Добровольная резервация

12:40 26.05.2017 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Построение национального государства - дело непростое и ответственное. Ответственность – перед будущим поколением и государством. 

Вопрос блокирования социальных сетей и программных продуктов, как площадок, созданных в России, которые оказывают идеологическое влияние и выполняют, по мнению Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) «функции мобилизации групп антиукраински настроенных граждан, сбора информации о ситуации на Украине» уже разбирался по горячим следам (interaffairs.r

Указ Президента Порошенко (№133/2017 «О введении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)»), утвердивший решение СНБОУ, вызвал одобрение патриотической общественности, представители которой, как и представители власти серьезных аргументов, кроме приведенных выше, привести так и не смогли. Заслуживает внимания аргумент относительно запрета «Яндекса» от чиновника СНБОУ: «Руководитель службы по вопросам информационной безопасности СНБО Валентин Петров 17 мая в ходе круглого стола в Киеве заявил, что российская армия может использовать сервисы «Яндекс.Карты», «Яндекс.Пробки», «Яндекс.Навигатор» для планирования наступления на Украину. «Сервисы «Яндекса», например «Пробки», «Карты», «Навигатор» — это же в режиме онлайн получаемая информация о состоянии путей, пропускной способности и загруженности всех дорог на территории Украины. Если надо планировать любое наступление, прорыв или какие-то другие действия, то лучшей ситуации и не придумаешь. Не нужны агентура, разведчики, даже спутники не нужны» (newnews.in.ua). По мнению украинской власти – это серьезный аргумент и обоснование принятие решения о запрете сервиса.

Психологический дискомфорт для пользователей социальных сетей, проблемы для почти миллиона украинских предприятий, лишившихся бухгалтерской платформы, на которой работали уже больше десяти лет, негативные экономические последствия, как для бизнеса, так и для бюджета страны – все это побочные эффекты в ходе достижения главной цели. Все не так просто, поэтому смысл решения о запрете сервисов и социальных сетей могут объяснить далеко не все, Президент Украины Петр Порошенко в их числе. Здесь и возникает версия о том, что решение принималось не в Киеве, а далеко за пределами Украины.

Единственное разумное объяснение введения электронного занавеса сформулировал украинский политтехнолог Андрей Демартино: «Трудно придумать более мощного и дающего результаты в ближайшей, а не отдалённой перспективе, решения, чем эта попытка «рывка» из русскоязычного культурного, псевдо-культурного и вовсе бескультурного ареала. Никто не говорил, что собственная идентичность, европейское возвращение будет безболезненным. Сейчас даже трудно представить, какое количество культурных форматов, контекстов, смыслов может быть прервано и переформатировано. Чем дальше в попытках дистанцироваться от «русского мира» мы окажемся, тем более надёжным и благополучным окажется наше собственное будущее. Ничего, кроме постоянно реинкарнирующей великодержавности, от России ожидать не стоит, как и каких-либо позитивных изменений. Возникает логичный вопрос – зачем нам находиться в токсичной информационной зоне?». (pravda.com.ua)

Если сформулировать в нескольких словах – решение об электронной блокаде ряда ресурсов - это очищение украинской идентичности, дистанцирование от Русского мира. Ситуация отсечения культурного пространства, в котором живут и которым питаются значительная часть граждан Украины на этом не останавливается. Следом за указом о санкциях и электронной блокаде Верховная Рада Украины приняла закон о языковом квотировании контента СМИ. Согласно Закону об украиноязычных квотах на телевидении доля украиноязычного контента в телеэфире составит 75%, за нарушение телеканалы будут штрафовать. За законопроект №5313 проголосовало 269 депутатов – представители почти всех фракций и групп парламента, кроме «Оппозиционного блока». Реакция СМИ также характеризует ситуацию в стране. Против такого закона выступил телеканал «Интер», имеющий наибольшую, по сравнению с другими каналами, долю русскоязычного вещания. Эта доля определена предпочтениями зрителей канала, а значит, его востребованностью, и подкреплена экономическими показателями – рекламодатели, оценивая аудиторию канала, весьма охотно размещают на нем рекламу. Руководство телеканала «Интер» распространило заявление: «Мы категорически против этого закона, который практически запрещает использование в телевизионном эфире Украины любых языков, кроме украинского. И вопрос заключается не в отношении языков – украинского или русского. Вопрос в отношении к правам человека. Этот закон нарушает права миллионов граждан Украины, для которых русский язык является родным. А также он нарушает права носителей других региональных языков, которых, кроме российского, в Украине есть 17. (…) Невозможно создать в нужном объеме качественный контент на украинском языке или в аналогичных объемах сделать качественный дубляж – следовательно, ухудшится качество телевизионного продукта на украинском языке. Емкость украинского телевизионного рынка не позволит создать качественный разножанровый украиноязычный продукт в объемах, которых требует этот закон». (24tv.ua)

Вопрос не в готовности украинских авторов создавать контент в нужном объеме и качестве, а в том, что значительная часть украинских граждан все равно будут чувствовать себя ущемленными и все равно будут находить русский контент, а это означает дальнейший раскол в украинском обществе. 

Стоит отметить, что Украина намерена компенсировать, вернее, заменить запрещенные социальные сети отечественной социальной платформой: «Команда программистов из Канады приступила к созданию социальной сети Ukrainians после того, как эту идею поддержали десятки тысячи украинских пользователей». (lenta.ru) Если проект будет реализован, то это будет первая социальная сеть, ориентированная на ограниченную территорию и аудиторию, даже название которой носит локализующий характер - Ukrainians. В этом и будет проблема – каждая из созданных и работающих социальных сетей есть порождение глобализации, не знающее границ, сети могут блокировать в тех или иных странах, но ни одна из соцсетей не создается с ориентацией на ограниченную по территориальному, национальному, или какому-либо другому признаку аудиторию. Это экономически не выгодно, а значит, не имеет перспектив. Если, конечно, проект сети Ukrainians не будет иметь целевое дотационное финансирование в долгосрочной перспективе. Проект создания локальной социальной сети вновь показывает, в чем состоит защита украинских интересов: сегментация и локализация, упрощение.

Что строит нынешняя украинская элита - национальное государство или резервацию с элементами государства? Пока второй вариант просматривается яснее, так как речь идет только о национальной, культурной и информационной политике, еще, пожалуй, миграционной (безвизовые отношения с Европой), базовые вопросы экономической безопасности, социальной политики и политической стабилизации оказались вопросами второго плана. 

Создавая национальную резервацию, отрытую, правда в сторону Европы, национал патриоты, сознательные украинцы, вынуждают оказаться в резервации тех, кто не принимает решений власти и политического класса, направленных на ограничение языковых прав и прав доступа к информации. Такое отношение к значительной части населения страны может иметь серьезные социально-культурные, а также политические последствия. 

Ключевые слова: Украина

Версия для печати