Украина - иллюзия экономического роста и политический контекст экономической ситуации

13:18 24.04.2017 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


В феврале премьер-министр Украины Владимир Гройсман отчитался о результатах работы правительства за 2016 год. Тогда премьер доложил о том, что усилиями правительства удалось достичь экономического роста  – 2,2% по отношению к 2015 году, в четвертом квартале рост в экономике был 4,7% ВВП.  Без сопоставления с другими данными эти цифры не говорят ни о чем. 2014-2015 годы произошло падение экономики на 17%, а это значит, что говорить об экономическом росте можно будет тогда, когда экономика Украины будет расти с темпами 5-10% в год в течение нескольких лет, чтобы достичь показателей 2013 года. Достижений правительства, по мнению экономиста Виктора Скаршевского, в росте экономики нет, причины роста в том, что выросли цены на экспортные товары, и был рекордный сельхозурожай. Однако, это рост объемов производства, а не экономический рост, считает экономист. (rian.com.ua)

Инвестиционная картина для Украины имеет четкую параллель с событиями политической жизни страны. С 2012 года наблюдался отток иностранного капитала, прежде всего из банковского сектора, однако, пиковыми годами стали 2014-2015 годы: «рынок начали покидать компании практически из всех отраслей, в частности:

  • Автомобильный рынок Украины покинули: Honda и BYD.

  • Рынок юридических услуг: Beiten Burkhardt, Chadbourne&Parke, Noerr, Schoenherr.

  • Энергетический рынок покинули: Сhevron и Shell.

  • Fashion-ретейл:  Seppala, Finn Flare, Peacocks, Mexx, River Island и Esprit, немецкий ретейлер стройматериалов Praktiker тоже покинул рынок.

2016 год, аналогично, символизировался оттоком зарубежного капитала и разочарованием, в частности, Украину покинули: Logitech (IT), Electricite de France (EDF), Tetra Pak, Tikkurila, Ruukki, OBI, Centro и Plato». (real-politics.org)

Связь с событиями политической жизни очевидна – 2013-2014 годы – «революция достоинства», уход Крыма, начало конфликта на Юго-Востоке. 2015 год – период окончательного осознания того, что Украина страна с высокими рисками, сильным влиянием политических интересов на экономику, коррупцией,  неясным политическим и экономическим будущем.

2016 год на примере российских компаний (банковский сектор) показал, что государственные институты Украины не в состоянии  защищать в своей стране иностранный капитал. Торговая блокада показала, что Украина не в состоянии обеспечивать защиту украинского бизнеса и решать вопросы собственной экономической безопасности. Как пример можно привести блокаду Донбасса, которая оставила без угля промышленность и энергетику: 18 апреля Славянская ТЭС, которая рассчитана на работу на антрацитовом угле, остановила свою работу из-за отсутствия топлива, ранее остановили работу Приднепровская, Трипольская, Змиевская и Криворожская ТЭС. (112.ua)

Политическое влияние на экономику можно наблюдать не только на примере блокады работы российских банков украинскими радикалами, но и на примере промышленного сектора. Так, при анализе ситуации в химической промышленности становится понятно, что даже не политические вопросы влияют на происходящее в этом секторе, как казалось потому, что значимые для сектора предприятия принадлежат Дмитрию Фирташу, а элементарное непонимание приоритетов развития страны и структуры экономики. Пример регулирования (попыток регулирования) рынка удобрений красноречиво демонстрирует уровень компетенции и понимания украинского правительства. Предприятия химической отрасли, производящие удобрения, переживают не лучшие времена, некоторые из них просто стоят, рост цены на газ резко повысил себестоимость их продукции. Конкретные цифры того, насколько стоимость газа влияет на стоимость продукции украинских химических предприятий привел народный депутат Александр Дубинин, председатель подкомитета по вопросам промышленной и инвестиционной политики комитета Верховной Рады по вопросам промышленной политики и предпринимательства: «…украинская продукция никак не может конкурировать, потому что химическая промышленность очень серьезно зависит от цены на газ. Мы знаем о том, что при производстве карбамида газ составляет порядка 95% себестоимости. Для российских производителей цена газа где-то 73-75 долларов, а для наших – свыше 300 долларов». (lb.ua)

Что при этом делает украинское правительство, чтобы решить проблему дефицита удобрений? Оно не разбирается в проблемах, приведших к остановке предприятий, и не предлагает вариантов их решений, правительство просто приостановило действие антидемпинговых пошлин в отношении российских удобрений, чтобы решить вопрос дефицита удобрений на внутреннем рынке. Как отмечает народный депутат Александр Дубинин: «Антидемпинговое расследование против российских удобрений было проведено, оно подтвердило существование демпинга со стороны России, который для украинских производителей минеральных удобрений был серьезным ударом. В правительстве просто отложили введение этих пошлин до лета, после посевной, ничего более умного не придумали». (lb.ua)

Приведенные выше факты (химическая отрасль промышленности, инвестиционная картина) не дают полной картины экономических процессов на Украине, но отражают существенные тренды как собственно экономики, так и влияния на нее политической сферы и государства.

Вместо примера ситуации в химической отрасли в сегменте производства удобрений могла бы быть и другая отрасль, вместо вышедших на доминирующие позиции на рынке удобрений российских компаний могли бы быть компании любого другого государства. Как говорится, ничего личного, это бизнес.

Тем более, что государственное участие в промышленном секторе экономики развивается по схеме, сформулированной бывшим варягом-министром экономики Украины Абрамавичюсом, которому как-то был задан вопрос:  «Как вы видите стратегию развития промышленности Украины»? Министр ответил: «либерально». То есть – никак. И здесь политический аспект влияния на украинскую экономику проявляется в новом свете: при таких управленцах бизнесу без сильного и структурированного лобби не обойтись.  Например, политическое влияние Дмитрия Фирташа снижено, его предприятия вынуждены выживать на фоне высоких цен на энергоносители, что повышает себестоимость украинской химии, и на фоне непродуманных решений власти, в результате чего на рынке удобрений доминируют зарубежные компании, а сектор украинской химической промышленности при этом переживает естественный  спад.   

Описанная выше ситуация с удобрениями означает одно – высокую импортозависимость аграриев, и рычаги влияния на аграрный сектор Украины находится в руках зарубежного бизнеса. Но таков выбор украинского правительства.

Никаких программ импортозамещения и стимулирования внутреннего товаропроизводителя правительством Украины не разрабатывается и не внедряется. Проблемы дефицита в тех или иных секторах решаются по технологии Абрамавичюса – «либерально», рынки отдаются тем, кто готов их заполнить.

Заявляя в условиях отсутствия эффективного государственного управления о деолигархизации, украинская власть разрушает на Украине единственную пока работающую систему регулирования экономики – лоббизм и конкуренцию бизнес-групп, не создав ни условий, ни механизмов управления экономикой на других условиях.

Против Украины Запад не вводил санкции, но зарубежные компании выводят из страны свой капитал, сворачивают бизнес в самых разных отраслях. Картина ухода иностранного капитала объясняет мотивы украинской власти, добивающейся кредитов МВФ. На данном этапе это единственная возможность  стабилизации экономики в условиях отсутствия ее развития по причине оттока инвестиций.  Получается, что тот экономический рост, о котором отчитался премьер Владимир Гройсман – это иллюзия, которой Киев хочет заменить реальность происходящего. 

Ключевые слова: Украина состояние экономики

Версия для печати