Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и сотрудничества Испании А.Дастисом Кеседо, Москва, 7 июня 2017 года

16:03 07.06.2017

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели хорошие переговоры. Рассмотрели весь комплекс наших отношений.

Мадрид – наш давний и надежный партнер. Как вам известно, в этом году мы отметили 40 лет фактического восстановления дипломатических отношений. Все мы знаем, что связи между нашими странами уходят корнями вглубь веков. Достаточно сказать, что 350 лет назад в Испанию прибыло первое русское Посольство. Царь Алексей Михайлович направил в испанское государство стольника П.И.Потемкина.

Сегодня мы к нашему обоюдному сожалению констатировали, что российско-испанское взаимодействие, развивать которое мы хотим как можно активнее, остается заложником непростой ситуации на европейском континенте. В этих условиях стремимся делать максимум возможного для того, чтобы сохранить накопленный капитал партнерства, не позволить нанести ему ущерб. С удовлетворением констатировали, что по итогам первого квартала нынешнего года товарооборот, который имел тенденцию к существенному сокращению, вырос на 50 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Будем делать все, чтобы эту тенденцию сделать устойчивой. 

Важную роль в этих усилиях отводим Межправительственной смешанной комиссии по экономическому и промышленному сотрудничеству, девятое заседание которой прошло в конце мая этого года в Москве. В его рамках представительная делегация испанских деловых кругов была принята Председателем Правительства Российской Федерации Д.А.Медведевым. Участники встречи были едины в стремлении к тому, чтобы изыскивать новые возможности для наращивания инвестиционных проектов.

Договорились совместно работать над активизацией связей в других областях. Рассчитываем в ближайшее время провести заседание двусторонней межведомственной рабочей группы по противодействию новым угрозам и вызовам, которая успешно функционирует. Соответствующие встречи прошли в 2015 и 2016 гг. В условиях беспрецедентного всплеска международного терроризма и экстремизма ее деятельность особенно востребована. А то, что террористы не успокаиваются, подтверждается, к сожалению, по сути дела, ежедневно, включая и сегодняшние теракты в Иране, ответственность за которые взял на себя пресловутый ИГИЛ.

Выражена обоюдная заинтересованность России и Испании в скорейшем подписании соглашений о взаимном признании и обмене национальных водительских удостоверений и о взаимном признании документов об образовании и научных степенях. Оба соглашения решают вопросы, которые напрямую оказывают влияние на повседневную жизнь россиян в Испании и испанцев в России.   

Высоко оценили итоги российско-испанского Года туризма, который проходил в 2016-2017 гг. Церемония его закрытия прошла в конце мая этого года. Рассчитываем, что реализованные в рамках этого года мероприятия и в целом наработанный за этот период потенциал будут способствовать упрочению доверия и взаимопонимания между нашими народами. По итогам года одобрена совместная Программа развития туризма на 2017-2019 гг. Мы констатировали, что в прошлом году возобновился рост притока российских туристов в Испанию (более 800 тыс. человек посетили эту страну), около 110 тыс. испанцев побывали в Российской Федерации. Уверен, что эти цифры будут расти.  

Рассмотрели международные проблемы. Особое внимание уделили ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке, в Сирии,ИракеЛивии и Йемене. Все это конфликты, которые напрямую очень негативно влияют на региональную безопасность, международную стабильность, распространение террористической угрозы, других форм организованной преступности. Конечно же, проблема нелегальной иммиграции также напрямую связана с тем, что происходит в этих странах. В этой связи мы напомнили, что «спусковым крючком» к нынешнему состоянию региона послужили акции внешнего вмешательства в дела суверенных государств с прицелом на смену режима. Надеюсь, что в наших дальнейших усилиях по урегулированию этих конфликтов и предотвращению новых кризисов мы извлечем правильные уроки из того, что происходило ранее в Ираке и Ливии, и сейчас чуть не произошло в Сирии.    

Обсудили перспективы наращивания взаимодействия по всей международной повестке дня, прежде всего в ООН, а также в ОБСЕ и на других международных форумах.

