Ракетный ответ Ирана на американские санкции

14:44 06.09.2017 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


Ракетно-ядерные игрища Северной Кореи в последние недели несколько затмили не менее яркие события, связанные с ракетным бумом в Исламской Республике Иран (ИРИ).

2 августа президент США Трамп подписал одобренный ранее Конгрессом закон о введении, в том числе и против Ирана, санкций, в частности, в наказание за бурно развивающуюся ракетную программу.

Ответ Ирана на новые американские санкции был молниеносным. Меджлис ИРИ тут же увеличил ассигнования на развитие ракетной программы с $300млн.  до $520 млн.

Каково нынешнее состояние ракетной программы, как это связано с ядерной программой, кому угрожают иранские ракеты и как ракетная программа влияет на политические процессы вокруг ИРИ?

Ракетная программа Ирана на прочном фундаменте ирано-северокорейского и ирано-китайского сотрудничества развивается быстрыми темпами уже более трех десятилетий. Импульсом к ускорению ракетных разработок послужила ирано-иракская война 1980 - 88 годов. Именно тогда Тегеран закупил в Ливии, Северной Корее и Сирии несколько десятков ракет Р-17 (по классификации НАТО - Scud-В) и P-17M (по натовской классификации - Scud-С) советской разработки, которые после доработок получили в ИРИ наименования «Шахаб-1» и «Шахаб-2» - соответственно. Это были ракеты малой дальности полета – до 1000 км. Здесь надо упомянуть, что по международной классификации ракеты подразделяются на ракеты малой дальности, средней (от 1000 до 5500 км) и большой дальности (свыше 5500 км – то есть межконтинентальные ракеты).

За прошедшие годы Иран сформировал мощную ракетостроительную инфраструктуру, объединяющую семь крупных научно-производственных центров и около двух десятков производств, прямо или косвенно осуществляющих ракетную программу ИРИ. Причем эта отрасль находятся под контролем Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

Важным моментом, свидетельствующим об особой роли КСИР в системе военной промышленности и вооруженных сил ИРИ, служит тот факт, что ракетостроение и главная ударная сила Ирана – ракетные войска — долгое время входили в состав КСИР. Однако сейчас их статус повысили. Теперь ракетные войска подчиняются непосредственно Верховному главнокомандующему (ВГК), то есть – Духовному лидеру Исламской Республики Иран.

Приоритетность ракетной программы ИРИ позволила иранским специалистам в исторически короткие сроки поставить в войска самую разнообразную ракетную технику.

Иран закупил, модернизировал и разработал многочисленные серии различных модификаций ракет малой дальности, то есть тактических и оперативно-тактических ракет. Это тактические ракеты - китайская WS-1 и «Фаджр-5», созданные иранцами на базе северокорейских аналогов. Дальность этих ракет 70 – 80 км.

Оперативно-тактические ракеты на территории ИРИ появились в конце 1980-х гг. Тогда Тегеран закупил от 170 до 200 китайских двухступенчатых ракет CSS-8 c дальностью стрельбы до 150 км. Её иранская версия получила название «Тондар».

В 1990-е гг. иранцы приступили к разработке оперативно-тактической ракеты «Фатех-110». Модернизированная версия этой ракеты получила название «Фатех-110А» с дальностью – 200 км.

Иран при помощи китайских специалистов создал собственную твердотопливную оперативно-тактическую ракету «Зельзал-2» дальностью полета до 300 км. Некоторые эксперты полагают, что ливанская группировка «Хезболла» имеет 15 пусковых установок «Зельзал-2».

Однако упор в Иране делался на создание баллистических ракет, способных поражать цели на больших расстояниях.

На основе семейства «Шахаб» с помощью северокорейских технологий удалось создать «Шахаб-3» дальностью до 1700 км. От нее «отпочковалась» новая серия – «Гадр», представляющая три ее модификации: одноступенчатая «Гадр-101» с дальностью полёта до 800 километров; двухступенчатые «Гадр-110» - 2000-2500 километров и «Гадр-110A» - до 3000 километров.

Тегеран планировал также разработку баллистических ракет семейства «Шахаб» с дальностью стрельбы до 5-6 тыс. км. Однако, по мнению специалистов, иранские возможности развития ракет в этом направлении в значительной степени исчерпаны. Это, конечно, не исключает факта создания иранцами многоступенчатых жидкостных ракет. Так, Иран может приспособить к решению военных задач ракеты-носители, выводящие на орбиту спутники. Например, ракету «Сафир-2». Кроме того, опыт создания ракеты-носителя «Симорг», позволяющей вывести на низкую околоземную орбиту полезный груз до 100 кг, показал, что иранские специалисты способны использовать в качестве первой ступени связку из четырех северокорейских ракетных двигателей типа «Нодон», а роль второй ступени сыграет ракета «Гадр». В этом случае дальность доставки головной части весом в 1 тонну составит 5 тыс. км.

