«Испания в миграционной мозаике Европы»

13:10 04.08.2017 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


На днях около 70 иммигрантов-нелегалов из 200 смогли преодолеть в Сеуте (один из испанских анклавов в северной Африке) шестиметровую ограду, обвитую колючей проволокой. Причем, 14 из них, израненных об острую защиту, сразу были отправлены в местный госпиталь. Это уже третье проникновение африканских иммигрантов в этом месте с февраля нынешнего года. Тогда за два дня на этот испанский анклав удалось перебраться 854 нелегалам. За весь же 2016 год в этом же месте было почти 3500 таких попыток проникновения. И хотя их стало меньше, они не прекращаются. Вместе с тем, американские правозащитные организации наподобие Human Rights Watch, обвиняют испанские службы в «плохом обращении с нелегалами». Невероятно, но факт:   

Заместитель директора по Европе и Центральной Азии в Human Rights Watch Джудит Сандерленд заявила:
«Испания нарушает права мигрантов» и подчеркнула, что «нет никаких доказательств того, что это будет сдерживать попытки других» пройти по тому же маршруту…
По данным Международной организации по миграции, 7724 человек, которые достигли берегов Испании в период с 1 января по 23 июля 2017 года. Хотя это число нелегалов не может сравниться с теми 85 150 мигрантов, которые высадились в Италии в течение первых шести месяцев 2017 года.
Напомним, проблема миграции из стран Африки через Средиземное море уже который год стоит в Испании крайне остро. Кроме того, страна обязалась принять за два года еще 17 тысяч беженцев из Сирии и Ирака, которые находятся в лагерях, развернутых на территории Иордании и Италии. Как же Испания решает свои миграционные проблемы в настоящее время? На этот и другие вопросы обозревателя журнала «Международная жизнь» Александра Моисеева отвечает эксперт по миграционным вопросам, кандидат исторических наук (ИЛА РАН), Надежда Кудеярова.

 

- Надежда Юрьевна, какова сегодня, на ваш взгляд, общая ситуация в Испании с иммиграционной проблемой? И как она связана с подобными проблемами в Европе?

 

- Прежде всего, хотела бы отметить, что  нынешний европейский миграционный кризис отчетливо обозначил проблемы взаимодействия стран Евросоюза в поиске решения возникающих многосторонних конфликтов. Роль пограничных стран и уровень ответственности ведущих государств сообщества стали центральной темой споров вокруг методов урегулирования миграционного кризиса. В этой ситуации ярко проявилась позиция стран, ранее имевших опыт управления и адаптации многочисленных миграционных потоков.

В нынешнем XXI веке принципиально изменилось место иберийского королевства в общеевропейской миграционной мозаике. Важную роль сыграла трансформация миграционной модели Испании. Изменение вектора миграционной динамики, ярко обозначившееся в начале XXI в., не было одномоментным. Изменения постепенно нарастали на протяжении 1980-1990 гг. и вылились в миграционный бум 2000-х гг. Это способствовало переходу страны в категорию стабильного реципиента мигрантов. Массовая миграция начала 2000-х спровоцировала длительный период миграционной турбулентности. В этом процессе можно выделить два важных этапа: период быстрого роста миграционного притока с пиком в предкризисном 2007 г. и последующее десятилетие колебаний показателей притока и оттока мигрантов.

Важной особенностью нового состояния миграционной панорамы Испании стало значительное увеличение латиноамериканской составляющей в структуре населения иностранного происхождения. Сопоставление данных о современной структуре и существовавшей до миграционного бума позволяет отчетливо увидеть, что именно мощный латиноамериканский поток привел к радикальному изменению миграционного состава. Если в 1996-м году на латиноамериканцев в Испании приходилось 22% населения иностранного происхождения, то в 2016-м уже – 37%.

Важно отметить, что значительный количественный рост присутствовал во всех основных группах по странам происхождения, но наибольший темп роста количественных показателей продемонстрировала именно латиноамериканская группа. Это привело к серьезному перераспределению долей в композиции миграционного населения страны.

Для многих выходцев из стран Латинской Америки выбор в пользу Испании определялся сходным культурным кодом, единством языка, общей религией. Это облегчало адаптацию к жизни в стране и способствовало нейтральному восприятию со стороны испанского общества. Надо отметить, что стремление натурализоваться в Испании наиболее характерно для латиноамериканцев и марокканцев.

 

- Вы могли бы назвать наиболее значимые результаты миграционного потока в Испанию? Что-нибудь изменилось за последние годы?

