Один пояс – один путь: внешняя политика КНР

22:50 07.03.2017 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


В Пекине начали работу очередные сессии Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая двенадцатого созыва и Всекитайского собрания народных представителей. На этих форумах особое внимание было уделено перспективам концепции «Один пояс – один путь» и выхода китайских производителей на рынки ЕС и ЕАЭС. К этому событию был приурочен видеомост, посвященный современным тенденциям внешней политики Китая. Он был организован на площадке МИА «Россия сегодня» совместно с издательством «Женьминь хуабао».

В преддверии международного форума

Директор Института Дальнего Востока РАН, доктор исторических наук, профессор Сергей Лузянин напомнил, что в мае 2017 года в Пекине состоится международный форум «Один пояс-один путь», в ходе которого в столице Китая соберутся лидеры стран-участниц проекта евразийской интеграции, включая и Президента России Владимира Путина.

Предстоящий форум «Один пояс – один путь» состоится в Пекине 14-15 мая 2017 года. Вероятно, принятые на нем решения помогут дать больше свободы действий бизнесу, в том числе мелкому и среднему. Однако пока проект интеграции, предложенный Пекином, по образному выражению С.Лузянина, напоминает шкаф, почти все ячейки которого остаются пустыми. Пекин, как инициатор и генератор Экономического пояса Шелкового пути, ждет от участников форума конкретных предложений по развитию своей инициативы.

Сама инициатива Экономического пояса Шелкового пути была впервые озвучена в 2013 года Председателем КНР Си Цзинпином в ходе визита в Астану. Этот масштабный интеграционный проект включает большое число стран и, помимо сухопутных евразийских логистических маршрутов, предусматривает морскую составляющую. Задачам сопряжения проектов ЕАЭС и ЭПШП отвечает формирование Межправительственной комиссии по сотрудничеству в развитии российского Дальнего Востока и северо-восточных территорий КНР. В свою очередь, еще до смены президента в США на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) в 2016 году В.Путин озвучил концепцию «Большой Евразии», перекликающуюся с поиском Пекином вариантов альтернативной глобализации.

С.Лузянин подчеркнул, что оба проекта рассчитаны на долгосрочную перспективу. Председатель КНР Си Цзинпин в своих выступлениях неоднократно подчеркивал, что Россия и Китай должны продвигать идею сбалансированного глобального развития. Речь идет не только о развитии инфраструктуры и строительстве необходимых для перевозки товаров транспортных коридоров, но и о сотрудничестве в самом широком смысле, которое могло бы затронуть гуманитарную, банковскую и туристическую сферы. Воплощение в жизнь идеи «интеграции интеграций» требует огромных усилий экспертов различного уровня, дипломатического корпуса, а также технических работников.

В настоящее время в рамках взаимодействия двух стран уже создана и действует Комиссия по сопряжению ЕАЭС и ЭПШП, которую возглавили первый вице-премьер правительства России Игорь Шувалов и его китайский коллега, первый вице-премьер Государственного совета КНР Чжан Гаоли. Саму «интеграцию интеграций» в Евразии без преувеличения можно назвать проектом века, охватывающим огромное пространство от Тихого до Атлантического океана. Кроме того, изначальный замысел дополняется собственными макропроектами ряда стран, например, Казахстана. Немалая роль отводится и Центральной Азии, в рамках которой большое значение приобретает трехстороннее сухопутное направление «Россия-Монголия-Китай». В Пекине считают, что сверхзадача проекта «Один пояс – один путь» заключается в формировании нового качества китайской внешней политики. И в этом смысле значительная роль отводится Центральноазиатскому региону. Своего рода драйверами интеграции должны послужить Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, участниками которого, по данным на март 2017 года, стали 57 стран мира, включая Россию. Важное значение имеет и основанный в 2014 году Фонд Шелкового пути, задача которого состоит в финансировании крупных инфраструктурных проектов.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и практики иностранных языков Российского университета дружбы народов (РУДН) Олег Тимофеев призвал не забывать, что в первую очередь ЭПШП служит внутренним потребностям Китая, в том числе развитию западных и северо-западных районов этой страны. Для российской стороны значительный интерес вызывают предлагаемые Пекином программы государственно-частного партнерства. В то же время было бы не справедливо проигнорировать тот факт, что в морской части интеграционного проекта ЭПШП Россия принимает посильное участие. Речь идет о предоставлении китайской стороне транспортного коридора с выходом к морским портам в Приморском крае.

Инициативу Китая «Один пояс – один путь» невозможно рассматривать в отрыве от проблемы китайско-европейских отношений. Так, взаимный товарооборот КНР и ЕС в 2016 году увеличился на 0,6%. Этот показатель стал несколько ниже, чем в предыдущие годы, что объясняется общим спадом в мировом экономике, но зато вырос объем коммуникаций и перевозок грузов.

