим принципам. Так, бывший премьер-министр и лидер партии «Вперед, Италия» Сильвио Берлускони заявил: «Реформа ведет к тому, что власть концентрируется в руках одного человека и одной партии. Стать хозяином одной единственной палаты может меньшинство»7. Партия «Лига Севера» также резко выступила против принятия законопроекта и начала кампанию «Скажи «нет» в преддверии референдума, распространившуюся в итоге на всю оппозицию.

На ежегодном митинге партии в сентябре 2016 года один из региональных лидеров, Паоло Гримолди, заявил: «Мы должны проголосовать «против». Если эта поправка пройдет, ее результат разрушит все органы местного самоуправления не только в северных регионах и провинциях, но и отнимет власть у мэров и губернаторов. Останутся лишь должности, лишенные власти и без ресурсов, чтобы самостоятельно помочь гражданам. Кто будет помогать инвалидам, асфальтировать дороги, заниматься инфраструктурой, школами? Так что голосуйте «против», если хотите быть хозяевами на собственной земле»8.

С острой критикой выступило и «Движение пяти звезд», традиционно находящееся на позициях жесткого евроскептицизма. Против предложенной реформы высказались и такие заметные фигуры итальянской политики, как бывшие премьер-министры Массимо Д'Алема и Марио Монти, а также малое крыло самой Демократической партии.

Вынесенный на голосование законопроект подвергся широкой критике со стороны ряда представителей общественности и экспертного сообщества. Так, политолог, политик, профессор «Болонского центра» Джанфранко Паскуино заявил, что «реформа… не заработает и лишь приведет к появлению целого ряда конфликтов», а сам текст плохо написан9. 24 апреля 2016 года группа из 56 ученых-юристов опубликовала документ под названием «Appello dei costituzionalisti» («Призыв Конституционных ученых»), содержащий глубокий критический анализ предлагаемой реформы. Среди ключевых моментов, подвергшихся осуждению, выделяются следующие: реформа не получила одобрения широкого спектра политических сил в Парламенте, а была инициирована и проведена исключительно правительственной коалицией; предполагаемые преобразования Сената грозят обернуться неадекватным отражением интересов регионов; отсутствие эффективного взаимодействия центральной власти и периферии остается незатронутым преобразованиями; осуществление законодательных процедур по новой системе несет в себе риски неопределенности и конфликтов; реформа оказывается направленной на снижение уровня демократического представительства. Кроме того, в документе подчеркивается неоднородность текста, выносимого на голосование, при котором избиратели фактически могут отвечать только на одну его часть, при этом желая дать иной ответ на другую10.

Однако в мае 2016 года появился документ, подписанный более чем двумя сотнями ученых-юристов и преподавателей различных дисциплин, который защищал законопроект. В тексте документа особо подчеркивалось, что консенсус по проведению изменений Основного закона был достигнут впервые за долгое время и объединил более половины представителей обеих палат Парламента (показатель, явно не заслуживающий особого энтузиазма), а сам текст законопроекта не извращает статьи Конституции, а отражает преемственность многолетней работы по реформированию неэффективных механизмов государственного управления. Важное значение в документе придается усиливающейся по итогам преобразований системе гарантий и возрождению институтов прямой демократии11. Поддержка инициативы Ренци была оказана и со стороны трансатлантических партнеров: политика, проводимая итальянским премьер-министром, удостоилась похвалы американского госсекретаря и посла США в Италии12.

Важно подчеркнуть, что огромное значение реформа Сената приобретала в свете остро стоящей для Италии проблемы коррупции: среди прочих преференций трансформация верхней палаты Парламента предполагала ослабление разветвленных и прочных клиентарных связей, характерных для политического истеблишмента страны. Наряду с этим, очевидным стало бы неизбежное падение влияния традиционной национальной элиты Республики и регионального лобби, что также было одной из целей Ренци при вынесении законопроекта на голосование.

«Нет» конституционной реформе - «нет» Европе?

Экономический фон и региональная диспропорция

Итоги референдума - 40,88% - «за» и 59,12% - «против» при явке 65,47% (соотношение граждан, постоянно проживающих на территории Италии, еще показательнее: 40,04% - «за» и 59,95% - «против»)13 продемонстрировали нежелание итальянцев поддержать инициативу правительства Ренци и подтвердили традиционный консерватизм итальянского общества.

