Советские памятники в Польше и государственный вандализм

23:57 10.09.2017 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Варварский снос мавзолея на месте братской могилы солдат Красной армии в польском городе Тшчанки ещё более актуализирует вопрос: возможно ли искреннее историческое примирение Польши и России? (1).  

Для танго нужны двое, а Польша примиряться не хочет. И не потому, что Россия нанесла ей какой-то особенно непоправимый ущерб. Германия нанесла Польше куда больший урон, но Польша при всем её антигерманском настрое, сотрудничает с Берлином в культуре, экономике, политике и военной промышленности.

Шведская оккупация 1655-1660 гг. до сих пор в польской историографии именуется Шведским потопом или Кровавым потопом, настолько колоссален нанесённый шведами ущерб. Но Варшава и Стокгольм сейчас - союзники, антишведскими настроениями поляки не страдают.

Русофобия польских политических элит в качестве идеологической константы  – необходимое условие присутствия Польши в диалоге европейских «тяжеловесов» с Россией и США. Без русофобии нужда в Польше как в собеседнике отпадает. Россия и США будут говорить с Германией, Францией, Италией, но не с Польшей. Лишь играя на противоречиях европейских держав, Польша добивается себе места в их компании.

Подчеркивая свою принадлежность к западной цивилизации, Польша не может доводить свойственный ей антигерманизм до уровня свойственной ей русофобии. Польский антигерманизм частичен, польская русофобия пытается быть тотальной.

Польша намерено провоцирует Россию на скандал потому, что скандалы напоминают окружающим о существовании Польши, мобилизуют население на почве русофобии, программируя его на следующие скандалы, и так бесконечно.  Что могла бы сделать Россия?

Во-первых, придать вопросу о развязанной в Польше войне с советскими памятниками  международный формат, обсуждать  его в международных организациях и требовать реакции ведущих держав. Россия уже это делает.

Во-вторых, быть более активной в польскоязычном информационном сегменте. Российская сторона недостаточно полно освещает щекотливые страницы польской истории и политики, ставящие под сомнение жертвенный образ Польши (соучастие в жестокой оккупации Испании в эпоху наполеоновских войн (2), соучастие польских легионов Пилсудского в преступлениях австро-венгерской военщины в годы Первой мировой, раздел Чехословакии 1938 г. совместно с Третьим рейхом, бесполезная обречённость Варшавского восстания 1944 г., преступления антикоммунистического бандподполья 1944-1960 гг., поддержка протеррористической политики США на Ближнем Востоке и равнодушие к судьбе сирийских католиков и т.д.).

Варшава спекулирует на этой жертвенности, оправдывая ею уничтожения памятников и т.п. проявления государственного вандализма.

Во-третьих, российская сторона должна напоминать полякам о светлых страницах российско-польской истории, намеренно игнорируемых провластными польскими историками (польские добровольцы в русской армии в Первую мировую, боевое братство Красной армии и Армии Людовой в годы Второй мировой, советско-польские исследования космоса и т.д.). Старшее поколение поляков уходит, младшее уже не знает, какой на самом деле была история отношений России и Польши.

Освещение и обсуждение этих нюансов польской истории должно вестись на польском языке, с привлечением польских источников. Недостаток польскоязычных российских информационных ресурсов – факт, неоднократно упоминаемый экспертами.

Из-за этого Россия не участвует в непосредственном обсуждении исторических событий с польской аудиторией, работая «вторым номером», по факту уже сказанного. Первой сказать всегда успевает Польша, Россия не участвует в формировании информационной повестки дня, довольствуясь навязанным ей выбором. От такой пассивности нужно отказываться.

В-четвёртых, пришло время поставить под сомнение антифашистский характер польской государственной идеологии. Польша поддерживает националистический режим Порошенко, не чуждый неонацистских симпатий, организует курсы реабилитации для раненых боевиков украинских неонацистских батальонов, крушит памятники советским воинам – победителям.

Такие действия заставляют усомниться в том, что антифашизм Варшавы – искренний, а не показной.

В-пятых, необходимо обращать внимание польские диаспоральные организации. К сожалению, Варшава своих соотечественников в России пытается использовать втёмную, навязывая им искажённое видение польско-российских отношений, оправдывающее не только снос советских памятников, но любые антироссийские инициативы Варшавы. Польская дипломатия таким образом надеется сформировать из российских поляков некое подобие внесистемной оппозиции, всегда и во всем враждебной российским властям.

С похожей проблемой сталкивается Белоруссия, вынужденная пойти на учреждение своего, лояльного Минску Союза поляков Беларуси, не имея возможности вести конструктивный диалог с лояльным Варшаве Союзом поляков Беларуси.

 

1)    https://m.youtube.com/watch?v=KFFMK8XUZrQ

2)    https://zapadrus.su/slavm/ispubsm/1397-emiliya-plyater-protiv-augustiny-aragonskoj.html

Ключевые слова: Россия Польша вандализм советские памятники

Версия для печати