США и Германия на пороге торговой войны?

12:15 03.02.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


По обе стороны Атлантики назревает серьезный конфликт, имеющий все шансы перерасти в полноценную «торговую войну». Пока речь идет о словесных баталиях между США и Германией, однако в случае обострения ситуации под ударом окажется не только двусторонняя торговля, но и финансовая стабильность еврозоны, ее производственные возможности и банковский сектор.

Германия использует «сильно недооцененный» евро для «эксплуатации» США  и  стран-членов Европейского союза – таким стал отправной тезис политики  новой  американской администрации  в отношении Берлина. Его озвучил руководитель Национального совета по торговле США Питер Наварро – по имеющейся информации, ключевая фигура в торгово-экономическом блоке Дональда Трампа. Он назвал единую валюту евро ничем иным как «скрытой дойчмаркой», которая обеспечивает Германии торговые преимущества перед другими государствами.

Торговый профицит Германии перед США действительно немалый, по данным за январь-ноябрь 2016 года  он составил 59,6 млрд долларов. По этому показателю Германия в структуре внешнеторгового баланса США опережает южного американского соседа и члена Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA) Мексику и лишь чуть-чуть уступает Японии. Китай с профицитом в 319,3 млрд долларов – вне конкуренции.  Однако среди членов Евросоюза именно Германия уверенно занимает по уровню профицита в торговле с США первое место – намного опережая идущих следом Италию и Францию.

Еще более показательной является структура германского бизнеса, ориентированного на американский рынок. По данным немецкой ассоциации VCI, объединяющей в своем составе ведущих производителей в химической сфере, более 60% ее членов ориентированы на экспорт, - в первую очередь, в США. Как подчеркивает в этой связи представитель ассоциации VCI Манфред Риц, «наша бизнес-модель в Германии основана на экспорте», и поэтому «нам нужны открытые рынки». Не случайно именно указанная ассоциация и аналогичные объединения германских производителей из других отраслей промышленности наиболее активно выступают за создание Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства между США и ЕС, и протекционистский курс нового американского президента (в частности, выход из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве) серьезно нарушает их планы. Президент германского института Ifo, традиционно рассчитывающий национальный индекс предпринимательской активности, Клеменс Фьюст уже доложил об ухудшении настроений в германской бизнес-элите. По его собственному признанию, он думал, что позиция Дональда Трампа «изменится после инаугурации». Однако этого не происходит, и Клеменс Фьюст, также как и многие германские бизнесмены, уже начинает, как он заявил, «немного нервничать». [vedomosti.ru]

Однако аргументы Дональда Трампа изначально носили слишком весомый характер, чтобы их можно было отнести на счет предвыборной кампании. Его ключевые тезисы – невыгодность для американской экономики завышенного курса доллара (и соответственного, заниженного курса евро) и налаженных в той же Германии и других странах цепочек по максимальному извлечению внешнеторговой прибыли.

Одна из таких цепочек позволяет более крупным компаниям внутри страны закупать товары у более мелких производителей с тем, чтобы затем перепродавать их за рубежом – прежде всего, в США.

Вторая цепочка предполагает организацию производства и последующий сбыт готовой продукции через ближайших американских соседей – с тем, чтобы опять-таки снизить издержки и нарастить прибыль. В частности, составной частью бизнес-плана германского концерна BMW является организация сборки своих автомобилей в Мексике с последующей переправкой их через американо-мексиканскую границу. Дональд Трамп уже заявил, что намерен пресечь подобную практику введением 35-процентной импортной пошлины в отношении подобных товаров. Согласно источникам в Вашингтоне, новая американская администрация действительно обсуждает введение полномасштабного налога на импортную продукцию – в том числе даже на нефть и нефтепродукты. При этом в настоящее время США потребляют почти 20% добываемой в мире нефти и примерно половину спроса удовлетворяют с помощью импорта – даже с учетом достижений «сланцевой революции», приведшей к росту их собственной нефтедобычи. [vedomosti.ru]

А раз в пакет обсуждаемых мер включены вопросы энергетики, следовательно, планы у администрации Трампа действительно серьезные, и введение импортных пошлин – лишь вопрос времени.  А раз так -  германской индустрии придется кардинально менять собственную практику.