Очевидно, что частично «нет» на референдуме относится непосредственно к курсу правительства и лично фигуре Маттео Ренци, подвергавшегося серьезной критике в последнее время. Несомненной ошибкой бывшего итальянского премьер-министра при подготовке референдума стала именно чрезмерная персонификация: в значительной мере ответ «нет» стал ответом электората самому Ренци и его непопулярному курсу. Однако ключевое значение отрицательный исход голосования имеет в контексте европейского измерения политической жизни Итальянской Республики.

На фоне общего роста недовольства внутриполитическим курсом правительства важным показателем для Италии стало падение доверия к единой Европе. В условиях экономического спада, банковского кризиса, роста проблем, связанных с миграционным наплывом14  и проявившейся нестабильностью Европейского союза как политического объединения, итальянцы особенно критично относятся к европейской линии внешней политики. Маттео Ренци на посту премьер-министра был ярким олицетворением политики Евросоюза, и отрицательный итог референдума стал проявлением недовольства итальянцев этой линией. Фактически итальянцы высказались против расширения и углубления евроинтеграции, осуществляемой в ущерб национальным интересам.

Сегодняшний экономический кризис имеет глубинные истоки: Италия как единое государство сформировалась лишь в конце XIX века, причем данный процесс происходил под контролем и при непосредственном участии политических и аристократических элит. А региональные различия в стране, осложнявшие развитие экономических процессов, сохраняются и по сей день.

Высокая степень элитарного влияния, замкнутости политической касты и рост коррупции в ее среде проявились в итальянской политике на всех этапах существования единого государства, что неизменно вело к падению доверия избирателей в отношении властных структур.

«Новые» политические партии, сформировавшиеся в 90-х годах XX века, внесли позитивную тенденцию в картину политической жизни страны, однако за истекший период успели потерять популярность. В значительной степени этим объясняются резкие скачки популярности таких фигур, как создатель «Движения пяти звезд» Беппе Грилло. Вообще, любое новое лицо в итальянской политике воспринимается с огромным энтузиазмом. В то же время быстро наступает и разочарование политиками, неспособными внести существенные изменения в жизнь страны. На фоне этого конституционная реформа способна была удовлетворить чаяния итальянского электората, но отрицательную роль здесь сыграли несколько значительных факторов. Среди них, помимо экономической ситуации и падения уровня доверия к правительству и его «европейскому» курсу, можно выделить очевидную «половинчатость» предлагаемых мер по оздоровлению политического климата в стране.

Важно отметить, что экономические сложности Италии в общественном сознании напрямую связываются с Европой. Третья по величине экономика еврозоны традиционно имеет проблемы в сфере конкурентоспособности товаров и услуг из-за их высокой стоимости. Кроме того, экономический коллапс усугублялся на протяжении последних лет из-за преобладания средних и малых предприятий в экономике страны и специализации на товарах, активно вытесняемых китайскими производителями15. И если ранее Италия могла поддерживать конкурентоспособный уровень, прибегая к такой мере, как девальвация лиры, которая делала экспорт дешевле, то после вступления в еврозону ситуация изменилась.

Сложности в итальянской экономике, однако, вызваны в первую очередь колоссальными государственными долгами, невысоким экономическим ростом и отсутствием доверия бизнес-акторов к политике и представителям власти. Проблемы усугубляются высоким уровнем межрегиональных различий (доход на душу населения на Севере страны - 130% от среднеевропейского, на Юге - 60%), безработицы (39% среди населения от 18 до 35 лет) и низкой степенью доверия инвесторов.

Несомненно, важным моментом стал тот факт, что кризис оказал непропорциональное влияние на итальянские регионы: если на Севере ВВП с 2007 по 2013 год упал на 6,7%, то на Юге этот показатель составил 13,6%16. Данный фактор способствовал резкому политическому размежеванию и росту поддержки регионалистских политических партий и движений17, склонных к критике Европейского союза.

Летом 2016 года стало очевидным, что наметившийся банковский кризис в Италии угрожает всему Евросоюзу. Проблемы банковского сектора могут подтолкнуть страну к глубокой рецессии18. По мнению французского экономиста и политика Жака Аттали, «итальянские проблемы известны давно: огромный государственный долг, народ в ярости и угрожает правительству, а банки на грани банкротства, поскольку в течение длительного времени заемщики не выплачивают свои кредиты. Давно следовало бы государству сократить свои расходы, банкам не выдавать больше кредиты с такой легкостью, а политическому классу говорить правду. Но этого не произошло. И теперь, когда соглашение о банковском союзе запрещает в принципе государству финансировать свои банки, многие из итальянских вкладчиков, которые вложили деньги в облигации от своих банков, пострадают.

