Современный этап американо-российских отношений

00:11 08.06.2017 Александр Артамонов, журналист-международник


Смотреть интервью

Виктор Олевич, старший эксперт Центра актуальной политики, крупный политолог-эксперт по внешней политике США и российско-американским отношениям, считает, что импичмент Трампу пока еще не снят с повестки дня американской властной элиты. Он рассуждает о том неустойчивом равновесии, в котором застыли фигуры американской Администрации, по которым оппозиция — а также даже сами однопартийцы американского лидера — уже открыли кучный огонь. Естественно, так называемый «русский вопрос» стал решающим фактором во внутренней политике США.

В. Олевич. Вопрос, удержался ли Трамп, для меня пока еще не решен. В Америке продолжается очень  острый внутриполитический кризис. Буквально на этой неделе продолжается слушание в американском Конгрессе, в ходе которого будет выступать и бывший директор ФБР Джеймс Кони, и бывший глава национальной разведки генерал Джеймс Слейтер и другие представители уже бывшей администрации Барака Обамы. Все они очень резко критиковали подходы новой Администрации  - в том числе, и внешнеполитические. Так, они ставили под сомнение, какими интересами руководствуется Дональд Трамп и члены его Администрации во внешнеполитическом векторе. Они также намекали на связь команды Трампа — в частности, во время предвыборной кампании — с Россией. Все это, конечно, не имело под собой никакого основания, то есть было бездоказательным. Тем не менее, эти темы продолжают муссироваться в американских СМИ. Задачи, который ставит американский политический истэблишмент, те же, что и полгода назад: цель минимум заключается в том, чтобы Администрация Трампа следовала в фарватере традиционной американской внешней политики. Цель максимум же заключается в том, что, если Трамп продолжит действовать тем или иным образом автономно, то необходимо добиться его смещения. Такое действо может выглядеть по-разному: во-первых, как импичмент. Но учитывая, что в настоящее время обе Палаты Конгресса США находятся под контролем однопартийцев Трампа, республиканцев, организация импичмента не может быть простой. Тем не менее, в руководстве республиканской партии есть существенные силы, которые, в коалиции с оппозиционной демократической партией действует против Трампа и саботирует его внутреннюю и внешнюю политику, я все же не стал бы сбрасывать такой сценарий со счетов. Существует и другой путь. Его олицетворяет попытка принудить Трампа уйти в отставку под давлением. По аналогии, вспомним, что при схожих обстоятельствах ушел в отставку Ричард Никсон. Это произошло без баллотирования вопроса об импичменте на заседании Конгресса. Тогда к нему в Белый Дом пришла двухпартийная делегация, представители американской законодательной власти, и по сути, дали ему понять, что если он не уйдет сам, то тогда против него будет запущен формальный процесс. Он предпочел уйти, договорившись со своим вице-президентом, то есть Фордом. После вступления в должность, этот последний подписал Указ о помиловании Никсона.

В том, что касается Трампа, мы видим, что раз за разом руководство обеих партий и другие представители американской политической элиты — вспомним  о Джоне Мак Кейне, Винси Грэме, Марке Рубио и о ряде других высокопоставленных республиканцев, которые более или менее открыто противостоят нынешнему президенту. Тут уместно вспомнить хотя бы о последней поездке Джона Маккейна в Австралию, где он очень резко критиковал политику Дональда Трампа. То есть речь идет о руководстве обеих партий, а также об американских спецслужбах, которые на данный момент остаются неподконтрольными Дональду Трампу. Стоит также упомянуть и об американских СМИ, которые опять-таки обслуживают интересы перечисленных ранее представителей истеблишмента. Все оппоненты Трампа укладываются в логику существования структуры, которую некоторые американские политологи начинают в последние месяцы называть DeepState. Любопытно, что ссылка на ту же организацию всплыла ранее в контексте турецкой политики. То есть у Турции есть старинная традиция преторианской гвардии — элитных армейцев, меняющих правителей в случае несоответствия их политической линии взглядам янычар и тех, кто за ними стоит.

Александр Артамонов: Речь идет о так называемой Мировой Закулисе, то есть некоем надмировом союзе игроков от крупного бизнеса, решающих проблемы в политическом поле?

