Султанат Бруней балансирует между Китаем и Индией

10:36 05.07.2017 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Отношения султаната Бруней с КНР можно охарактеризовать словосочетанием «тихая дипломатия». Пока отношения Пекина с Вьетнамом, Филиппинами, Индией, США находятся в фокусе внимания мировых СМИ, Бруней тихо и планомерно развивает экономические отношения с Поднебесной. И это несмотря на то, что Бруней имеет свои виды на риф Луиза в составе островов Спратли, на которые претендуют КНР, Тайвань и Вьетнам.

Ранее султанат, как мусульманское государство, стремился развивать отношения с арабским миром, но намечающиеся в мире геополитические изменения внесли коррективы во внешнюю политику Брунея. Он стал чаще смотреть в сторону Китая и других государств Юго-Восточной Азии (ЮВА).

Речь, в первую очередь, об экономике. Благополучие Брунея зависит от цен на нефть. Брунейский бюджет на 90% зависит от экспорта нефти и газа. Падение цен на нефть, к чему приложили руку некоторые арабские государства, которые Бруней считал своими экономическими партнёрами (например, Саудовская Аравия), привели к необходимости поиска альтернативных партнеров, и таким партнёром для Брунея стали Китай и Индия.

В первом квартале 2016 г. Пекин инвестировал в брунейскую экономику $86 млн., в то время как за весь 2015 г. – всего $9,6 млн(1). Китай – значимый потребитель брунейских энергоресурсов, однако в планах у султаната не столько нарастить экспорт ресурсов в КНР, сколько диверсифицировать экономику с опорой на КНР.

Сегодня Бруней и КНР активно наращивают сотрудничество в банковской и судостроительной отрасли, в сфере телекоммуникаций и биотехнологий.

В 2014 г. инициирован проект экономического коридора Бруней - провинция Гуанси, призванный связать воедино экономику Брунея и южного Китая (2).

В интересах Брунея сохранять стабильность в регионе Южно-Китайского моря. Этим объясняется миролюбивый подход султаната к решению территориальных споров. Регион грозит стать объектом напряженного геополитического соперничества между США и КНР, что может привести к нарушению экономических связей и ударить по благосостоянию султаната.

По данным Всемирного банка регион Южно-Китайско моря богат на полезные ископаемые. Залежи нефти оцениваются минимум в семь миллиардов баррелей, газа – в девятьсот триллионов кубических футов. Освоение этих ресурсов для прибрежных государств было бы трамплином в процветающее будущее, вот почему конкуренция в регионе характеризуется такой напряжённостью.

Рыбные ресурсы тоже велики. Вдоль побережья жизнь 1,5 млрд. человек зависит в значительной мере от добычи рыбы (Китай, Вьетнам, Малайзия, Филиппины). Дестабилизация региона грозит серьезными последствиями, и маленький Бруней балансирует между игроками-«тяжеловесами». Развивая отношения с Пекином, султанат не пренебрегает отношениями с Индией, главным региональным конкурентом Китая.

В феврале 2016 г. в Брунее с трёхдневным визитом побывал вице-президент Индии Хамид Ансари. Стороны подписали меморандум о взаимопонимании, договорились развивать сотрудничество в сфере ВПК, по линии министерства обороны и т.д. (3).

До Х. Ансари в Брунее побывали индийские правительственные официальные лица рангом пониже, а также представители ВС Брунея. В ходе визитов речь шла о возможности замены британского гарнизона в Брунее, состоящего из солдат-гуркхов, на солдат-гуркхов из подразделений собственно индийской армии. К окончательному решению стороны не пришли, но предложение остаётся актуальным. Если это произойдёт, Лондон лишится важного звена в системе военного присутствия Запада в Южно-Китайском море.

 Индия нуждается в энергоресурсах. В 2014-2015 гг. объём торговли между Брунеем и Индией достиг $883 млн., из которых $840 млн. пришлось на импорт из Брунея в Индию. 90% импорта – поставка брунейских энергоресурсов (4). В дальнейшем потребность Индии в энергетическом сырье будет возрастать. Бруней может в значительной мере удовлетворить эту потребность.

Отношения Нью-Дели с Брунеем развиваются в рамках индийской стратегии разворота к ЮВА, предусматривающей создание общей экономической и транспортной инфраструктуры  с государствами ЮВА, укрепление связей с индийской диаспорой и т.д. (Act East Policy). Основной акцент – на сотрудничество в энергетической сфере (5).

В обстановке острой геополитической конкуренции по линии Пекин - Нью-Дели маленький Бруней выбрал единственно верную стратегию балансирования между двумя зарождающимися центрами силы.

 

1)    http://www.atimes.com/article/beijing-bruneis-new-best-friend/

2)    https://www.forbes.com/sites/ralphjennings/2017/03/06/why-brunei-will-always-be-nice-to-china-in-their-sticky-maritime-dispute/#4ef58dfa211a

3)    http://thediplomat.com/2016/02/india-brunei-ink-new-defense-pact/

4)    http://www.rediff.com/news/column/why-ansari-is-visiting-tiny-brunei/20160201.htm

5)    http://www.rediff.com/news/column/why-ansari-is-visiting-tiny-brunei/20160201.htm

Ключевые слова: КНР Индия Бруней ЮВА

Версия для печати