Россия-США-Турция-Германия: геополитическая игра в четыре руки

12:48 04.05.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Завершающаяся неделя ознаменовалась серией важных внешнеполитических встреч, бесед и переговоров президента России Владимира Путина. Собеседниками российского лидера стали канцлер Германии Ангела Меркель, президент США Дональд Трамп и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган.

Выбор трех зарубежных лидеров для переговоров, состоявшихся в течение 48 часов, представляется закономерным и показательным. На сегодняшний день именно Трамп, Меркель и Эрдоган из всех руководителей государств «большой двадцатки» (наряду разве что с Китаем) не только оказывают наибольшее влияние на развитие событий на мировой арене, но и имеют влиятельные внутриполитические позиции в своих странах.

Позиции Дональда Трампа в США существенно укрепились с момента его инаугурации благодаря отчасти спонтанному, отчасти продуманному сочетанию гибкости и жестких сиюминутных шагов – встретивших поддержку даже среди его критиков в Конгрессе. Ангела Меркель по-прежнему остается фаворитом на предстоящих в сентябре всеобщих выборах в Германии. Согласно последним социологическим исследованиям, за ее блок ХДС/ХСС готовы проголосовать от 34 до 37% опрошенных, а за его главного соперника – Социал-демократическую партию Германии – 28-30%. (wahlrecht.de)

К тому же немаловажным является накопленный Путиным и Меркель с 2005 года беспрецедентный багаж личных встреч: нынешняя стала 26-й.

Что же касается Реджепа Тайипа Эрдогана, то успех его преобразования Турции из парламентской в президентскую республику на апрельском референдуме предоставил ему максимальную свободу действий как во внутренней, так и во внешней политике.

Учитывая неопределенность относительно будущей фигуры, а главное, политики нового президента Франции, а также разворачивающиеся предвыборные в Великобритании, можно сделать вывод о том, что именно от усилий России, США, Германии и Турции в значительной степени зависит прогресс в урегулировании ключевых международных проблем. Единственным исключением может являться ситуация вокруг КНДР – где особая роль, в отличие от Турции, принадлежит Китаю. Однако здесь уже китайская сторона призывает не переоценивать ее возможности. «Китай не является в этом вопросе центральной точкой. Ключ к решению проблемы – не у Китая» - так китайский министр иностранных дел Ван И ответил на призывы США и других западных стран повлиять на Северную Корею. (vedomosti.ru)

Кроме того, каждый из углов четырехугольника Россия-США-Турция-Германия имеет собственную специфику двустороннего порядка. В российско-американских отношениях – это проблемы глобального уровня в сфере в том числе разоружения и борьбы с терроризмом. Российско-германские отношения имеют сильную экономическую составляющую. Согласно имеющейся информации, именно давление германского бизнеса, заинтересованного в налаживании взаимодействия с Россией, заставило Ангелу Меркель отказаться от своего обещания, данного еще в 2015 году: не приезжать в Россию до достижения прогресса в урегулировании ситуации на Украине и в Сирии.

Если подходить к содержанию состоявшихся встреч и бесед Владимира Путина с вышеуказанных позиций, то их общий тон и повестку следует оценить позитивно. Российский лидер обсудил со своими собеседниками весь комплекс ключевых международных проблем, имеющих непосредственное отношение к государственным интересам России. В ходе телефонного разговора с американским президентом, согласно сообщению пресс-службы Кремля, был рассмотрен «целый ряд актуальных вопросов сотрудничества двух стран на международной арене. Акцент сделан на перспективе координации действий России и США в борьбе с международным терроризмом в контексте сирийского кризиса». Важной является достигнутая договоренность «активизировать диалог между главами внешнеполитических ведомств двух стран по поиску вариантов, позволяющих закрепить режим прекращения боевых действий, придать ему устойчивость и контролируемость» с тем, чтобы иметь возможность выйти на полноценное политическое урегулирование. Не менее значимым является выраженная российским и американским лидерами озабоченность по поводу «опасной ситуации», сложившейся на Корейском полуострове. (kremlin.ru)

Диалог президента США Дональда Трампа и российского лидера Владимира Путина был «очень-очень конструктивным», продуктивным и позволил обменяться главам государств мнениями по многим вопросам – так прокомментировал итоги телефонной беседы госсекретарь США Рекс Тиллерсон, также принимавший участие в разговоре. Он озвучил соответствующее заявление в ходе брифинга с министром иностранных дел Саудовской Аравии Аделем аль-Джубейром. (rbc.ru)

