Новый президент США: «мир посредством силы»?

19:55 03.02.2017 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Президент США Дональд Трамп. Фото: kloop.kg.

Победа Дональда Трампа на прошедших в США президентских выборах вызвала резкое неприятие со стороны части политического истеблишмента страны, и одновременно породила надежды в России на возможность диалога между Москвой и Вашингтоном. Насколько реалистичны такие надежды? Ответу на этот вопрос было посвящено заседание дискуссионной площадки на тему: «Новый президент США: есть ли у России повод для оптимизма?». Оно состоялось на площадке лектория Государственного музея современной истории России. В нем приняли участие известные политики и общественные деятели России.

Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев заявил, что интерес к прошедшим в США выборам высок и отчасти оправдан, поскольку Соединенные Штаты остаются одним из наиболее влиятельных государств в мире. Однако, нередко прогнозисты делают две принципиальных ошибки: сводят происходящие на американском континенте изменения к личностному фактору и глобальному противостоянию Москвы и Вашингтона. «Мы не стремимся занять положение единственного лидера на планете. Это не наша политика», - подчеркнул К.Косачев. – Те аплодисменты, которые некоторые политики, в том числе в Государственной думе, адресовали Трампу, были своего рода жестом облегчения и надежды, что отношения двух стран уйдут от воспроизведения логики «холодной войны». Только время покажет, оправдались ли наши надежды».

«Россия должна предлагать США свою повестку дня, а не помогать Вашингтону решать его внутренние проблемы» (Константин Косачев)

К.Косачев считает, что появление Дональда Трампа на посту президента США – это не стечение обстоятельств, а системное явление, означающее смещение интересов Вашингтона в сторону более прагматичной, а в чем-то и циничной позиции. России придется иметь дело с весьма жестким и решительным партнером. Американцы, судя по всему, сосредоточат свое внимание на тех внешнеполитических вызовах, которые представляют для них серьезный вызов во внутренних делах. Прежде всего, это экономическое усиление Китая, международный терроризм и борьба с ним, а также транснациональные корпорации, деятельность которых перестала выступать в качестве стимула для экономического развития США. Одновременно Трамп будет пытаться наладить отношения с Россией для разрешения своих проблем внутри и вне страны. России, напротив, необходимо уклоняться от перспективы участия в разрешении внутриамериканских проблем и предлагать свою повестку дня: контроль над вооружениями, выстраивание коллективных систем безопасности, кибербезопасность и экономическое сотрудничество. «К сожалению, при Бараке Обаме от России зависело гораздо меньше, поскольку он почти не принимал во внимание ее национальные интересы. Трамп хотя бы делает вид, что он готов слышать и воспринимать российскую позицию по ряду международных проблем», - заметил эксперт.

Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив (ИНВИССИН), член Общественной палаты России Вероника Крашенинникова призналась, что ее удивляет оптимизм в отношении Трампа, несмотря на многочисленные назначения и политические сигналы, которые им уже сделаны. В частности, министром обороны назначен один из наиболее фанатично настроенных «ястребов», генерал Корпуса морской пехоты США, бывший командующий Межвидового командования вооруженных сил США Джеймс Мэттис. Советником президента по вопросам национальной безопасности стал бывший директор Разведывательного управления Министерства обороны генерал-лейтенант Майкл Флинн. Оба этих деятеля занимали посты в администрации Барака Обамы, но были уволены за излишне агрессивные взгляды, причем Флинн был уволен с поста директора военной разведки «за хаотичный стиль управления» и неподчинение вышестоящему начальству. Аналогичную позицию занимает и министр внутренней безопасности США отставной генерал Джон Келли, который с 2012 по 2016 год возглавлял Южное командование США в Латинской Америке. В.Крашенинникова отметила, что все трое отличаются жесткой позицией по отношению к Ирану, поэтому не исключено, что в ближайшие месяцы может произойти обострение ситуации вокруг этой страны. Новому госсекретарю США Рексу Тиллерсону поручено в течение 30 дней разработать план борьбы с терроризмом, в котором Иран, по-видимому, будет занимать место одной из важнейших угроз безопасности для Штатов.

Советник по национальной безопасности президента США Майкл Флинн. Фото: 1dzer.ru.

В прошлом году Майкл Флинн выпустил книгу «The Field of Fight. How to win the global war against radical islam and its allies» («Поле битвы: как победить в войне против радикального ислама и его сторонников»). В ней он пишет: «Если нашей главной задачей после 11 сентября 2001 года было разбить террористов и лишить их государственной поддержки, то нашей первой целью должен был стать Тегеран, а не Багдад». При этом М.Флинн считает, что к позиции России стоит относиться с некоторым недоверием, поскольку официальная Москва имеет негативный опыт борьбы с джихадистами на собственной территории. Строительство новых баз на западной границе России и повышение готовности ядерных сил оценивается им не как адекватная реакция на активизацию НАТО в странах Балтии и Центральной Европы, а как сигнал, что Россия в перспективе готовится вести войну против стран Запада. Жесткая риторика привела к очевидным последствиям. В ответ на заявления Вашингтона, Тегеран провел тестовые запуски баллистических ракет. В свою очередь Флинн вынес «официальное предупреждение» Ирану.