У нас общее мнение, что нынешнее состояние отношений между Россией и Евросоюзом не может быть названо удовлетворительным. Считаем необходимым возвращать эти отношения в нормальное русло поступательного развития. Со своей стороны мы к этому готовы. Надеемся, что в Евросоюзе также возобладают конструктивные подходы с учетом тех предложений, которые мы передавали в ходе встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина с Председателем Еврокомиссии Ж.-К.Юнкером год назад в Санкт-Петербурге.   

Подчеркнули, что серьезным дестабилизирующим фактором остается активизация деятельности НАТО в приграничных с нашей страной регионах. Подтвердили, что вместо того, чтобы обмениваться односторонними заявлениями, к чему на данном этапе склоняются наши натовские партнеры, мы предлагаем в Совете Россия-НАТО заняться серьезным обсуждением нынешнего состояния дел в сфере военно-политической безопасности, посмотреть с фактами и картами в руках как сейчас соотносится нынешняя ситуация с тем, что мы обязались вместе делать, когда подписывали Основополагающий акт Россия-НАТО.  

Разумеется, много говорили об Украине. Россия и Испания при всех нюансах в оценках генезиса и дальнейшего развития кризиса все-таки исходят из безальтернативности выполнения всех без исключения положений Минских договоренностей в интересах мирного урегулирования украинского кризиса. Сегодня мы рассказали о том, как конкретно повседневно Россия работает в рамках «нормандского формата» и Контактной группы для того, чтобы обеспечить искомый результат. Воздействуем в соответствующем направлении на наших партнеров в Донецке и Луганске в контексте работы Контактной группы. Исходим из того, что на украинские власти другие участники «нормандского формата» – Германия и Франция – также будут оказывать позитивное воздействие, не допуская искусственного торможения выполнения обязательств Киева, которое мы сейчас наблюдаем.

Обратили внимание на абсолютно возмутительную официально введенную блокаду Донбасса, которая усугубляет и без того тяжелую гуманитарную ситуацию, подрывает обязательства Киева по Минским договоренностям обеспечивать экономическую взаимосвязанность всех территорий Украины. Мы будем продолжать эту линию. Буквально в ближайшие дни эксперты продолжат работу над составлением «дорожной карты» по выполнению Минских договоренностей. Подчеркну еще раз, надеюсь, что на Киев будет оказано соответствующее воздействие, потому что в приватных беседах большинство наших партнеров, которые следят за развитием событий на Украине, прекрасно отдают себе отчет в том, кто конкретно блокирует выполнение минского «Комплекса мер».     

Мы удовлетворены обменом мнениями. 

Вопрос (адресован обоим министрам): Как Россия и Испания относятся к кризису в Персидском заливе, возникшему в связи с разрывом группой стран отношений с Катаром? Как они видят его последствия на политическом уровне?

С.В.Лавров: Мы уже делали комментарий по этой ситуации по линии Кремля и по линии МИД. Исходим из того, что вопросы, о которых идет речь, относятся к двусторонним отношениям между Катаром и соответствующими арабскими государствами.

Мы внимательно следим за развитием этой кризисной ситуации. Исходим из того, что любое обострение в регионе, который и без того перенасыщен различными конфликтными ситуациями, вызывает беспокойство. Считаем важным урегулировать любые разногласия за столом переговоров, чтобы устранить возникшие озабоченности и все-таки объединить усилия в борьбе с главной угрозой в регионе – терроризмом. В этом ключе вчера состоялись телефонные разговоры Президента России В.В.Путиным с Президентом АРЕ А.Сиси и Эмиром Катара Тамимом Аль Тани. У меня позавчера был телефонный разговор с моим катарским коллегой М. Аль Тани. Будем исходить из этих базовых оценок в развитии дальнейшей ситуации.

Вопрос (адресован А.Дастису Кеседо): Известно, что между Испанией и Россией традиционно существовали хорошие, добрые, откровенные отношения. Сейчас Вы и С.В.Лавров сказали, что в данный момент мы переживаем не лучший период в отношениях, в них образовалась лакуна, которую необходимо заполнять. По каким направлениям в первую очередь вы намерены заполнять образовавшуюся лакуну?

