Двухскоростной режим для Евросоюза

00:58 13.03.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Скандалом завершился в Брюсселе саммит Европейского союза. Сначала польская делегация нарушила негласно существующее в ЕС правило солидарного голосования по ранее согласованным ведущими европейскими странами кандидатурам на руководящие посты в этой организации, выступив против переизбрания на должность председателя Совета ЕС бывшего премьер-министра Польши Дональда Туска, а затем действующая глава кабинета Беата Шидло отказалась подписывать итоговую декларацию саммита. В трактовке нынешнего главы польского правительства, переизбрание Дональда Туска стало результатом действия «брюссельской машины с преобладанием «немецкого диктата», которые проигнорировали «важные национальные интересы» Польши. (rbc.ru)

Суть претензий официальной Варшавы в адрес своего соотечественника, занимающего пост председателя Совета ЕС с августа 2014 года, Беата Шидло сформулировала в обнародованном накануне голосования открытом письме. В нем в вину Дональду Туску ставилось «беспрецедентное» вмешательство от имени Евросоюза во внутреннюю политику Варшавы и «грубое нарушение» политического нейтралитета. (premier.gov.pl)

Европейские средства массовой информации в этой связи напомнили, в чем именно заключалось последнее по времени вмешательство Туска во внутрипольские  дела. В декабре 2016 года он фактически выступил в поддержку участников антиправительственных демонстраций в Варшаве у здания Сейма Польши и призвал власти страны «уважать людей, принципы и закрепленные в Конституции ценности, действующие правила игры и добрые традиции». (welt.de)

Беата Шидло призвала своих коллег не переизбирать Туска, а вместо этого поддержать другого поляка - бывшего вице-президента Европарламента Яцека Сариуш-Вольского.

Однако лидеры других стран-членов ЕС не поддержали внутрипольскую  фронду и солидарно продлили мандат действующего председателя Совета Евросоюза. Одним из первых Дональда Туска поздравил премьер-министр Люксембурга Ксавье Беттель: «У нас есть новый глава Евросовета. Удачи председателю Евросовета  Дональду!» Сам «новый старый» председатель Совета ЕС поблагодарил лидеров государств-членов Евросоюза за поддержку. «Я предприму все возможное, чтобы сделать ЕС лучше» - заявил он. (rbc.ru)

Хотя демарш Польши на завершившемся саммите ЕС и не имел (пока!) реальных последствий, его значимость не следует недооценивать. Нынешний конфликт между бывшим премьер-министром Польши и нынешним руководством страны носит действительно серьезный характер, но самое главное – выходит на глубинные кризисные процессы, развивающиеся на различных уровнях в самом Евросоюзе. Правящая в Польше коалиция во главе с партией «Право и справедливость» занимает по ключевым вопросам внутренней и внешней политики, по сути, антибрюссельские позиции, во многом совпадающие со взглядами евроскептиков в других странах. Это критика политики Брюсселя (читай – Германии) в миграционном вопросе, протесты против мер жесткой бюджетной  дисциплины, осуждение теории и  практики мультикультурализма как несущего реальную угрозу цивилизационным основаниям современной Европы. По всем этим вопросам Варшава активно оппонирует Дональду Туску как выразителю принципиально иных подходов.

И здесь давний  внутрипольский  спор  партии «Право и справедливость» братьев Качиньских и «Гражданской платформы» Туска очень хорошо накладывается на общеевропейскую повестку. А если учесть традиционные проамериканские и пробританские симпатии Ярослава Качиньского и нынешнего президента Польши Анджея Дуды – картина антибрюссельского и антиберлинского треугольника Варшава – Лондон (Brexit) – Вашингтон (Трамп) вырисовывается совершенно четко.

При этом Варшава активно ищет и находит союзников в рядах самого ЕС - в том  числе в рамках Вишеградской группы, члены которой (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия) видят в политике Евросоюза в миграционном вопросе реальную угрозу собственной безопасности и национальной идентичности.

Что характерно – и сам Туск в определенной мере склонен согласиться с мнением своих оппонентов относительно важности восточного и южного векторов в политике ЕС. В частности, еще в 2015 году он прямо заявил, что будущее Евросоюза «будет решаться на его восточных и южных рубежах». Однако принципы поиска подобных решений у  участников развернувшейся дискуссии выглядят диаметрально противоположными.