Но всё же более вероятно, что в настоящее время основные ресурсы сконцентрированы на совершенствовании твердотопливных ракет. А научный задел, полученный при разработке жидкостных ракет, находит свое применение в космической сфере.

Первое время иранские специалисты, используя китайский опыт и технологии, приобретали практику создания твердотопливных ракет на примере ракет малой дальности. И добились успеха. В 2009 году была испытана двухступенчатая твердотопливная ракета «Саджиль». Дальность стрельбы этой ракеты составляет 2,2 тыс. км, а при уменьшении веса головной части до 500 кг - до 3 тыс. км.

Становится все более очевидной тенденция перехода в военной сфере ИРИ от производства жидкостных ракет к твердотопливным, что существенно повышает их боеготовность.

В целом, иранцы добились значительных успехов в ракетной сфере. Ими создана целая линейка (свыше 20) ракет различного класса. Все они мобильны и прекрасно адаптированы для действий в самых различных регионах страны. Для них подготовлены заглубленные базы для хранения, обслуживания и несения дежурства, они тщательно замаскированы и защищаются эшелонированной противовоздушной обороной. Ракетный потенциал ИРИ представляет серьезную угрозу для потенциальных противников и оппонентов ИРИ. И это их, несомненно, беспокоит. Тем более, сейчас особую опасность представляет ракетный альянс Ирана и Северной Кореи, которая демонстрирует высокие темпы развития своих ракетных технологий. Тесное ирано-северокорейское сотрудничество в этой сфере способно обеспечить выполнение Ираном своих самых дерзновенных и амбициозных планов ракетостроения.

После заключения «ядерного соглашения» и принятия СБ ООН Резолюции 2231 иранская ракетная деятельность стала причиной обвинений со стороны американцев в нарушении этих документов.

Однако объективно говоря, нарушений со стороны Ирана не было. Как всем известно, СВПД вообще не содержит упоминаний о запрете на ракетные испытания, а в Резолюции 2231 отмечен лишь призыв к Ирану воздержаться от ракетной деятельности.

Поэтому всё же прямых обвинений Ирана в связи с его ракетной программой нет – говорится лишь о «нарушении духа соглашения», как неоднократно заявляли в Белом доме. Хотя это «нарушение духа» вылилось во вполне материальное наказание - введение американцами санкций.

Всё же справедливости ради следует заметить, несмотря на то, что иранская ракетная программа не нарушает международных юридических норм, наращивание ракетного потенциала в таком взрывоопасном регионе как Ближний Восток, не способствует региональной, да и глобальной стабильности.

Уже сегодня иранские ракеты дают возможность военно-политическому руководству ИРИ держать под контролем регион Ближнего и Среднего Востока, включая Израиль, а также страны Центральной Азии. Иранские ракетные войска несут определенную угрозу вооруженным силам США и их союзников в Ираке и Афганистане. Более того, они способны контролировать не только военные базы региона, но и его промышленные центры и, прежде всего, объекты  нефте- и газовых разработок и нефтегазовой инфраструктуры в целом.

Потенциал ракетостроения в Иране высок. Свидетельствами этому являются суборбитальные запуски иранских ракет и, возможно, вывод на околоземную орбиту малоразмерных объектов – макетов ИСЗ. Вполне вероятно, что при таких темпах работ в области ракетных НИОКР Иран в ближайшие пять-десять лет сможет стать обладателем сначала баллистических ракет средней дальности по своим возможностям приближающихся с МБР, а затем и межконтинентальных баллистических ракет.

Тем более баллистические ракеты средней дальности – это, прежде всего, носители оружия массового поражения. Боевое применение подобных ракет в обычном снаряжении неэффективно с военной точки зрения и нерентабельно с финансовой, учитывая огромную стоимость подобного оружия.

В этом плане, конечно, ракетная программа Ирана способна вызывать опасения, особенно лет через 10 – 15, когда закончится действие СВПД. Ведь ракеты большой дальности и ядерное оружие – это две стороны медали: они невозможны друг без друга. Однако вопрос о ракетной программе ИРИ подлежит обсуждению и решению только в формате международных переговоров (конечно, с участием Ирана) и с одобрения ООН.

В заключении следует отметить, что ракетная программа поддерживается всеми политическими группировками в ИРИ. Она объединяет подчас самых непримиримых политических противников и наряду с ядерной программой является фактором национальной гордости. В этой связи, прямое грубое давление на Иран из-за его ракетной программы неэффективно и контрпродуктивно. Нужно искать терапевтические средства.

Ключевые слова: США Китай Россия Северная Корея ракетная программа Ирана «ядерное соглашение» резолюция 2231 СБ ООН

Версия для печати