С.В.Лавров (добавляет после А.Дастиса Кеседо): Поскольку в этом вопросе идет речь об отношениях с Россией, я тоже должен сказать несколько слов. Сегодня мы касались этой темы. Мы не можем вмешиваться в процесс принятия решений в ЕС, в процесс выработки позиции, которая должна основываться, как говорят наши европейские партнеры, на принципе солидарности. По нашим наблюдениям, этот принцип воплощается в жизнь несколько однобоко, потому что вся позиция Евросоюза в отношении России выстраивается, о чем я имел возможность говорить, на основе наименьшего знаменателя, которым, по нашей оценке, характеризуется позиция весьма агрессивного и антироссийски настроенного меньшинства стран-членов. Не мое дело вмешиваться в то, как это оформляется внутри ЕС, но в теории, если говорить о принципах солидарности в каком-то групповом контексте, то речь должна идти о выборе срединной линии движения, которая учитывала бы одни взгляды с левого края и другие – с правого.

Повторю, это внутреннее дело ЕС, я просто описал то, как это должно было бы выглядеть обычно, в нормальной жизни.

Вопрос: На прошлой неделе Президент России В.В.Путин сказал, что Россия была бы готова упростить визовый режим с Испанией, но проблема в Испании, поскольку она является членом Европейского Союза и связана с ним соглашениями. С другой стороны, есть страны, снявшие в одностороннем порядке необходимость оформления визы, как это сделала, например, Белоруссия. Гражданам ЕС сейчас не требуется оформление визы для поездки в Республику Беларусь. Готова ли Россия в одностороннем порядке снять необходимость оформления виз для испанцев? Если это так, то на каких условиях? Осенью руководство Каталонии планирует проведение референдума о независимости области. Если большинство каталонцев проголосуют за независимость, какой будет позиция России по этому вопросу?

С.В.Лавров: Что касается Каталонии, то есть законы соответствующего государства, обязательства по международному праву. Исходим из того, что все процессы внутри Испании, как и внутри любой другой страны, должны опираться на эти принципы.

По поводу отмены виз в одностороннем порядке, Вы имели в виду только испанцев или весь Евросоюз?

Вопрос: Только испанцев.

С.В.Лавров: Если я правильно помню, то Президент России В.В.Путин говорил о том, что мы вообще готовы отказаться от виз в наших отношениях с ЕС. Эта позиция остается в силе.

Разумеется, сделать это возможно исключительно на основе взаимности. Те, кто изучает российскую позицию в отношении принципов, на которых мы выстраиваем отношения с другими странами, даже не может задаваться вопросом о том, согласны ли мы в одностороннем порядке кому-то делать такие подарки, не получая ничего взамен.

Давайте не будем забывать, что состояние дел в визовой сфере, по большому счету, совсем не связано с обострением отношений между Россией и ЕС, произошедшим за последние три года. Я помню 2003 г., когда председатель Еврокомиссии Р.Проди на саммите в Москве прямо заявил, что максимум через пять лет Россия и Евросоюз договорятся о том, что граждане наших стран будут ездить друг к другу без каких-либо виз. Работа над такого рода соглашением и договоренностями началась. Уже тогда ее тормозили некоторые из тех стран, которые сейчас, по сути, определяют политику ЕС в отношении Российской Федерации.

В качестве первого шага удалось выйти не на полностью безвизовый режим, а на существенно упрощенный режим передвижения, который  предусматривал облегченный порядок выдачи виз, кратность посещений, длительность действия визы. Соответствующие договоренности были зафиксированы в Соглашении между Российской Федерацией и Европейским сообществом об упрощении выдачи виз гражданам Российской Федерации и Европейского cоюза, которое было подписано нами в мае 2006 г. После этого у нас продолжался диалог о движении к безвизовому режиму. И вновь меньшинство стран ЕС, повторю, в отсутствие каких-либо раздражителей типа Украины или чего бы то ни было еще заняли позицию, которую они не озвучивали публично, но о которой нам было известно от партнеров из Европейского союза. Позиция заключалась в том, что по принципиальным соображениям они не допустят того, чтобы Россия заключила соглашение о безвизовом режиме с ЕС раньше, чем это сделают Украина, Грузия и Молдавия. Ровно так нам было сказано. Хотя по степени обеспечения безопасности на границе, готовности к реадмиссии, защищенности документов для поездок за границу, эти страны были далеко позади России. Мы продолжили переговоры и в качестве следующего промежуточного шага вышли на документ, существенно расширяющий возможности для наших граждан и граждан ЕС по сравнению с Соглашением от 2006 г. Там имелись дополнительные категории, которым не требовались визы, прежде всего участники спортивных, молодежных, научных обменов; вводилась практика, позволяющая въезд для НПО в облегченном порядке по приглашению друг друга. Документ был готов к подписанию, но в последний момент, задолго до украинских событий, Еврокомиссия затормозила этот процесс. Причины мне непонятны. Кроме того, что каким-то членам Евросоюза не хотелось, о чем я уже сказал, чтобы мы двигались в направлении снятия препятствий для передвижения наших граждан быстрее, чем государства, которые были выбраны ЕС в качестве «маяков» продвижения европейских ценностей (или того, что лежало в основе программы «Восточное партнерство»).

