Цифровые технологии: инструмент дипломатии или оружие?

16:12 22.07.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: Е. Педанов

На IV Форуме молодых дипломатов Константин Косачев заметил, что, предоставляя широкие возможности для коммуникации, информационные технологии могут быть также оружием в борьбе стран за свои интересы. Он высоко оценил работу США в сфере цифровой дипломатии, признал значительное отставание России и стран СНГ и призвал молодых дипломатов к решительным переменам в этой области.

Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев выступил на четвертом Форуме молодых дипломатов. Темой заседания стали информационные технологии. Константин Косачев отметил, что с эпохой интернета и развития социальных сетей мир перешел в новую фазу. Она отличается от предыдущих тысячелетий тем, что национальные интересы государств реализуются не завоеванием территорий, а достижением контроля над сознанием людей. Он сравнил современную работу дипломатов с театральной труппой: «Она может быть сколь угодно искусной, но, если в зале отсутствует зритель или же он не реагирует, то самые блестящие усилия уходят в песок». Задача дипломата, по его мнению, не только в том, чтобы хорошо работать, отстаивая интересы своей страны, но и в том, чтобы обеспечивать соответствующую реакцию на эту работу, как со стороны дипломатов, так и со стороны общества других стран. Первыми, по словам Константина Косачева, эту задачу увидели США. В 2006 году госсекретарь США Кондолиза Райс сформировала группу цифрового взаимодействия, нацеленную на мониторинг информации и дезинформации о США, транслируемой в социальных сетях. В Великобритании такую работу ведет Бюро цифровой дипломатии МИД и объединенная разведывательная группа по изучению угроз в составе Центра правительственной связи. В Китае в сфере интернета для формирования повестки дня и доминирования в онлайн-беседах, согласно данным, приведенным парламентарием, действует до 300 тысяч человек. Во Франции в 2014 году создан пост координатора по цифровой дипломатии.

Россия, по мнению парламентария, отстает в применении инструментов цифровой дипломатии. Так это проявляется на примере аккаунтов внешнеполитических ведомств в Twitter: у США он появился в 2007 году, у Великобритании – в 2008, а у России лишь в 2011 году. В 2012 году Владимир Путин на совещании послов и постоянных представителей РФ призвал разъяснять позиции России «на разных платформах и с использованием новых технологий». С этого момента в МИД начали вести системную работу в этом направлении. Константин Косачев отметил, что страны-партнеры по СНГ отстают еще сильнее: «По состоянию на два-три года назад цифровая дипломатия не рассматривалась странами Центральной Азии как самостоятельное направление внешнеполитической деятельности». По данным Российского института стратегических исследований (РИСИ), число подписчиков на официальные записи в Twitter Казахстана, Киргизии и Таджикистана вместе не превышало 90 тысяч человек, а по Узбекистану и Туркмении информация и вовсе отсутствовала. Константин Косачев призвал молодых дипломатов к решительным переменам в этой сфере.

Применение технологий в информационной политике, по словам парламентария, начинает приобретать негативный характер: «Вместе с правовыми инструментами появляются и те, которые можно назвать кибероружием». Он привел в пример вирус Stuxnet, который нанес значительный вред ядерной программе Ирана. Кроме того, Константин Косачев отметил негативную тенденцию в отношениях между Россией и США, где, как он утверждает, дезинформация сначала формирует общественное мнение, а затем состояние общественного мнения вынуждает политиков реагировать на него соответственно.  В частности, он упомянул информационную кампанию, которая велась в СМИ во время операции по освобождению Алеппо, дискредитируя действия России. «Под воздействием этой информации американские конгрессмены, начиная в нее верить, блокируют попытки президента Трампа наладить взаимодействие с Россией по Сирии», – выделил ключевую проблему сенатор. Другим случаем он назвал тему российского вмешательства в выборы США, которая, согласно его словам, стала следствием противостояния демократической и республиканской партий. Константин Косачев высказал свою позицию и относительно последнего инцидента в российско-американских отношениях: «Запущенная утка о том, что Россия нарушает обязательства по договору о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) вчера привела к тому, что сенатор Бен Кардин предложил ответные военные меры США». При этом сенатор уверяет, что российская сторона условия договора не нарушает и никаких данных на этот счет у США быть не может.

Новые информационные и коммуникационные технологии, которые появились в современном мире, кроме очевидных преимуществ, по мнению Константина Косачева, создают искушения воздействовать на другие страны. С помощью новых технологий государства могут вмешиваться во внутриполитическую жизнь своих конкурентов, нарушая суверенитет и пытаясь формировать лояльную власть.

Ключевые слова: США Китай Россия СНГ РСМД Центральная Азия Великобритания МИД Дональд Трамп РИСИ Константин Косачев Форум молодых дипломатов Кондолиза Райс Бен Кардин цифровая дипломатия

Версия для печати