Президентские выборы в Иране: прогнозы

02:00 13.05.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Слева направо: Г. Лукьянов, В. Сажин, В. Евсеев. Фото: Е. Педанов

Согласно соцопросам за действующего президента Ирана готовы проголосовать 41,6% избирателей. Среди заслуг Хасана Рухани эксперты выделили «иранское соглашение» 2015 года по ограничению ядерной программы, снятие санкций и участие Ирана в сирийском урегулировании. По их мнению, проводимый в последние годы курс внешней политики делает кандидатуру нынешнего президента наиболее предпочтительной для региональных партнеров и для России.

В мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» прошел круглый стол, посвященный предстоящим президентским выборам в Иране. В качестве экспертов выступили: старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН Владимир Сажин, замдиректора Института стран СНГ Владимир Евсеев и специалист по современной истории Ближнего Востока и Северной Африки, старший преподаватель НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов.

Политика Ирана очень сильно влияет на ситуацию на Ближнем Востоке. От того, кто победит на президентских выборах, будет многое зависеть не только в Иране, но и во всем мире. Чтобы лучше понимать ситуацию, Владимир Сажин предложил разделить силы на либерально-реформаторские и консервативные. К первым он отнес действующего президента Хасана Рухани, ко вторым – оппозиционеров Сейеда Ибрахима Раиси и Мухаммада Галебафа. Основная борьба, по его мнению, развернется между этими тремя кандидатами. Владимир Сажин привел данные социологического опроса, согласно которым президент набирает 41,6% голосов, а его противники – 26,7% и 24,6% соответственно. При этом он отметил, что за консерваторов планируют проголосовать больше половины опрошенных, а значит выход из предвыборной гонки одного из оппозиционеров может серьезно обострить борьбу.

Владимир Евсеев не согласился с предположением о том, что один из фаворитов выйдет из гонки и уступит голоса другому. Он видит раскол в среде консерваторов и сомневается в их способности договориться. Замдиректора Института стран СНГ прогнозирует победу Хасана Рухани во втором туре и отмечает, что именно при нынешнем президенте удалось выйти на стратегический диалог между Россией и Ираном. «Для укрепления российско-иранского сотрудничества действующий президент является более предпочтительной фигурой», – уверен Владимир Евсеев.

Владимир Сажин считает, что для России не так важно, кто станет новым президентом, при условии соблюдения ядерного соглашения. Напомним, что в 2015 году Россия стала одним из инициаторов подготовки Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) который был направлен на прекращение противостояния вокруг ядерной программы Тегерана. В переговорах по «иранскому соглашению», кроме Ирана участвовали также представители США, Китая, Франции, Великобритании, Германии и Евросоюза. Согласно договоренностям Тегеран расширил сотрудничество с МАГАТЭ, обязавшись предоставлять информацию о запасах природного урана и доступ к объектам ядерно-технического комплекса. В результате в 2016 году ЕС и США сняли с Ирана большую часть санкций. По мнению Владимира Сажина, «иранское соглашение» стало возможно именно благодаря нынешнему президенту Хасану Рухани.

Григорий Лукьянов рассказал о том, как результаты иранских выборов могут повлиять на другие страны. По его словам, для Израиля и Саудовской Аравии, независимо от личности будущего президента, Иран так и останется главным геополитическим соперником. Согласно оценкам эксперта, для большинства стран, заинтересованных в сотрудничестве с Ираном, выгодно сохранение существующего курса. «Приход к власти консерваторов может увеличить иранское влияние в Ираке и Ливане, что не понравится руководству этих стран», – уверен востоковед. Кроме того, Григорий Лукьянов отметил провал американской политики и ухудшение обстановки в Афганистане. В этой ситуации, по его мнению, будет востребован опыт сирийского урегулирования, важную роль в котором играет также нынешнее руководство Ирана.

В завершение выступления эксперты ответили на вопросы журналистов.

«Международная жизнь»: На встрече с Сергеем Лавровым Дональд Трамп призвал Россию сдерживать Сирию и Иран. Что президент США подразумевает под «сдерживанием Ирана»? Может ли Россия влиять на Иран подобным образом?

Григорий Лукьянов: Эти слова можно трактовать скорее как символическое пожелание, нежели как побуждение к действию. У России есть инструменты воздействия и на Иран, и на Сирию. Но есть ли у нее намерения делать что-то подобное? Данная фраза характеризует американское видение взаимоотношений Ирана, Сирии и России. В Москве же диалог с Тегераном и Дамаском не рассматривают как отношения старшего и младших братьев. Россия призывает учитывать голоса стран региона и выстраивать с ними сотрудничество на равных, чего в Вашингтоне пока делать не хотят. Подвижки, которые были сделаны на переговорах Сергея Лаврова с Рексом Тиллерсоном и Дональдом Трампом – это незначительные шаги, которые пока только намечают направление взаимодействия при новом президенте США. Этот процесс еще далек от завершения. Во многом американский истеблишмент, вынося суждения по поводу России, играет на внутреннюю аудиторию. Их не волнует, как это интерпретируется на Ближнем Востоке и в России.

Владимир Сажин: У России нет мощных рычагов воздействия на Иран. Эта страна давно проводит самостоятельную политику, концепция которой заключается в поиске ситуационных партнеров. В данный момент по Сирии Тегеран сближается с Москвой, чего не скажешь о других направлениях. Россия, в отличие от СССР, выстраивает свою политику со всеми странами региона. У нас хорошие отношения с Израилем, с Саудовской Аравией и другими странами. Российские политики неоднократно с пониманием высказывались об озабоченности Израиля ситуацией в Сирии (усиление влияния Тегерана). Конечно, это не нравится Ирану, но это политика. Не надо искусственно создавать себе друзей, нужно иметь хорошие отношения со всеми без особой конфронтации.

Владимир Евсеев: Роль России в Сирии и в Иране совершенно разная. Если бы Россия не ввела войска на территорию Сирии, то Башар Асад был бы свергнут. Нынешняя власть это осознает. На сирийской территории находится российская авиабаза «Хмеймим», создается военно-морская база. Для России важна стабильность в Сирии, чтобы контролировать всю восточную часть Средиземного моря. Российское влияние в Сирии как было, так и останется.

В отношении Ирана Россия никогда не ставила вопрос о сдерживании. В этом нет необходимости, потому что Иран не проводил антироссийской внешней политики ни в Афганистане, ни в Центральной Азии, ни на Кавказе. Дональд Трамп просто прощупывает позицию: может ли Россия на это поддаться? Но в обмен на что? Почему Россия должна реагировать на давление США? Никакой политики сдерживания Ирана не будет. Нужно укреплять диалог, который был достигнут при Хасане Рухани. Если его изберут на второй срок, будет проще двигаться к цели, поставленной президентами России и Ирана, а именно: к формированию стратегического партнерства.

«Международная жизнь»: Спасибо за Ваши ответы!

Ключевые слова: США Россия Ближний Восток Иран Сирия Афганистан Ирак Ливан Владимир Евсеев Григорий Лукьянов Хасан Рухани Владимир Сажин Сейед Ибрахим Раиси Мухаммад Галебаф

Версия для печати