Старший советник президента США Стивен Бэннон. Фото: businnesstimes.com.sg.

Не менее интересна кандидатура советника по стратегии нового президента США. Эту должность занял представитель движения так называемых «альтернативных правых» (Alt-Right)[i] Стивен Бэннон. Семь лет он провел на службе во флоте, а затем сыграл важную роль в предвыборной кампании Трампа, выведя в лидеры цитирования правый интернет-ресурс «Брейтбарт ньюс» (Breitbart News). Сам Эндрю Брейтбарт, основатель упомянутого правого портала, имея в виду прошлое С.Бэннона, называл этого политика «Лени Рифеншталь Движения чаепития». Не менее важную роль в становлении и развитии движения «альтернативных правых» сыграл директор Института национальной политики Ричард Спенсер – один из теоретиков современного «белого национализма», и лидер Организации американского возрождения Джаред Тейлор.

После победы Трампа на выборах С.Бэннон вошел в так называемый постоянный состав Совета по национальной безопасности США (Principals Committee), где до него имели право присутствовать только Госсекретарь США, министр обороны, министр финансов, глава администрации президента и советник по национальной безопасности. Тем самым он стал одним из самых влиятельных лиц администрации президента США. Кроме того, он вместе с советником по политическим вопросам Стивеном Миллером принял участие в подготовке ряда президентских указов, в том числе направленных на ограничение иммиграции в США из мусульманских стран.

«К власти пришли представители Наиболее агрессивно настроенной части Американского истеблишмента» (Вероника Крашенинникова).

В.Крашенинникова считает, что в своей предвыборной кампании Трамп и его сторонники сумели использовать страхи людей перед экономическими и политическими изменениями последних лет, чреватыми потерей благополучия. В итоге к власти пришли наиболее представители агрессивно настроенной части американского истеблишмента, намеренные проводить политику прежней администрации более жесткими средствами по формуле «мир посредством силы», уже использовавшейся при Рональде Рейгане. Тем самым предложение дружбы со стороны Трампа, выдвинутое им Москве, означает для России «перезагрузку» более жесткого профиля, чем при Обаме. «Разумеется, российское политическое руководство может разыграть собственные карты на международной арене, не позволив втянуть себя в сомнительные авантюры», - заметила В.Крашенинникова.

Значительный интерес вызывают и перспективы взаимоотношений между Вашингтоном и Киевом. Продолжится ли эскалация конфликта на юго-востоке Украины? К.Косачев считает, что Трамп относится к этой проблеме как рационально мыслящий бизнесмен. Агрессивная риторика сохранится, но вряд ли будет подтверждена соответствующими действиями. Через разжигание конфликта с Украиной, Россию стремились изолировать. Однако этой цели достичь не удалось. Поэтому не исключено, что уже в нынешнем году украинский конфликт начнет развиваться по иным сценариям. Для того, чтобы кровопролитие на Украине было прекращено, а отношения Москвы, Киева, Брюсселя и Вашингтона нормализовались, нужно, чтобы ЕС и США нашли мужество сказать Порошенко все то, что до сих пор они адресовали главе Российского государства: именно украинские власти несут ответственность за соблюдение Минских соглашений, и что за их нарушение полагается введение санкций.

По словам К.Косачева, в США давно уже сложился двухпартийный антироссийский консенсус, а политической мысли в Штатах свойственна определенная инерция. Кроме того, нельзя забывать, что в Конгрессе и в Сенате продолжают сидеть люди, вся карьера которых была построена на противодействии любым самостоятельным внешнеполитическим шагам России. «Нам необходимо уходить от излишней эйфории в отношениях с Вашингтоном, мы не можем выстраивать на подобных иллюзиях свою внешнюю политику, - подчеркнул эксперт. – Шанс нормализации отношений есть, но он крайне невелик. Он зависит не только от того, как поведет себя Трамп, но и от того, насколько рассудительными будем мы сами».



[i] Альтернативные правые – движение сторонников правых взглядов, отрицающее традиционный американский консерватизм. Возникло вначале как субкультура, на которую оказало влияние творчество европейских нонкоформистов: Рене Генона, Мирча Элиаде, Юлиуса Эволы, Алена де Бенуа, а также экс-советника президента США Рональда Рейгана Патрика Бьюкенена (особенно книга «Смерть Запада», где проповедовались идеи нативизма). Критикуют мультикультурализм, радикальный ислам, а также современную политику иммиграции и политкорректности, защищают традиционализм.

Ключевые слова: Иран российско-американские отношения Украина Дональд Трамп Константин Косачев Вероника Крашенинникова Государственный музей современной истории России «Тверская – XXI» Майкл Флинн Стивен Бэннон «Альтернативные правые»

Версия для печати