При этом Дональд Туск фактически отказался от политико-дипломатического наследия своего предшественника на посту председателя Совета ЕС Хермана  ван  Ромпея. Как подчеркивает германская газета Die Welt, бельгиец ван Ромпей «задал в качестве модели скорее сдержанную роль, сам ориентируясь (возможно, даже слишком) на консенсус, консенсус и еще раз консенсус». Что же касается Туска, то его германское издание квалифицирует как политика, выступающего в роли поборника добрых традиций, но при этом «не боящегося ссор». (welt.de)

Однако внутриполитическое противостояние в рамках «польского досье» и даже доктринальный конфликт прежнего и нынешнего председателей Совета ЕС не несли бы в себе столь реальную угрозу будущему Евросоюза, если бы не накладывались на межгосударственные линии противостояния в самой организации. И  в данной связи поистине судьбоносное для судеб «единой Европы» значение приобретает намеченный на 25 марта в Риме юбилейный саммит ЕС. Как известно, 60 лет назад, в 1957 году Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург создали на основе Европейского объединения угля и стали Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) – прообраз современного ЕС. Согласно подписанному 25 марта 1957 года Римскому договору, целями ЕЭС провозглашались создание таможенного  союза, проведение единой сельскохозяйственной политики, свободное движение капитала, рабочей силы и услуг между странами-членами ЕЭС. (archives.eui.eu)

Однако сегодня многие из провозглашенных 60 лет назад ценностей и идей столкнулись с новыми геополитическими реалиями. Да и в составе нынешнего Европейского союза впервые в его истории грядет не расширение, а сокращение за счет выхода одного из оплотов евроинтеграции – Великобритании. В результате предстоящий юбилейный саммит может оказаться последним в плане реализации прежних идей  и программ, знаменуя собой переход к принципиально иной модели – так называемой «Европе разных скоростей».

Соответствующий проект реформ ЕС под названием «Белая книга» представит в  итальянской столице председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Именно создание «Европы двух скоростей» лежит в основе предлагаемой программы реформ – которая, по сути, закрепляет на уровне программных положений Евросоюза существование «двух Европ» - европейского ядра (одновременно выступающего в качестве «твердого ядра» еврозоны) в составе вышеперечисленных шести стран-основоположниц ЕЭС (скорее всего, с заменой Великобритании на Испанию) и остальных стран-членов, за которыми уже закрепился термин «периферия».

Примечательно, что соответствующий проект уже получил поддержку на неформальной встрече в Версале лидеров Германии, Франции, Италии и Испании – хотя последняя как раз формально и не имеет отношения к ЕЭС как предтече ЕС. Однако экономический вес Испании и ее роль в общеевропейских делах не позволяют обойтись без Мадрида в условиях, когда, по оценке премьер-министра Бельгии Шарля Мишеля, под угрозой оказался совокупный европейский проект. Глава бельгийского кабинета видит две ключевые задачи, стоящие перед «евроядром»: инициировать экономический рост в ведущих странах ЕС и обеспечить внутреннюю безопасность посредством ужесточения контроля на внешних границах. Аналогичную мысль высказал и представитель правительства Италии Сандро Гоци: «Твердое ядро» Евросоюза будет обновленной и углубленной еврозоной», а все финансовые вопросы будет решать новообразованный министр финансов ЕС.

Идеи «версальской четверки» уже вызвали предсказуемую негативную реакцию в странах Центральной и Восточной Европы. Однако очень многое в разгорающемся конфликте будет зависеть от позиции Германии. С политической точки зрения Берлин и лично федеральный канцлер Ангела Меркель - за «Европу двух скоростей». Однако в экономическом плане вышеуказанный проект сопрягается с ненавистным Германии проектом активного выпуска евробондов в целях перераспределения национального долгового бремени стран-должников на плечи всей Европы. А это означает, что даже если Берлину и удастся отгородиться от оплаты долгов греков и португальцев, то перераспределение долгового бремени Франции, Италии и Испании все-таки ударит по германским налогоплательщикам – причем аккурат в преддверии выборов в бундестаг, намеченных на вторую половину текущего года.

«Роль Германии в Европе, на самом деле, парадоксальна. Поначалу Европа должна была сдерживать Германию. В результате получилось, что германизировалась Европа, и это абсолютно очевидно с экономической точки зрения» - так весьма точно обрисовало специфику переживаемого Евросоюзом исторического момента итальянское издание L'Espresso и напомнило в этой связи определяемую Германией политику ЕС в миграционном вопросе: «То, что в контексте Европы решения были приняты без консультаций с европейскими партнерами, теперь делает Германию не просто гегемонией с благими намерениями, но и ставит ее в условия изоляции. А принятые ею решения становятся предметом для дискуссии». (espresso.repubblica.it)

Похоже, что спустя 60 лет после образования ЕЭС дискуссионными в современном Евросоюзе становятся все вопросы и принципы – включая и сам состав организации. А это не только дает дополнительный импульс созданию новых блоков и лагерей внутри  самого ЕС, но и побуждает европейские страны, недовольные диктатом Германии, искать выходы на новые политические векторы и тренды за пределами Европы – в том числе в России.

Ключевые слова: Россия США Европейский союз еврозона Совет ЕС Дональд Туск Германия Польша Франция Испания Италия Бельгия ЕЭС

Версия для печати