Мы ясно видим худший из сценариев, который сейчас разворачивается прямо перед нами: чтобы предотвратить массовое изъятие итальянцами своих денег из банков, правительство, в нарушение правил ЕС, будет занимать 40 млрд. евро у Европейского центрального банка, чтобы финансировать свои собственные банки. Германия не будет соглашаться с этим финансовым безумием, и тогда едва созданный банковский союз взорвется, а евро не устоит… Это отнюдь не маловероятный сценарий… Это станет еще одним звеном в цепи катастроф, [для ЕС] и тем более вероятным, что мы не сможем рассчитывать на лондонское Сити»19.

После провала референдума экспертами активно обсуждается возможность брекзита по-итальянски. Но если Великобритания традиционно находилась на особом положении в Евросоюзе, то Италия - одна из стран - основательниц ЕС, неизменный участник всех евроинтеграционных процессов с момента их зарождения. Экономика Итальянской Республики намного более интегрирована в общеевропейские структуры, а изменения в политической картине страны 90-х годов XX века, сформировавшие современный облик государства, в значительной мере являются ответом именно на события внешнеполитического измерения. Среди них европейское направление стало для Италии ключевым, что, несомненно, есть показатель повышенного взаимовлияния национальных и европейских процессов20.

Падение курса европейской валюты после оглашения итогов итальянского референдума наглядно демонстрирует высокую степень зависимости европейской экономики от политических процессов в национальных государствах. На данном этапе даже разговоры о возможности проведения референдума по выходу Италии из еврозоны или из самого Европейского союза могут оказать негативное влияние на и без того нестабильную ситуацию внутри ЕС - гораздо более ощутимое, чем даже брекзит21.

Еще одним дестабилизирующим фактором для единой Европы стал все более заметно оформляющийся после итальянского референдума раскол между Югом и Севером ЕС. На фоне экономического и политического кризисов подобный показатель может сыграть особенно отрицательную роль в плане усугубления кризиса социального. Демонстрация очередного несоответствия представителя Южной Европы общеевропейским «стандартам» ведет к ослаблению интеграции стран - членов Евросоюза. Наиболее остро сегодня «итальянская проблема» стоит для ЕС и в свете усиления миграционного кризиса22, и проблем, связанных с угрозой международного терроризма.

Политическая нестабильность обостряется

Традиционная для всего периода существования Республики в Италии нестабильность правительств вновь дала о себе знать: 7 декабря 2016 года премьер-министр Маттео Ренци подал в отставку. 
В стране было сформировано правительство во главе с Паоло Джентилони - уже 64-е послевоенное правительство Италии. При этом, начиная с первых же дней после подсчета итогов референдума и объявления Ренци об отставке, оппозицией активно выдвигается идея о необходимости проведения новых выборов и формирования кабинета, отвечающего национальным требованиям.

После решения Президента Итальянской Республики Серджо Маттареллы о назначении новым главой правительства Джентилони лидер партии «Лига Севера» Маттео Сальвинии прямо заявил о том, что «Демократическая партия, Маттарелла и Наполитано создают четвертого премьер-министра, за которого никто не голосовал, - неудачную и ненужную копию Ренци»23.

По мнению оппозиции, формирование нового правительства без проведения выборов означает, что у власти остаются «те же люди». Действительно новый кабинет фактически полностью копирует предыдущий, что, очевидно, позволяет говорить о сохранении правительственного курса практически в полном объеме. Однако основными задачами сформированного правительства, несомненно, становятся подготовка нового избирательного закона и оздоровление итальянской экономики. Так, уже 21 декабря 2016 года Парламент Италии одобрил план правительства по докапитализации банков, испытывающих трудности24.

Новый кабинет был сформирован по итогам консультаций Президента Республики с ключевыми политическими партиями. Именно Серджо Маттарелла фактически определил на данном этапе судьбу страны, исключив проведение внеочередных парламентских выборов. В связи с этим отметим, что роль президента в последние годы неуклонно растет. Если еще совсем недавно глава государства не играл большой роли в политическом процессе Итальянской Республики, то с течением времени фигура президента становится все более заметной. Высокий личный авторитет Джорджо Наполитано (Президента Италии с 2006 по 2015 г.) оказывал существенное влияние на политический климат страны в условиях очередного всплеска политической нестабильности, и его преемник также начинает играть все более заметную роль. Важно, однако, подчеркнуть, что положительная точка зрения Наполитано, высоко ценимая в Италии, на реформы Маттео Ренци не оказала значительного влияния на итоги голосования на референдуме. Таким образом, все более очевидным становится отторжение электоратом традиционной политической элиты.