Сейчас мы готовы продолжать этот разговор. У нас возобновился диалог по реадмиссии, что является частью любого режима – облегченного или безвизового. В рамках этого диалога решаются практические вопросы. Вместе с тем, для возобновления безвизовых дискуссий нужно, чтобы ЕС сделал кое-какие выводы и отказался от действий, прямо нарушающих Европейскую конвенцию по правам человека. Имею в виду коллективное наказание жителей Крыма, которым запрещено выдавать шенгенские визы. Повторю, это преследование по признакам географии и гражданских позиций соответствующих жителей Российской Федерации.

На это мы тоже обратили сегодня внимание. Поднимаем эти вопросы. Повторю, такой дискриминационный подход не соответствует обязательствам в области прав человека, которые приняли на себя члены ЕС.

В заключение отмечу, поскольку Вы начали с Испании, что эта страна весьма конструктивно подходит к решению визовых вопросов в отношениях с Россией. Испания – одна из стран, которая в максимально возможной степени использует льготные возможности, предоставляемые шенгенскими решениями. У нас есть дополнительные двусторонние договоренности о том, как на взаимной основе делать более комфортным пребывание наших граждан в соответствующих странах – россиян в Испании и испанцев в России.

Вопрос (адресован обоим министрам): Как Россия и Испания относятся к кризису в Персидском заливе, возникшему в связи с разрывом группой стран отношений с Катаром? Как они видят его последствия на политическом уровне?

С.В.Лавров: Мы уже делали комментарий по этой ситуации по линии Кремля и по линии МИД. Исходим из того, что вопросы, о которых идет речь, относятся к двусторонним отношениям между Катаром и соответствующими арабскими государствами.

Мы внимательно следим за развитием этой кризисной ситуации. Исходим из того, что любое обострение в регионе, который и без того перенасыщен различными конфликтными ситуациями, вызывает беспокойство. Считаем важным урегулировать любые разногласия за столом переговоров, чтобы устранить возникшие озабоченности и все-таки объединить усилия в борьбе с главной угрозой в регионе – терроризмом. В этом ключе вчера состоялись телефонные разговоры Президента России В.В.Путиным с Президентом АРЕ А.Сиси и Эмиром Катара Тамимом Аль Тани. У меня позавчера был телефонный разговор с моим катарским коллегой М. Аль Тани. Будем исходить из этих базовых оценок в развитии дальнейшей ситуации.

Вопрос: Вчера телеканал «Си-Эн-Эн», ссылаясь на непонятные анонимные источники, обвинил российских хакеров в том, что они взломали катарские информационные агентства и опубликовали ту информацию, которая привела к сегодняшнему конфликту. Как в Москве относятся к этой риторике о роли российских спецслужб «во всем и вся»?

С.В.Лавров: Этот канал в очередной раз сделал шаг, еще больше подрывающий его репутацию независимого и объективного СМИ, в качестве какового он собственно и создавался Т.Тёрнером. Посмотрел бы он сейчас, что произошло с творением его таланта! Я думаю, что «Си-Эн-Эн», как и некоторые другие СМИ, не вполне достойны носить это звание. Являясь скорее средством массовой дезинформации, телеканал только и ждет какой-нибудь истории «с душком» или скандала, чтобы тут же автоматом, без какого-либо доказательства зачислить этот эпизод в прегрешения российской стороны, хакеров или кого-то еще, связанного с Российской Федерацией. Больше мне тут добавить нечего. Жаль, что «Си-Эн-Эн» так старательно подрывает собственную репутацию.