В.Олевич: Конечно, играют роль и бизнес-интересы, и интересы транснациональных корпораций, а также интересы внутриамериканских политических кланов, которые видят в Трампе угрозу своим интересам, так как нынешний президент пообещал провести радикальные реформы — в частности, в корне переформатировать все отношения с Китайской Народной Республикой. С его точки зрения, ситуация, сложившаяся в течение последних десятилетий между США и КНР, Вашингтону решительно не выгодна. Речь идет, в том числе, и об интересах американских рабочих. Также крупные американские корпорации не заинтересованы в сокращении потока трудовых мигрантов из стран Латинской Америки, так как, за счет этой дешевой рабочей силы, они привыкли получать постоянную выгоду.  Это касается и агропромышленного комплекса, где работают миллионы нелегальных эмигрантов из Мексики и Латинской Америки. Поэтому идет Трампа о строительстве стены на Ри-Гранде и депортации миллионов нелегальных иммигрантов вызывают острое раздражение в этих кругах. Мы это видим по тому, как руководство гигантов американского промышленного комплекса — в том числе, крупнейших компаний Кремниевой Долины — критикуют миграционную политику Трампа, столь невыгодную для их компаний. И тут совершенно неудивительно, что Палата Представителей отказывается выделить бюджетную строку на строительство этой Стены. Так что, несмотря на то, что каждый раз Дональд Трамп заявляет, что это сооружение будет построено, а миграционная реформа введена, это у него все-таки не получается. На него ведут наступление и законодательная, и судебная власть, а за ними стоят, как нам известно, разветвленные бизнес-интересы. Подобную ситуацию паралича мы наблюдаем фактически во всей американской внутренней политике. Это и реформа здравоохранения, которую Трамп обещал провести в течение всей своей предвыборной кампании, отменив столь непопулярную в Америке реформу Obama Care. Несмотря на то, что в Нижней Палате Конгресса США уже состоялось голосование по этой теме, дальше ничего не идет. Причем ее дальнейшее продвижение маловероятно. В то же время идет постоянное нагнетание политической истерии, в которой России отведено место своеобразного пугала, а президент США и его Администрация занимают в этой космогонии место соратников Пугала. На этой тактике строится вся программа давления, оказываемого на аппарат Трампа. Попытки же смещения Трампа не менее актуальны и действенны, чем были полгода назад. Мы видим желание ослабить тех или иных членов его Администрации. Они явно подбираются все ближе к самому главе американского государства: буквально через 3 недели после инаугурации был отправлен в отставку генерал Майкл Флинн, бывший глава разведывательного управления Министерства Обороны США. Его обвинили в том, что 29-ого декабря 2016-ого г. он, по некоторым сведениям, побеседовал пять раз с российским послом Кисляком. Такой подход — симптом того, каких высот достигла русофобия в США!

Отставка Флинна высветила также роль вице-президента США Майкл Пенс, который заявил, что генерал не согласовывал с ним вопрос об обсужении санкций в ходе беседы с послом России. Более того, по словам Пенса, Флинн ему солгал, заявив, что, мол, санкции не обсуждал. Интересно, что Пенс уже играет собственную скрипку: так, он создал буквально на прошлой неделе свой Super Pack. Речь идет о Комитете политических действий, который, по существу, призван привлекать финансовые средства в корзину самого вице-президента. Формальной причиной называется обеспечение республиканской кампании при избрании в Конгресс в 2018-ом. г. На самом деле, Пенс не прочь занять место Дональда Трампа в Овальном Кабинете. Так что он не столь лоялен к американскому президенту, как тому, наверное, это бы хотелось.

Вообще Майкл Пенс — очень гибкий политик, который сменил и партию, и вероисповедование, когда ему это было удобно. Начинал он, как демократ, но не смог избраться в Конгресс, после чего сменил партию. Баллотировался и избрался от республиканцев. Когда это стало популярно, стал представителем правого крыла республиканской партии. Перешел из одной христианской конфессии в другую. Затем, в течение нескольких лет, был губернатором Индианы. Именно тот же Майкл Пенс рекомендовал Трампу Дэна Коутса, бывшего сенатора от Индианы, на пост главы Национальной разведки. Коутс — стандартный республиканец и никогда активно не поддерживал Трампа. Зато он всегда имел очень хорошие отношения с Майклом Пенсом. Можно сказать, что на этой координирующей должности американского развед-сообщества сейчас стоит человек Майкла Пенса.

Конечно же, президент США это видит, но его проблемой всегда было отсутствие собственной политической команды. Это действительно человек, который сделал себя в бизнесе, но не имел никакого политического опыта. Он никогда в жизни не занимал ни одного политического поста и никуда не избирался. У американского лидера был небольшой список лично лояльных ему  людей. Туда входил, например, тот же Майкл Флинн или же сенатор Джефф Сешенс, в настоящее время министр юстиции США… Он стал первым американским сенатором, который, еще в ходе избирательной кампании, открыто поддержал Трампа. Стивен Бэннон, идеолог так называемых альтернативных правых, который сейчас является стратегом Белого Дома, из той же когорты. Но против каждого из них направлена пропагандистская кампания американского политического истеблишмента, включая огульную дезинформацию. Так, Сэшенс был вынужден взять самоотвод от расследования  якобы связей Администрации Трампа с Россией. Согласно американскому кодексу, вместо руководителя этим делом занялся его заместитель Род Розенштейн, свободный от зависимости относительно Трампа представитель лояльного американского истеблишмента. Кстати, несколько недель назад, по представлению Розенштейна, бывший директор ФБР Мюллер был назначен независимым прокурором для расследования вопроса связи Администрации Трампа с Россией. В ближайшие недели и месяцы этот вопрос станет очень актуальным: вспомним девяностый год, когда независимый прокурор Кеннет Стар вел расследование по различным скандалам, связанным с Биллом Клинтоном. Тогда даже ему удалось довести дело до Конгресса и, казалось бы, из-за такого несущественного момента, как скандал вокруг Моники Левински, нижняя Палата Конгресса проголосовала импичмент Билла Клинтона! Правда, его однопартийцы его спасли в ходе голосования в Верней Палате. Но все же вспомним, что в те годы популярность Клинтона была на высоте: он считался чрезвычайно успешным в сфере экономики. Вообще это было замечательное время для США, когда они были на самом верху айсберга, так как развалился СССР и Варшавский договор. У Штатов была настоящая эйфория! Сейчас для Трампа ситуация куда более сложная и опасная. В этом контексте осуществлять пересмотр внутренней и внешней политики весьма затруднительно.