Сегодняшняя позиция Серджо Маттареллы в контексте угрозы очередного парламентского кризиса представляется наиболее приемлемой: проведение досрочных выборов в Парламент в условиях сохраняющегося роста поддержки евроскептического «Движения пяти звезд» могло завершиться очередным всплеском политической нестабильности не только в самой Италии, но и Евросоюзе в целом.

Помимо крупных партий, в Парламенте Италии сегодня представлены более десяти средних и мелких, а в стране еще действует и ряд региональных политических объединений. Подобная дробная политическая система и, более того, большое количество реальных акторов определенно не способствуют систематизации и повышению эффективности процесса принятия решений, особенно на уровне высшего органа законодательной власти.

Курс на централизацию механизмов государственного управления представляется объективным в данных условиях, однако в ситуации, когда в рамках политического процесса нет ярко выраженных лидеров, способных взять на себя ответственность при проведении реформ, коренные изменения Основного закона оказываются преждевременными. Парадоксальным образом выдвижение лидера, способного положительно влиять на ситуацию в стране, следует ожидать лишь при условии некоторой стабилизации политической системы Итальянской Республики и укрепления механизма «маятника власти». В этом случае процесс государственного управления может приобрести черты, присущие более стабильным формам демократии.

q

На данном этапе развития политического процесса в Италии очевидно, что следующие парламентские выборы продемонстрируют изменения в политической жизни страны. Вероятнее всего, успеха сможет добиться стабильно завоевывающее популярность «Движение пяти звезд». «Лига Севера», парадоксальный рост поддержки которой в южных областях является ярким подтверждением нарастания кризиса политической системы25, также способна упрочить свои позиции.

Однако проводить параллели с ситуацией во Франции в отношении Италии в общем неправомерно: даже в условиях тотального политического разочарования электората в стране не сложилось условий для значительного роста поддержки крайне правого популизма. Опасности «испанского» сценария развития событий, при котором государство может остаться без правительства, в данный момент также практически нет. Для Италии характерна более высокая склонность политических партий к союзам и объединениям, в том числе предварительным, по итогам которых страну может ожидать коалиционное правительство. Наиболее вероятным сценарием развития событий является победа демократов. Степень поддержки электората при этом напрямую зависит от тех мер, в первую очередь в сфере оздоровления национальной экономики, которые правительство Джентилони успеет реализовать или хотя бы наметить.

Очевидно, что нынешний кабинет, как и правительство, которое будет сформировано по итогам следующий парламентских выборов, отложит проведение конституционных реформ и радикальных изменений в политической структуре Итальянской Республики в ближайшее время ожидать не стоит. Тем не менее их явная необходимость подтолкнет будущих лидеров политического процесса к пересмотру избранной тактики проведения реформ и возможности корректировки изъянов политической системы путем комплексных преобразований в различных сферах, прежде всего экономической. Значительным фактором, и в ближайшее время можно ожидать только рост его влияния, остается общеевропейский климат, к которому Италия особенно чувствительна в свете обострения традиционно «итальянских» проблем в рамках единой Европы: миграционного вопроса, экономического кризиса, усиления евроскептицизма в риторике акторов политического процесса.

Говорить об «успехе» или «неуспехе» по итогам прошедшего референдума в Италии достаточно сложно. В случае положительного ответа граждан, конституционная реформа вполне способна была оказать стабилизирующее влияние на излишне подвижную политическую систему Итальянской Республики. Однако в перспективе подобные коренные изменения в условиях непопулярных правительственных мер могли привести к росту поддержки правых партий и движений и оказать обратный эффект - фрагментировать и дестабилизировать политический спектр и тем самым повергнуть страну в очередной правительственный кризис, а хрупкую итальянскую экономику - в дальнейшую рецессию.

Тем не менее референдум 2016 года в Италии, при условии поддержки населением законодательного оформления изменений Основного закона, мог стать отправной точкой «Третьей республики», о которой так мечтает уже не первое поколение итальянцев, - более стабильной и надежной. События политической жизни страны, однако, по-прежнему развиваются по своему собственному, «особому» пути. И как эти события, способные изменить облик всего Европейского союза, будут развиваться в дальнейшем, пока не ясно.

 

 1Гаврилова С.М. Политическая история современной Италии (1945-2011 гг.) в трудах российских ученых / Отв. ред. М.Ц.Арзаканян. М.: ИВИ РАН, 2013. С. 127.

 2Гаврилова С.М. Современная политическая ситуация в Италии: взгляд из России // Международная жизнь. 2011. №8. С. 152.