Что же касается валютной политики новой администрации США, то ведущие международные финансовые фонды уже, похоже, сделали свои ставки на грядущее снижение курса доллара. В частности, биржевые индикаторы зафиксировали 2 февраля первый после инаугурации Дональда Трампа случай массовой продажи долларов американскими фондами, докатившийся до российских биржевых площадок и породивший на них так называемый  Flash Crash  –  «кратковременную катастрофу». В результате объем сделок только за 15 минут составил 350 млн долларов. [rbc.ru]

В этой связи следует также подчеркнуть, что Дональд Трамп – отнюдь не первый политический «тяжеловес», подвергающий жесткой критике торгово-экономическую политику правительства Германии во главе с Ангелой  Меркель.  Еще в 2013 году аналогичные оценки высказывала Еврокомиссия. Причем не только высказывала, но и принимала определенные меры, - в частности, поставила Германию «под постоянное наблюдение». Такое название носит процедура, предусматривающая контроль за развитием ситуации в том или ином «подозрительном» государстве-члене Европейского союза. До тех пор подобная процедура «запускалась» в отношении «проблемных» стран еврозоны и предусматривала внимательное отслеживание бюджетной политики правительств на предмет их соответствия антикризисным требованиям ЕС и МВФ.  В том, что касается Германии, соответствующее положение было прописано в докладе Еврокомиссии от 13 ноября 2013 года.

Брюссель еще тогда поставил в вину Берлину  подозрительно высокий уровень торгового профицита – который позволял Германии успешно укреплять свои позиции на рынках Центральной и Восточной Европы. В сентябре 2013 года данный показатель установил новый рекорд, достигнув 18,9 млрд евро. По мнению Еврокомиссии, подобный результат был достигнут за счет искусственного наращивания экспорта в условиях экономических проблем у основных торговых партнеров Германии в лице стран Центральной и Восточной Европы. И подобная политика не только не способствует преодолению общеевропейского финансового кризиса, а, наоборот, ведет к дальнейшей разбалансировке европейской экономики.

Вопрос состоит в том, способна Германия в подобных условиях «помогать восстанавливать сбалансированность экономики ЕС» - заявлял тогдашний председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и подчеркивал, что Еврокомиссия должна понять, подрывает ли высокий профицит Германии «функционирование европейской экономики в целом».

В Германии доклад Еврокомиссии вызвал скандал. Правительственный советник по экономическим вопросам Фолькер  Виланд поспешил объяснить торговые успехи своей страны «результатом действия рынка», а его коллега Ларс Фельд заявил даже об «удачном заклинании» со стороны правительства Ангелы Меркель.

Однако Жозе Мануэла Баррозу подобная аргументация не убедила. Он полагал, что ведущие экономические державы Европы (такие, как Германия или Франция) несут «особую ответственность» за положение во всей еврозоне.  Следовательно, они должны не «играть на повышение» и не «ловить удачу», а помогать восстанавливать сбалансированность зоны евро, содействуя появлению на континенте «новых германий».

Не секрет, что именно германский канцлер Ангела Меркель традиционно выступает за максимально жесткую бюджетную политику, полемизируя, в частности, с Великобританией за ее якобы слишком самостоятельную и циничную финансовую активность и даже оппонируя политике «количественного смягчения» в тех же США при президенте Бараке Обаме. Но при этом, и это подтверждают факты,  Германия все последние годы ведет собственную торговую игру на европейских и американских рынках.

Однако, что еще более опасно для единства Евросоюза, – недовольство финансовой и торгово-экономической политикой  Берлина (который настаивает на продолжении жесткой политики бюджетного регулирования и одновременно наращивает собственную торговую активность, используя различные односторонние схемы)  все более активно высказывают сами страны-члены ЕС. «Необходимо, чтобы Германия и ее коллеги из центральных и северных районов еврозоны признали, что большое значение имеет фискальная политика, так как экспансивная монетарная политика себя изжила» - указывает, в частности, ведущая испанская газета El Pais. [elpais.com]

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о неизбежности серьезной перестройки глобальной системы торгово-экономических отношений – в том числе между США и Европой. Дональд Трамп не откажется от своего курса на пересмотр всего комплекса торговых соглашений, введения импортных пошлин и иных мер по обеспечению интересов национальных производителей, в то время как Германия и ее европейские союзники (число которых неизбежно будет сокращаться) имеют весьма узкое пространство для маневра. Президент германского института Ifo  Клеменс Фьюст все еще надеется на прямые переговоры Ангелы Меркель и Дональда Трампа, в ходе которых федеральный канцлер должна дать понять американскому президенту, что «протекционизм не будет работать в долгосрочной перспективе, и что любые принятые США меры приведут к ответным мерам».

Однако, по данным источников в германском бизнес-сообществе, немецкие компании уже начали вносить кардинальные изменения в собственные бизнес-планы, в частности, предполагая разворот своей внешнеторговой активности с США на азиатские рынки. И эта ситуация, в свою очередь, создает новые условия и «окна возможностей» в том числе и для российского бизнеса.

Ключевые слова: США Испания Мексика Великобритания Франция Германия Еврокомиссия Ангела Меркель еврозона Европейский союз Дональд Трамп NAFTA TTIP Китай

Версия для печати