А существенной гарантией достигнутого между Москвой и Вашингтоном определенного уровня взаимопонимания должны стать регулярные телефонные контакты лидеров двух государств, а также их возможная личная встреча «в привязке» к заседанию саммита «большой двадцатки» 7–8 июля в Гамбурге. Тем не менее, вопрос о месте и дате будущей встречи окончательно еще не решен, и американская сторона, по информации газеты The Wall Street Journal, не исключает и другие варианты, помимо Гамбурга. (wsj.com)

Среди возможных опций упоминается, в частности, встреча в одной из европейских стран, где американский президент, предположительно, может остановиться в перерыве между саммитом НАТО в Брюсселе и «большой семерки» в Италии – то есть в период между 25 и 27 мая. (kommersant.ru)

Если Россия и США в настоящее время пытаются выстроить новую платформу для двустороннего взаимодействия, в первую очередь, по проблемам ближневосточного и дальневосточного регионов, то российско-германское взаимодействие имеет несколько иной характер. Среди политических аспектов здесь превалируют ситуация на Украине и ее урегулирование в «нормандском формате» с участием Москвы, Берлина, Парижа и Киева. Однако не менее важное значение имеет и торгово-экономическое измерение. Несмотря на продолжающуюся «санкционную войну» в отношениях Европейского союза и России, Германия по-прежнему занимает первое место по объему инвестиций в российскую экономику – более 16 млрд. долларов – а также второе место по объему торгового оборота с Россией после Китая. (vestifinance.ru)

Кроме того, как подчеркнул в ходе совместной пресс-конференции с Ангелой Меркель Владимир Путин, уже в январе-феврале зафиксирован рост торгового оборота между Россией и Германией на 43%. При этом в России действуют около пяти тысяч предприятий с участием капитала из Германии, суммарный оборот которых превышает 50 млрд. долларов. (kremlin.ru)

Именно тесная торгово-экономическая взаимозависимость России и Германии – важнейшим элементом которой остается также энергетика (поставки из России покрывают почти 35% потребностей немецкого рынка, напомнил своей собеседнице Владимир Путин) – вынуждает Ангелу Меркель занимать сдержанную позицию по наиболее актуальным для нее темам, в том числе и по Украине. Вторым же «сдерживающим» фактором выступают опасения растерять собственный электорат в условиях неоднозначных процессов, протекающих сегодня в общественном мнении как в самой Германии, так и в целом на пространстве Евросоюза.

В результате в ходе своих нынешних переговоров в Сочи федеральный канцлер по целому ряду вопросов сделала заявления достаточно умеренной для себя тональности. Назвав Россию «важным партнером» Германии в рамках «большой двадцатки», Ангела Меркель также подчеркнула свою приверженность существующему «нормандскому формату» урегулирования ситуации на Украине, невзирая на все проблемы с реализацией Минских соглашений. (kremlin.ru)

«Наша последняя телефонная беседа в рамках «нормандского формата» была очень важным разговором. Мы договорились о том, чтобы продолжить этот формат» – подчеркнула Ангела Меркель. Она напомнила, что «к сожалению, большого прогресса еще нет, снова и снова нам приходится напоминать о нулевой точке минских договоренностей, о том, что нам нужно перемирие, и затем уже последуют политические шаги». «Мы уже начали параллельно работать, но перемирие, конечно, имеет существенное значение для дальнейшего развития, а также обмен пленными и политический процесс, о котором мы договорились в Минске» – подчеркнула федеральный канцлер и при этом добавила, что не считает «целесообразным заключать новые соглашения» взамен существующих.

«Этот формат работает. Если бы его не было, то было бы гораздо хуже, чем сейчас. Это уже результат, и результат, уверяю Вас, немаленький» –подтвердил со своей стороны Владимир Путин. (kremlin.ru)

Торгово-экономические вопросы представляют собой важный аспект и российско-турецких отношений. Не случайно встретившиеся 3 мая в Сочи президенты двух стран Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган уделили особое внимание нормализации именно экономических взаимоотношений. «Мы договорились, что все ограничения снимаем», – заявил по итогам переговоров российский президент и особо подчеркнул: «Восстановительный период в российско-турецких связях завершен, мы возвращаемся к нормальному партнерскому взаимодействию». «Наши экономические команды часто встречаются в Москве и в Анкаре. Они прилагают большие усилия для устранения препятствий на пути развития торговых и экономических отношений. Верю, что в ближайшие дни мы увидим результаты этих работ. Сотрудничество по проектам «Турецкий поток» и «Аккую» продолжается в своем русле», – подтвердил со своей стороны Реджеп Тайип Эрдоган. (kremlin.ru)