 3Riforma del Senato: si delinea uno scontro tra due idee di Italia // http://www.corriere.it/politica/16_aprile_13/riforma-senato-si-delinea-scontro-due-idee-italia-24a17bfc-00ed-11e6-8701-d21ef4c79bc6.shtml (дата обращения: 11.01.2017).

 4Referendum costituzionale, la Cassazione decide in anticipo / Corriere della sera. // http://www.corriere.it/politica/16_agosto_06/referendum-costituzionale-cassazione-decide-anticipo-0833c6b4-5c87-11e6-bfed-33aa6b5e1635.shtml (дата обращения: 11.01.2017).

 5Scheda / La nuova Costituzione e il nuovo Senato (versione solo testo) // http://www.repubblica.it/politica/2015/10/13/news/scheda_riforma_costituzione_senato_ddl_boschi_solo_testo-124904893/ (дата обращения: 9.01.2017).

 6The Italian Constitutional Reform: How Renzi is Putting Liberal Democracy at Risk. A Critical Liberal Analysis // http://www.libertaegiustizia.it/2016/09/20/the-italian-constitutional-reform-how-renzi-is-putting-liberal-democracy-at-risk-a-critical-liberal-analysis/

 7Сильвио Берлускони дал первое интервью после операции // http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3715905 (дата обращения: 12.01.2017).

 8Цит. по: Референдум в Италии: угроза демократии или шанс избавиться от правительства Ренци? // http://ru.lombardiarussia.org/index.php/component/content/article/57-categoria-home-/282-2016-09-22-10-18-41 (дата обращения: 12.01.2017).

 9Tag Archives: Riforme // https://gianfrancopasquino.wordpress.com/tag/riforme/ (дата обращения: 12.01.2017).

10Sulla Riforma Costituzionale // http://www.libertaegiustizia.it/2016/04/24/sulla-riforma-costituzionale/ (дата обращения: 12.01.2017).

11Le ragioni del Sì // http://media2.corriere.it/corriere/pdf/2016/Le_ragioni_del_Si.pdf (дата обращения: 12.01.2017).

12Renzi in Usa // http://www.repubblica.it/esteri/2016/09/20/news/kerry_consegna_premio_a_renzi_italia_va_nella_giusta_direzione_-148133531/ (дата обращения: 12.01.2017).

13Referendum 2016 / Ministero dell’Interno // http://elezioni.interno.it/referendum/scrutini/20161204/FX01000.htm (дата обращения: 12.12.2016).

14Зверева Т.В. Миграционный кризис: «тихий развал» Евросоюза или новый этап в развитии интеграции? // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2015. №4 (6). С. 109.

15Бажанов Е.П.Бажанова Н.Е. Диалог и столкновение цивилизаций. М.: Весь мир, 2013. С. 127.

16Цит. по: Овакимян М.С. Неустойчивый рост итальянской экономики и перспективы развития // Италия: от Второй Республики к Третьей? Доклады Института Европы №316. М., 2015. С. 18.

17Гаврилова С.М. Россия и Италия сегодня: положительный опыт сотрудничества // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2015. №4 (6). С. 134.

18См.: Современный мир и геополитика / Отв. ред. М.А.Неймарк. М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2015.

19Après l’Euro, l’Euro // http://blogs.lexpress.fr/attali/2016/07/11/apres-leuro-leuro/

20Гаврилова С.М. Российские ученые о внешней политике Италии на рубеже XX-XXI вв. // Электронный научно-образовательный журнал «История». 2012. №1(9). С. 18-19.

21Подробнее см.: Россия и современный мир / Отв. ред. М.А.Неймарк. М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2016.

22Закаурцева Т.А.Гаврилова С.М. Культурно-социальная интеграция мигрантов в Европейском союзе // Международная жизнь. 2016. №8. С. 112.

23Gentiloni, Salvini: «Fotocopia sfigata di Renzi». Meloni cita Il Gattopardo // http://www.ilgiornale.it/news/politica/salvini-gentiloni-fotocopia-sfigata-renzi-1341148.html (дата обращения: 12.01.2017).

24Италия: Парламент одобрил план спасения банков // http://ru.euronews.com/2016/12/21/italy-moves-ahead-with-20-billion-euro-bank-rescue-plan (дата обращения: 12.01.2017).

25Гаврилова С.М. Российско-итальянские отношения на рубеже XX-XXI веков // Новая и новейшая история. 2017. №1. С. 214.

Ключевые слова: Италия

Версия для печати