 

- Прежде всего, следует отметить, что за последнее время Испания превратилась в стабильного реципиента миграции. Важнейшую роль в изменении миграционной модели страны сыграли выходцы из латиноамериканских стран. Они стали основным драйвером количественного роста населения иностранного происхождения. Кроме того, широкий сегмент выходцев из стран Латинской Америки является отличительной чертой миграционного профиля Испании в сравнении с другими странами Европы. На Испанию приходится 55% потока латиноамериканских мигрантов, отправляющихся из Южной Америки на европейский континент. Оставшаяся часть распределяется между остальными странами, главным образом это Франция, Швейцария, Италия, Великобритания и Германия.

Вместе с тем, активный миграционный приток позволил компенсировать негативные демографические тенденции. Показатели так называемой «накопленной миграции» демонстрируют, что число жителей Испании, обитающих за пределами страны в настоящее время значительно уступает числу иноземцев, приехавших на территорию иберийского королевства.

 

- Однако помимо легальной иммиграции в Испании существует острая проблема с нелегальной миграцией. Как её решает Мадрид?

 

- Да, вы абсолютно правы. Массовая миграция, наблюдавшаяся в Испании в начале первого десятилетия XXI века, естественным образом сопровождалась проблемой нелегальной миграции (migración irregular). Это понятие можно трактовать очень широко. Сюда включается и обширный пласт недокументированной миграции. Задача ее регулирования решается в рамках реализации внутренней миграционной политики государства. Также к термину нелегальной миграции относится проблема нелегального проникновения на территорию страны. В испанском случае речь идет о попытках проникновения на территорию страны через морскую границу государства. Однако задача охраны морской границы выходит за рамки ответственности одной страны, поскольку речь идет об охране границ Евросоюза и единого пространства шенгенской зоны.

Общеевропейская позиция состоит в том, что охрана границ, в том числе границ ЕС, – это ответственность конкретной пограничной страны. Испания является страной первичного приема мигрантов, следующих в Европу через Средиземное море, через Гибралтарский пролив. Испанское правительство подчеркивало необходимость координации усилий на общеевропейском уровне при решении проблем контроля за средиземноморскими миграционными потоками.

 

- Логично, ведь эта проблема стала общей для всех стран Средиземноморского региона, не так ли?

 

- На протяжении многих лет сформировались устойчивые маршруты нелегальной миграции, контроль над которыми захватили криминальные группировки. Испания вовлечена в так называемый «Западный» средиземноморский маршрут, на который ориентируются мигранты, прежде всего из Марокко, а также с западного побережья Африканского континента, - из Сенегала, Кот-д’Ивуара, Мавритании, Камеруна и Нигерии. Наиболее чувствительными географическими точками были и остаются Канарские острова, а также испанские анклавы в Африке - Сеута и Мелилья.

Для укрепления пограничного контроля в 2006 году была введена Объединенная система мониторинга границы (Sistema Integrado de Vigilancia Exterior, SIVE). Показала свою эффективность и созданная под патронатом Испании сеть центров наблюдения за морскими границами на территории Марокко, Сенегала, Гвинеи-Бисау, Кабо-Верде и Гамбии в рамках проекта «Seahorse Atlantico». Также действует европейское агентство FRONTEX, которое координирует усилия стран региона.

В первой декаде текущего века важную роль и поддержку в развитии системы пограничного контроля сыграло взаимодействие со структурами Евросоюза. Так, в 2009-2010 годы Испания занимала первое место среди получателей фондов ЕС для регулирования миграций (Fondos de Fronteras y Retorno). В этот период Испания получила 90 млн евро, что составило 18,6% от общего финансирования программы ЕС.

В 2000-е годы основной проблемой Испании было миграция на Канарские острова. Начиная с 2007-го программа по охране внешних границ начала приносить желаемые результаты. Поток нелегальных иммигрантов на Канарские острова существенно сократился. Так, по данным министерства внутренних дел Испании, если в 2006 году была зарегистрирована 31 тысяча попыток нелегального въезда через Канарские острова, то в 2015-м зафиксировали лишь 875 случаев.

Фактическое прекращение миграции через острова Канарского архипелага стало результатом планомерных совместных усилий Испании в кооперации со странами африканского побережья. Успех был достигнут при тесном взаимодействии с основными странами происхождения мигрантов – Мавританией, Сенегалом, Алжиром и в особенности с Марокко. Это вернуло показатели миграционной активности в указанном регионе на уровень середины 1990-х годов.