А.А.: В то же время нам известно, что около 70% американцев считают Россию врагом номер один… Наверное, тут инициатива Трампа весьма ограничена.

В. Олевич: Да, ожидать серьезных подвижек в отношениях между Москвой и Вашингтоном на данный момент не приходится. И не столько потому, что нынешняя Администрация Трампа не готова к каким-либо действиям, а именно потому, что, по сути, любые действия нынешнего руководства Америки будут потенциально истолкованы истеблишментом, как некие уступки по отношению к России, то есть такие действия, которые идут в разрез с интересами Соединенных Штатов. Мы видим, что, вопреки всем заявлениям, что Вашингтон сейчас стремится наладить отношения с Россией, в том числе, со стороны самого Дональда Трампа, даже такой вопрос, как возвращение нелегально экспроприированной собственности — российского посольства в Мэриленде и в Ньюй-Йорке — очень трудно на данный момент решить… Причем уже состоялись переговоры заместителя министра иностранных дел Сергея Рябкова с одним из представителей американского Госдепартамента Томом Шенноном. Эта тема обсуждалась и в ходе бесед американского госсекретаря Рекса Тиллерсона и Сергея Лаврова… И тем не менее, пока такой, казалось бы, несущественный момент не решен. Почему? Да потому, что даже если бы американская Администрация и была бы готова вернуть России эти объекты — что соответствовало бы духу Венской Конвенции — то немедленно такое действие вызвало бы острейшую критику со стороны американских СМИ. Она вызвала бы ряд упреков, сливов, информационных атак со стороны анонимных источников в американских спецслужбах — и действующих, и бывших, а также со стороны представителей обеих партий.

Все это показывает накал страстей сейчас в США.

Так что время идет, а русофобские настроения в Соединенных Штатах не ослабевают, что совершенно логично. Потому что сейчас русофобия проникает даже в американский кинематограф, в телевизионные шоу, да и вообще во все сферы американской массовой культуры. Американским гражданам Россию представляют жутким пугалом. Это делается злонамеренно, чтобы в этом контексте избавиться от Трампа, назначенного мифическим представителем интересов России. Это связывает руки американской Администрации и не дает ей предпринимать никаких практических шагов в целях достижения разрядки в отношениях между Москвой и Вашингтоном.

Впору задаться вопросом: почему вообще Россия для американской элиты выглядит как противник? Да просто потому, что США за последние четверть века, то есть после распада СССР, привыкли к paxamericana, то есть однополярному американо-центричному миру. В этом контексте любое сильное государство, способное отстаивать свою независимость, свою суверенную внутреннюю и внешнюю политику — речь идет, прежде всего, о России — автоматически превращается в противника. И конечно, для американского политического истеблишмента, который привык жить в рамках подобного мировоззрения, любые попытки договариваться с Россией неприемлемы, ибо они не привыкли к этому. Они верят в вечную незыблемость paxamericana. Как минимум, это соответствует настрою девяностых годов прошлого столетия. Но мир меняется.

А.А.: То есть, прямо в соответствии с теорией Е.М. Примакова, у нас появляется дихотомия, то есть многополярный мир.

В. Олевич: В котором Россия призвана играть одну из заглавных ролей. Первая среди равных. Есть еще и такое правило: когда власть приходит, ее держатель какое-то время не пользуется этой властью, привыкая к своему новому статусу. Подобная инерционность мышления присуща и обратному явлению: когда сила уходит, великие державы не способны с этим немедленно смириться. Примерам несть числа: хотя бы та же Британская империя… Получается, что безотказные многие десятилетия механизмы уже не работают. Возникает истерия, которую мы и наблюдаем в США наших дней.

А.А.: Вполне по В.И.Ленину: верха уже не могут, а низы уже больше не хотят. Окружающий США мир уже не согласен с той ролью, которую они себе приписали.

Ключевые слова: Дональд Трамп Многополярный мир Импичмент Американо-центричный мир

Версия для печати