Вопрос: Вчера американская коалиция нанесла удар по сирийской армии и ее союзникам, которые продвигались к г.Эт-Танф на границе Сирии, Ирака и Иордании. Американцы обосновали это тем, что сирийцы продвигались к «деконфликтной зоне», как они ее назвали. Как Москва к этому относится? Насколько правдива информация о том, что будет созван СБ ООН по этой теме?

С.В.Лавров: Конечно, это агрессивный акт, нарушающий суверенитет, территориальную целостность САР, который вольно или невольно был направлен на силы, наиболее эффективно борющиеся на земле с террористами. Это вызывает у нас озабоченность. Кстати, была информация, думаю, она была близка к действительности, что эти проправительственные силы выдвигались в соответствующий район, чтобы не допустить разрушения двух мостов, которые соединяли Сирию с Ираком. Их хотели взорвать игиловцы и в итоге взорвали. Если эта информация верна, то удар наносился по силам, которые хотели предотвратить замыслы террористов разрушить возможности для сообщения между двумя арабскими странами.

Насчет объяснений, которые выдала коалиция, заявив, что эти проправительственные силы нарушили «зону деконфликтинга», мне о таких зонах ничего неизвестно. Наверное, речь идет об односторонне установленных коалицией территориях, которые в одностороннем же порядке, наверное, были объявлены зонами, где только коалиция может всем распоряжаться. Мы такие зоны признавать не можем. Как вы знаете, у нас вместе с Турцией и Ираном есть вынесенные на обсуждение всех заинтересованных сторон конкретные предложения о создании зон деэскалации. Этот подход, предъявленный международному сообществу тремя странами – Россией, Турцией и Ираном, согласован с Правительством САР. Сейчас он дорабатывается в деталях, чтобы конкретно решить вопрос обеспечения безопасности таких зон деэскалации, обеспечения механизма наблюдения за режимом прекращения боевых действий и свободного пропуска гражданских лиц и гуманитарных грузов в зоны деэскалации и из них. Повторю, все это осуществляется в рамках открытых договорённостей. Одна из таких зон предусмотрена к созданию на южной части Сирии в районе границы с Иорданией, но ее параметры также подлежат обсуждению. Такие обсуждения сейчас ведутся с участием всех заинтересованных сторон. Этот подход одобрен Правительством САР. Односторонне, без согласия Дамаска объявление неких «деконфликтных» территорий мы считаем нелегитимным. Надеемся, что коалиция все-таки будет следовать достигнутым с нами пониманиям о том, что зоны деэскалации должны быть согласованы в своих деталях со всеми сторонами.

Вопрос: Могли бы Вы озвучить позицию России по сегодняшним терактам в Иране? Как вообще это может относиться к тому, что до сих пор западные партнёры говорят о том, что Иран – не союзник в борьбе с ИГИЛ, и ставят под большой вопрос роль Тегерана в астанинском процессе?

С.В.Лавров: Инициатива России, Турции и Ирана о прекращении боевых действий и заключении соответствующей договоренности между правительством и вооруженными отрядами оппозиции при параллельной совместной активизации усилий в антитеррористической борьбе полностью легитимизирована решениями СБ ООН, который одобрил соответствующие договоренности, достигнутые странами-гарантами в декабре прошлого года. Из этих решений однозначно вытекает, что международное сообщество приветствует процесс «на площадке» Астаны. В пользу этого процесса, его дальнейшего развития неоднократно высказывался спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, который завтра будет у нас в Москве, и мы продолжим с ним разговор. Какие-то сомнения здесь неуместны.

В целом в отношении искренности Ирана в борьбе с террором у нас сомнений не возникает. Возникает сожаление, о котором мы говорили не раз, что в исламском мире сохраняется и даже углубляется очень серьезный раскол по конфессиональному признаку. Это на самом деле становится очень серьезным препятствием в объединении усилий всех без исключения стран региона со своими союзниками вне региона для борьбы с ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусрой». Мы неоднократно призывали и продолжаем призывать наших друзей в исламском мире, чтобы они все-таки сплотили ряды в борьбе с общей угрозой, а не углубляли раскол, который реально играет на руку террористам, поскольку ослабляет антитеррористический фронт.

 

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров

Версия для печати