Турция и Россия – партия продолжается: тренд потепления и Крым, как точка холода

14:27 13.03.2017 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


В ходе визита в Москву 10 марта Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделал все возможные заявления и знаки – почтил память убитого российского посла, вспомнил с сожалением о сбитом российском самолете, возложил цветы к Могиле неизвестного солдата.

Интересы Турции очевидны в двух направлениях – Сирия и экономические отношения с Россией. Вопрос Сирии стоит для Турции остро – с одной стороны ее роль в этом конфликте неоднозначна, с другой стороны – она один из ключевых игроков. Вопрос в согласования интересов втянутых в конфликт сторон (например, альянса Россия-Турция-Иран) в видении ими послевоенной ситуации в Сирии - уже сейчас стоит остро.  В очередной раз камнем преткновения становятся курды, объединение сил которых Турция не намерена допустить, но которые нужны администрации США для демонстрации своего значимого участия в борьбе с ИГ, а именно – для штурма сирийской столицы террористов Ракки. И дело здесь не только в том, что американцы категорически не хотят совместных действий с сирийской армией (то есть - Башаром Асадом), а в том, что позиции курдов максимально приближены к Ракке: «Вашингтон заявил об увеличении военно-технической помощи сирийским курдам и намерен увеличить численность своих спецназовцев, расположенных на курдской территории и помогающих воевать с ИГ». (ria.ru). Нельзя забывать и об интересе США держать руку на пульсе ситуации в регионе в будущем, что значит, что курды нужны для сдерживания и контроля турецкого влияния в регионе.  Наконец, влиятельные мировые и региональные игроки имеют разную точку зрения о том, какой быть Сирии после урегулирования конфликта – с точки зрения будущих границ и политического режима.

Россия своим участием в урегулировании сирийского конфликта стала значимым игроком в регионе и выступает на стороне Башара Асада, что противоречит интересам Турции и США. Однако, именно участие России наиболее легитимно с точки зрения международного права – ВКС РФ находятся в Сирии по просьбе и приглашению официальной власти. А это, кроме военных успехов и гуманитарной миссии, закрепляет за Россией право принимать участие в судьбе страны и в будущем.

Турция против создания Сирийского Курдистана у своей юго-восточной границы, США не против – такое  квазигосударство хороший инструмент влияния в регионе, и Сирия в прежних границах Штатам не нужна. Россия может извлечь пользу из каждого варианта – поспорить за влияние в регионе с США и Турцией, в случае поддержки создания Сирийского Курдистана, либо закрепить отношения с Турцией, выступив в том или ином формате против появления такого субъекта. Однако, каждый из вариантов, избранный Россией,  будет означать те или иные преференции для Асада, а это не в интересах Турции. По словам эксперта Владимира Аваткова: «Турция продолжает отказывать сирийскому президенту в легитимности, она лишь немного убрала артикуляцию этой позиции из публичного пространства. Анкара все еще надеется на то, что на место Асада придут умеренные суннитские исламисты, которые будут сотрудничать с Турцией по ряду вопросов» (ria.ru)

Все это означает, что Россия и Турция, по меткому замечанию наблюдателей, стоят перед необходимостью нанести свои отношения на карту Сирии (kommersant.ru).  Эта часть переговоров осталась за кадром. А вот договоренности по экономическим вопросам и вопросам формализации тренда потепления отношений между государствами выглядят впечатляюще. Для Турции это вопросы экономики, потери которой из-за похолодания отношений с Россией ощутимы, и внутренней политики, что взаимосвязано самым тесным образом. Президенту Эрдогану нужны победы и достижения, так как скоро пройдет конституционный референдум по увеличению полномочий президента, а если точнее, его, Эрдогана, полномочий.

Среди экономических договоренностей: стороны подтвердили заинтересованность и намерения реализовывать энергетические проекты – строительство атомной электростанции «Аккую» и газопровод «Южный поток», снятие всех ограничения на импорт турецкой плодоовощной продукции, снятие запрета на получение рабочих виз для работников турецких строительных компаний, договоренности о создании Российско-турецкого инвестиционного фонда – на уровне 1 млрд. долл. и др.

А теперь о существенных деталях другого уровня. Визит Президента Турции сопровождался интересным событийным рядом и информационным фоном, как с турецкой стороны, так и со стороны российских СМИ.  10 марта, в день визита Эрдогана в Москву, на канале «Россия 24» вышел большой сюжет о президенте Турции, из которого следует, что он известный макиавеллист, вспомнили в сюжете и сбитый в 2015 году самолет. В выпуске новостей следом - информация о том, что Турция вновь поставляет в Россию цветы. В этот же день в программе «Международное обозрение» на канале «Росссия 24» выходит сюжет о турецких благотворительных фондах, помогающим людям в Сирии (300 млн. долл. деньгами, 100 млн. из них товарами внесли граждане Турции). Одним словом, российские СМИ создали объемный и разносторонний портрет лидеру Турции и роли этой страны в сирийском конфликте, что оставляет возможность для самых различных внешнеполитических действий или заявлений со стороны России.

В ходе визита ни одна из сторон не сказала ни слова о Крыме. В день визита Эрдоган в Москву, стало известно, что в Турции не принимают корабли из Крыма, в частности, турецким паромам, прибывшим из Севастополя, не дают пришвартоваться в порту Зонгулдак. (lenta.ru

Крым остается если не «точкой холода» в отношениях, то уж точно неким плацдармом для маневрирования в российско-турецких отношениях, а для Запада, при его теперешних весьма сложных отношениях с Турцией – определенной индульгенцией Анкаре, которая в своих действиях по отношению к Крыму фактически поддерживает антикрымские и антироссийские санкции. Тем более «крымская индульгенция» нужна Турции на фоне дипломатического конфликта с Нидерландами, на фоне прогнозируемой в ближайшее время напряженности в отношениях с Германией и ЕС – Эрдоган уже пригрозил Евросоюзу разрывом соглашения по мигрантам. Это смещает Анкару в сторону восточного вектора во внешней политике, а Крым в этом случае остается одним из звеньев все же связывающим ее с Западом, как и членство в НАТО, факт которого тоже значит, что признания Крыма от члена НАТО ждать не стоило и не стоит. Крым для Турции – составляющая стратегии к региональному лидерству в новых условиях. И встреча президентов в Москве показала, что существует как  необходимость нанести отношения России и Турции на карту Сирии, так  существует и необходимость определить в них место Крыма. 

Ключевые слова: Сирия Путин Крым переговоры визит Эрдогана в Москву

Версия для печати