Можно отметить, что эти многосторонние усилия при участии Евросоюза привели к контролю над Западной частью Средиземноморского маршрута нелегальной миграции.

Опираясь на положительный опыт Испании и некоторых стран Западной Африки в ходе реализации проекта SEAHORSE ATLÁNTICO по борьбе с незаконной миграцией и трансграничной преступностью, в 2013 году  Испания предложила создать региональную сеть SEAHORSE Mediterráneo при поддержке других стран-членов ЕС. Планируется, что проект может начать работу в 2018 году.

 

- Как сказался на Испании сирийский миграционный кризис, начавшийся в 2014-2015 годах?

 

- Сирийский миграционный кризис стал переломным этапом в разработке общеевропейской политики в этой области. В нем же проявились все основные противоречия, назревавшие в общеевропейской миграционной политике. Отсутствие механизмов разрешения противоречия в распределении нагрузки и ответственности между пограничными странами и другими членами Евросоюза стало одной из причин последовавшего миграционного кризиса.

Испания, несмотря на активное участие в регулировании средиземноморской миграции, осталась в стороне от эпицентра. Для иберийского королевства индикатором нараставшего кризиса стала активизации давления в принадлежащих Испании Сеуте и Мелилье. Так, на протяжении десятилетия миграционная активность в этих анклавах находилась в стабильном диапазоне. Значительный рост, отмеченный в 2013- 2015 годы, во многом был следствием сирийского конфликта.

Статус средиземноморской державы требовал от Испании активной вовлеченности в решение широкого спектра региональных проблем. Иберийская страна отмечала необходимость координации усилий на общеевропейском уровне при решении проблем контроля миграционных потоков.

Европейский кризис беженцев поставил страны Евросоюза перед необходимостью пересмотра проводимой политики. Важным шагом стало принятие в 2015 году «Европейской повестки дня по миграции» (Agenda Europea de Migración), в которой были поставлены краткосрочные и долгосрочные задачи миграционной политики ЕС. Так, согласно официальной позиции, Испания участвует в механизмах экстренного перемещения и переселение, выступивших в силу в 2015 г. в рамках «Европейской повестки дня по миграции». В этом контексте страна должна принять 16 тысяч беженцев и переселить 1449 человек из третьих стран.

В период европейского миграционного кризиса Испания столкнулась с резким увеличением числа обращений на получение статуса беженца: если в 2013 г. было подано 4,5 тысячи заявлений, то в 2016 г. уже 15,7 тысяч. Наибольшее число лиц, ищущих международной защиты, было из Сирии, Украины, а в 2016 году –из Венесуэлы.

Обострение миграционного кризиса привело к всплеску запросов на предоставление убежища. Это видно по данным 2014-2015 гг. Однако после стабилизации кризиса беженцев, с одной стороны, а с другой – дестабилизации политической и социально-экономической ситуации в ряде латиноамериканских и африканских стран, увеличилось число запросов из Венесуэлы, Алжира, Колумбии.

Обобщая опыт Испании в решении проблем регулирования миграций на региональном и общеевропейском уровнях, можно сделать некоторые выводы. Так, Испания выработала собственные механизмы реакции на разнонаправленное миграционное давление. Миграционный профиль страны, сложившийся в результате бума первой декады текущего века, значительно отличается от тех, которые преобладают в крупнейших странах Евросоюза. Отличительной чертой стала значительная доля латиноамериканцев.

Испания выработала механизмы контроля своих морских границ. Реализации этой задачи способствовало строительство систем контроля и обмена информацией, а также координация действий с правительствами стран происхождения мигрантов. Участие в проектах общеевропейских структур также внесло вклад в строительство довольно эффективной системы контроля над морскими границами.

Значительная часть миграционных процессов, происходящих в Испании, развивается автономно, однако накопленный ею опыт дает возможность масштабировать формат успешных проектов и активно участвовать в выработке общеевропейской миграционной повестки.

Подводя черту под нашей беседой, отмечу, что в XXI веке иберийское королевство вошло в режим многоуровнего участия в европейских процессах. Регулирование средиземноморских потоков миграций требует от Испании активного участия в политике регионального и общеевропейского уровней. Это даст возможность расширить подходы к реализации миграционной политики, координировать участие в общеевропейской повестке и искать ответы на стоящие перед страной социально-экономические, политические и демографические задачи.

 

- Благодарю вас, Надежда Юрьевна, за интересный разговор!

Ключевые слова: Испания Иммиграция

Версия для печати