По словам О.Тимофеева, Китай сейчас становится лидером в области международных национальных культур. Пекин, по крайней мере, на дипломатическом уровне, рассматривает евразийский вариант интеграции как общее благо для всего человечества. Об особом интересе Китая к ЕС свидетельствует не только огромное количество студентов из Китая, обучающихся в вузах Европы, но и рост числа студентов из европейских стран, заинтересованных в изучении китайского языка. Таким образом, глобализация и интеграция по-китайски не представляют собой чисто экономический проект, а, напротив, рассчитаны на расширение сотрудничества между государствами.

Китайский взгляд на интеграцию

Заинтересованное участие в обсуждении перспектив евразийской интеграции приняли и эксперты из Пекина. Главный научный сотрудник по исследованию финансов «Чунъян» при Народном университете Китая, экс-глава представительства Кантонального банка Цюриха (ZKB) в Пекине Лю Чжицинь считает, что Москве и Пекину необходимо плодотворно развивать двустороннее сотрудничество во многих сферах. Китайский политик подчеркнул, что процесс глобализации в 1980-1990-х годах был инициирован США в собственных интересах для закрепления господствующего положения в мировой экономике и сопровождался целой серией «цветных революций» на евразийском пространстве. Концепция «Один пояс – один путь» предполагает равноправный диалог всех участвующих в нем сторон. По словам ученого, Китай – это страна, не только заявляющая о глобализации, но и принимающая на себя всю ответственность за последствия, которые она с собой несет. Главные принципы предлагаемого Пекином варианта интеграции – толерантность и открытость ради повышения уровня и качества жизни всех народов и стран. Однако предприятия, министерства и ведомства стран-участниц проекта должны работать открыто. «В сфере производства Россия остается очень сильной страной», - отметил Лю Чжицинь.

Как считает член Всекитайского совета Народного политического консультативного совета КНР, экс-руководитель Государственного управления по делам издания и распространения литературы на иностранных языках КНР Чжоу Минвэй, у ЭПШП и ЕАЭС есть огромный потенциал, который необходимо использовать к взаимной выгоде всех стран. Важной составляющей интеграции должно стать обеспечение необходимой законодательной базы и инвестиционной среды для полноценной экономической деятельности.

По словам Чжоу Минвэя, темпы и специфика интеграции должны быть приведены в соответствие с особенностями каждой участвующей в ней страны. Этому может способствовать активизация межкультурных контактов стран Евразийского субконтинента.

Чжоу Минвэй пояснил, что в условиях глубоких перемен на международной арене Китай стремится к реализации принципа свободы торговли, выступает против протекционизма и в пользу большей инклюзивности экономических отношений. В условиях роста числа вызовов и угроз Пекин может и должен выступать в качестве гаранта международного мира и инициатора формирования гибких механизмов, способствующих разрешению наиболее острых конфликтов современности.

Все эти задачи невозможно реализовать без формирования взвешенного и объективного представления о происходящих в Евразии общественных процессах. Поэтому Китай намерен уделять особое внимание изучению языков всех народов, проживающих в сфере сопряжения нового Шелкового пути.

«Темпы и специфика интеграции в рамках концепции «Один пояс – один путь» должны быть приведены в соответствие со спецификой развития каждой страны-участницы проекта» (Чжоу Минвэй)

Чего ждать от США?

Известно, что новый президент США Дональд Трамп намерен проводить более ярко выраженную антикитайскую политическую линию на внешнеполитической арене. Однако, по мнению Сергея Лузянина, вряд ли Вашингтон сможет повлиять на изменение формата российско-китайского экономического сотрудничества, который, в свою очередь, отражает сложившуюся структуру экономик России и Китая. В этой сфере наблюдаются некоторые позитивные изменения. Например, в приграничной китайской провинции Хэйлуцзян открылась первая из запланированных пяти платформ-инкубаторов электронной коммерции с Россией. Активизировалось и строительство объектов инфраструктуры, включая проекты, к реализации которых долгое время не решались приступить. Наиболее заметным примером может служить мост Благовещенск – Хэйхэ. Подобные изменения связаны как с объективным ростом роли Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и с общим охлаждением отношений России и Евросоюза. Бесспорным достижением стал обоюдный рост туризма в Китае и России.

С.Лузянин напомнил, что Трамп неоднократно подчеркивал, что выступает от имени США, а не всего мира. «При любом варианте событий ему не удастся вбить клин между Москвой и Пекином: это абсолютно исключено», - подчеркнул эксперт. 

Ключевые слова: Китай Россия российско-китайские отношения Институт Дальнего Востока РАН Сергей Лузянин Олег Тимофеев Российский университет дружбы народов Чжао Минвэй Лю Чжицзинь

Версия для печати