Текущая экономическая статистика подтверждает заявления руководителей двух государств. По данным Минэкономразвития России, товарооборот между Россией и Турцией увеличился в январе-феврале текущего года на 2,1% в годовом выражении до 2,48 млрд. долларов, при этом российский импорт вырос на 40,5% как результат частичной отмены взаимных ограничений на поставки сельхозпродукции. «В текущем году отмечен стремительный рост импорта из Турции, что связано в первую очередь с отменой продуктового эмбарго на некоторые виды турецкой продукции», – констатирует министерство. (vestifinance.ru)

Однако российско-турецкое взаимодействие – это не только экономика, но и конкретные усилия по урегулированию ключевой региональной проблемы – сирийской. «Астанинский формат» переговоров в рамках взаимодействия России, Турции и Ирана все последние месяцы подвергался жесткой критике со стороны определенных кругов в Вашингтоне. Однако сегодня, похоже, администрация Дональда Трампа меняет подход.

Одним из важнейших геополитических результатов переговоров на высшем уровне в рамках треугольника Россия-США-Турция может стать принципиальная договоренность о создании в Сирии «зон деэскалации», подразумевающих в том числе и запрет на применение в них боевой авиации сирийской армии. По оценке ряда западных источников, активность диалога лидеров России, Турции и США «открывает процесс координации действий» трех стран в рамках деэскалации сирийского конфликта. В данном контексте ключевым остается курдский вопрос, однако и здесь, согласно имеющейся информации, в рамках укрепления российско-турецкого взаимодействия, может быть достигнут прогресс, поскольку «сирийские курды находятся в оппозиции президенту Сирии Башару Асаду» – что, безусловно, учитывают как в Дамаске, так и в Москве. (vedomosti.ru)

Кроме того, действующие на ряде сирийских территорий – в частности, в районе Идлиба – боевики, по данным турецких спецслужб, установили прямые военно-политические контакты с Саудовской Аравией и Катаром, а также пытаются использовать их в качестве «моста» для организации подпольных операций в самой Турции. Это является еще одним фактором в пользу активизации военного сотрудничества Россия, Турции и США по Сирии. И не случайно после переговоров в Сочи Реджеп Тайип Эрдоган отправился прямиком в Вашингтон.

С другой стороны, следует учитывать, что, развивая военно-техническое взаимодействие с Россией, турецкий президент одновременно пытается использовать его и в качестве средства давления на те же США и другие страны – партнеры Анкары по НАТО. Это относится, в частности, к вопросу о поставках в Турцию российских зенитно-ракетных комплексов С-400. По словам министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, турецкая сторона продолжает вести с Россией переговоры «по всем темам, связанным с С-400, в том числе по совместному производству, цене». «Принципиально мы договорились, но по техническим вопросам сказать ничего не могу, – добавил министр. – Мы бы хотели купить их у НАТО, но они не продемонстрировали движения в этом направлении».

Обсуждался данный вопрос и в рамках переговоров Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи – причем, по словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, «в позитивном ключе». По данным российских и турецких военных источников, о количестве систем, которые может купить Турция, говорить пока рано, но о единичном комплексе речь вряд ли идет, поскольку Турции необходимо прикрыть как минимум две территории – обширную стамбульскую агломерацию и столицу Анкару. Примерная стоимость возможной сделки оценивается минимум в 2 млрд. долларов.

Однако процесс может сорвать излишняя политизация вопроса турецкой стороной. Как подтверждает профессор Университета Сабанджи Метин Гурчан, вопрос о поставке систем ПВО большой дальности для Турции «очень политизирован» и тесно связан с будущим ее отношений с НАТО. (vedomosti.ru)

В сложившейся ситуации российским интересам отвечает отказ от поспешных шагов и принятия далекоидущих и односторонних обязательств как в плане военно-технических проектов с Турцией, так и в формате взаимодействия с Анкарой и Вашингтоном по Сирии. Объективные интересы как Турции, так и в определенной степени США вынуждают как раз их идти на более тесное взаимодействие с Россией, даже несмотря на раздражающий многих в Анкаре и Вашингтоне «иранский фактор» на переговорах в Астане. Подобная динамика должна сохраниться на ближайшие месяцы, что позволяет прогнозировать укрепление «российского вектора» во внешней политике Турции, а также выгодные для Москвы подвижки в позиции администрации президента США Дональда Трампа – вынужденного лавировать между такими глобальными вызовами, как международный терроризм, Сирия и КНДР.

Ключевые слова: Катар Россия Сирия Европа Саудовская Аравия Турция Франция Германия Владимир Путин Украина Ангела Меркель Европейский союз «Турецкий поток» Дональд Трамп Реджеп Тайип Эрдоган АЭС «Аккую»

Версия для печати