Стратегия НАТО на постсоветском пространстве: угрозы для России

16:58 13.07.2017 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг и президент Украины П.Порошенко. Фото:24today.net

Украину посетила с официальным визитом  представительная делегация Североатлантического совета под председательством генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга. Эта поездка  была приурочена к 20-й годовщине подписания в Мадриде 9 июля 1997 года Хартии об особом партнерстве между Украиной и Североатлантическим альянсом.

Руководство Украины активно лоббирует идею вступления в НАТО. Поставлена цель к 2020 году привести сектора безопасности и обороны к стандартам Североатлантического блока.  Населению внушается идея, что членство в альянсе поможет решить проблемы страны. И хотя большинство экспертов полагает, что Киев не сможет претендовать на членство в альянсе в ближайшие два десятилетия, военная экспансия альянса  на Украине уже идет.

Каковы текущие цели и стратегические интересы Североатлантического блока на постсоветском пространстве? На этот вопрос попытались ответить ведущие эксперты и политологи, принявшие участие в круглом столе, состоявшемся в МИА «Россия сегодня».

По словам  члена Комитета Совета Федерации Федерального Собрания России по обороне и безопасности Алексея Кондратьева, напряженность в отношениях России и НАТО наблюдается не только на Украине, но и у северо-западных границ России.  В частности, руководство  Североатлантического альянса  в корне изменило свои  подходы  к проведению ежегодных военных учений «Baltops» на Балтийском море. До 2015 года их официальными  целями провозглашались обеспечение судоходства и борьба с пиратством. Однако в 2016-2017 годах приоритеты резко сменились. Впервые была обозначена задача переброски войск стран НАТО на территорию Эстонии. В ходе учений  на территорию Великобритании  были переброшены самолеты стратегической авиации США. Наращивание воздушной и морской компоненты происходит одновременно с  размещением сухопутных подразделений на территории Польши и Литвы.  Кроме того, некоторые корабли, принимавшие участие в учениях, способны нести крылатые ракеты, в зоне поражения которых может оказаться Ленинградская область и Санкт-Петербург.  «Планы альянса затрагивают и Калининградскую область. Стратеги  НАТО рассматривают вариант нанесения  ударов по этому анклаву и установление контроля над Сувалкским коридором, где проходит граница Польши и Литвы», – сообщил А.Кондратьев. Эксперт отметил, что изменение тактики и стратегии НАТО ведет к сокращению «буферных зон» в Европе и значительному наращиванию боевых компонентов альянса. Несмотря на это, российская сторона продолжает выступать за возобновление диалога с  НАТО, предлагая разрешить возникшие проблемы дипломатическими средствами. 

Член-корреспондент Российской Академии ракетных и артиллерийских наук Константин Сивков отметил, что при проведении учений Североатлантического альянса стали отрабатываться действия подразделений войск по установлению контроля над русскоговорящими городами и населенными пунктами Прибалтики. К «репетиции» были привлечены  представители стран Восточной Европы, хорошо владеющие русским языком. К.Сивков считает, что подобный подход свидетельствует о неизменности стратегии НАТО, направленной в перспективе на ослабление и распад Российской Федерации, а также о том, что в Брюсселе рассматривают военную интервенцию на территорию России в качестве вполне возможного варианта действий. Однако, вторжение может произойти только в случае дестабилизации внутренней обстановки в России и дезорганизации управления стратегическими ядерными силами.

По мнению К.Сивкова, особая роль в этом плане отведена Украине, которая имеет протяженную границу с Россией (1500 км), и может стать надежным плацдармом для «экспорта революции» на ее территорию, а затем и использования активистов ультраправых парамилитарных организаций в качестве передового эшелона вторжения.   Россия значительно отстает от НАТО по количеству танков, самолетов и кораблей. В то же время военный эксперт призвал не абсолютизировать подобный апокалиптический  вывод, заявив, что моральный дух общества важнее состояния вооруженных сил.  Если Москва сумеет устоять перед оказываемым на нее давлением, опасность войны отступит. На это, по мнению К.Сивкова,  потребуется примерно два десятилетия.

Мнение К.Сивкова оспорил директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. Он считает, что активизация НАТО имеет скорее психологический эффект и не свидетельствует о подготовке к военным действиям. «Военная логика «атлантистов» сильно отличается от их политической практики, – заявил эксперт. – Подобный сценарий был бы возможен, если бы мы сами не предпринимали никаких действий и сидели, сложа руки». А.Мартынов напомнил, что проведенная в России реформа вооруженных сил свидетельствует  об эффективности и подготовленности российской армии к ответам на внешнеполитические вызовы. Наглядным примером может служить участие Военно-космических сил России в борьбе с терроризмом на территории Сирийской Арабской Республики.

Заместитель директора Института стран СНГ полагает, что Украина рассматривается в Вашингтоне как часть военной машины США. Назначив спецпредставителем по Донбассу Курта Волкера и предложив  свое посредничество Москве и Киеву, Белый дом фактически объявил Россию стороной внутриукраинского конфликта. При этом Москва начала терять внешнеполитическую инициативу на украинском направлении. «С подобной  самоотстраненностью необходимо покончить в кратчайшее время», – отметил эксперт.

Станет ли Украина членом НАТО? Владимир Жарихин считает, что в контексте сохранения тесных контактов Киева и Вашингтона этот вопрос не имеет определяющего значения. Соединенные Штаты вполне могут пойти на заключение двустороннего союзнического договора с нынешним киевским режимом.

«Соединенные Штаты вполне могут пойти на заключение союзнического договора с нынешним политическим режимом в Киеве» (Владимир Жарихин)

Директор Института русского зарубежья Сергей Пантелеев полагает, что минский и нормандский форматы мирного урегулирования украинского конфликта уходят в прошлое, а военно-политическая ситуация в этой стране близка к критической. «Москва  нуждается в новых подходах и инструментах принуждения Киева к диалогу с Донецком и Луганском», – сказал он.

Доцент кафедры стран постсоветского зарубежья Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Александр Гущин подчеркнул, что Запад не заинтересован в установлении консенсуса с Россией по актуальной внешнеполитической повестке дня. Во всяком случае, прогнозы ряда отечественных политологов, утверждавших, что администрация нового президента США будет проводить более сдержанную политику на постсоветском пространстве, не сбылись. Североатлантический альянс не сдаст Украину. Россия должна признать этот факт и сделать своим приоритетом выстраивание такой модели многовекторной политики, предполагающей тесное развитие связей в рамках ЕАЭС и ШОС.

Эксперты считают, что главной проблемой российской внешней политики остается разрыв между реальными финансовыми и экономическими интересами неолиберальной политической элиты и ее официальными заявлениями, свидетельствующими о поиске новой идейной платформы, альтернативной той, которой придерживаются ЕС и США. Это  двусмысленное положение необходимо преодолеть, иначе  в процессе ответа на новые вызовы Москва будет сталкиваться с системными  трудностями.

Ключевые слова: НАТО Украина Донбасс Йенс Столтенберг Балтийское море Прибалтика Константин Сивков Российская Академия ракетных и артиллерийских наук Институт стран СНГ Владимир Жарихин Совет Федерации России Алексей Кондратьев Международный институт новейших государств Алексей Мартынов Институт русского зарубежья Сергей Пантелеев Российский совет по международным делам Александр Гущин

Версия для печати