«Сейчас пришло время прекратить военные действия и гибель людей»

13:07 27.01.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Слева направо: Леонид Исаев, Андрей Бакланов, Маджид Абдель Азиз Ат-Турки, Григорий Лукьянов. Фото: Е. Педанов

Участие России в Исламской военной коалиции (ИВК)[1], по словам Маджид Абдель Азиз Ат-Турки, усилит позиции антитеррористического блока. Григорий Лукьянов в ответ заметил, что в коалиции не участвуют Иран, Сирия и Ирак, а это как раз те страны, с которыми РФ успешно сотрудничает.

В МИА «Россия сегодня» прошел круглый стол, посвященный взаимодействию России с Исламской военной коалицией. Участниками встречи стали: президент Арабо-российского информационно-аналитического научного центра Маджид Абдель Азиз Ат-Турки, советник зампреда Совета Федерации РФ, посол Андрей Бакланов, научный сотрудник Института Африки РАН Леонид Исаев и старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов. Эксперты в ходе встречи попытались ответить на вопрос: возможно ли сотрудничество России и ИВК в борьбе с терроризмом?

Первым выступил Маджид Абдель Азиз Ат-Турки. По его словам, Исламская военная коалиция была создана в ответ на критику незначительной роли в борьбе с терроризмом Организации исламского сотрудничества и ввиду недостаточности ее военного потенциала. Маджид Абдель Азиз Ат-Турки с сожалением отметил, что международный терроризм воспринимается в мире как проблема суннитов, поэтому было решено противопоставить терроризму позиции суннитского ислама и государств, которые придерживаются этой религии. Президент научного центра обвинил «западные страны» в развязывании целого ряда войн в регионе под предлогом борьбы с терроризмом: «Проблема терроризма стала использоваться как своеобразная международная игра, чтобы вмешиваться во внутренние дела независимых государств и создавать там очаги напряженности».

Маджид Абдель Азиз Ат-Турки заметил, что Россия и США, так или иначе, причастны к действиям «Исламского государства» (ИГ). США, по его оценкам, вложила 550 млн. долларов в подготовку боевиков, которые впоследствии стали частью ИГ, говоря о России, он напомнил, что 2 тысячи российских граждан воюют в Сирии на стороне террористов. Тем не мене, эксперт высоко оценил результаты российского военного присутствия в регионе и предложил России присоединиться к ИВК. По мнению президента арабо-российского научного центра, появление среди участников постоянного члена Совбеза ООН усилит позиции коалиции на мировой арене.

Андрей Бакланов привел данные о достижениях российской коалиции за последние 14 месяцев:

  • Уничтожено больше 35 тысяч боевиков и 200 командиров;

  • Освобождено больше 12 тысяч км (500 населенных пунктов);

  • Захвачено почти 500 танков и боевых машин пехоты.

Важно отметить, что основное препятствие для сотрудничества арабских государств – это идеологические штампы: «Постоянно муссируется тезис о неизбежном противостоянии между суннитами и шиитами. ИВК называют суннитской коалицией. О Тегеране говорят как о центре, из которого идет наступление шиитов на Ближнем Востоке». Он с сожалением отметил, что арабские лидеры очень легко идут на поводу у «врагов ислама», которые навязывают эти стереотипы.

По словам эксперта, «западные страны», начиная с 50-х годов, реализуют стратегию по разделению народов на Ближнем Востоке: «Арабским странам необходимо вернутся к объединительному тренду, который существовал в регионе в начале 2000-х годов». В качестве примера, подтверждающего потенциал сотрудничества, он напомнил о функционировании «Дамасской декларации[2]». Идея объединения усилий, предложенная ИВК, по мнению посла, хороша сама по себе, так как может стать началом новой тенденции на сближение позиций в международных отношениях.

В противовес предыдущим экспертам Леонид Исаев заявил, что общность целей и врага в лице ИГ является недостаточным основанием для сотрудничества. В Сирии последние годы действуют 3 антитеррористические коалиции, которые декларируют стремление уничтожить «Исламское государство». Достижения российской коалиции и курдов, по словам востоковеда, остаются точечными успехами сторон, не взаимодействующих друг с другом. К упрекам исламской коалиции в неэффективности он также добавил сомнения в правомерности ее действий в Йемене[3].

Леонид Исаев уверен, что коренному перелому в антитеррористической борьбе мешает неопределенность в том, кого считать террористами. Это приводит к тому, что сирийское правительство называет оппозиционные силы, в том числе и те, что участвовали в переговорах в Астане,  террористическими, а сирийская оппозиция, в свою очередь, называет террористами правительственные войска.

Григорий Лукьянов в отличие от предыдущего выступающего назвал признание ИГ террористической организацией важным шагом на пути к сотрудничеству. Он подчеркнул, что в Исламской военной коалиции не участвуют Иран, Сирия и Ирак, а это как раз те страны, с которыми успешно сотрудничает Россия. Тем не менее, несмотря на противоречия, по словам эксперта, исламскому миру нужна исламская организация безопасности, которая может выстраивать равные отношения со всеми центрами силы.

В рамках круглого стола участники ответили на вопросы журналистов.

«Международная жизнь»: Постпред Сирии при ООН Башар Джаафари заявил, что роль Турции негативна, но он не стал поднимать эту тему на переговорах в Астане. Кроме того, он с сожалением отметил, что сирийская оппозиция не одобряет позицию Ирана. Как Вы можете это прокомментировать?

Андрей Бакланов: Противоречия есть, и они достаточно острые. У Ирана и Турции есть свои особенные позиции, но в том-то и заключается дипломатия: когда есть общий враг, они должны уметь объединиться. Здесь должен быть высокий уровень здравомыслия и дипломатического искусства. Вдохновляющий пример – Вторая мировая война, когда наши противники Великобритания и США вместе с нами боролись единым фронтом против общего врага. Происходящее последние месяцы втягивание в миротворческий процесс Турции – это позитивная тенденция.

Маджид Абдель Азиз Ат-Турки:  Совещание в Астане вызывает у меня много вопросов. Мы знаем, что соглашение было заключено в Сирии между Россией и Турцией, эти две страны являются его гарантами. А как Иран участвует в этом соглашении? В Сирии 12 иранских вооруженных формирований, которые по-прежнему ведут военные действия. Никто не говорит об этих группировках, а Иран тем временем является угрозой и препятствует достижению взаимопонимания. Вопрос о роли Ирана в будущем может вызвать проблемы в отношениях России и Саудовской Аравии. Будет ли у России собственная позиция, которая будет учитывать интересы всех сторон? Многие противоречия в Астане возникают из-за отсутствия решения «иранской проблемы».

Андрей Бакланов: В Сирии воюют не только сухопутные силы Ирана, есть иракские военные и их становится больше. За последний месяц их количество увеличилось в 3 раза. Число алжирцев увеличилось в 6 раз.

Мы на это смотрим очень просто. Есть законное правительство, которое нас пригласило и предоставило две базы. Кроме нас оно пригласило и другие страны. Их войска поддерживают законное правительство. Все вопросы, которое будут в связи с этим возникать, должны обсуждаться без эмоций, штампов и деления на суннитов и шиитов.

Сейчас пришло время прекратить военные действия и гибель людей. Исходя из этой предпосылки. Нужно найти компромиссы среди тех, кто ищет в политике не возможность прийти к власти, а пути, по которым страна будет идти дальше. Та оппозиция, которая представлена на переговорах преследует свои цели, а не интересы народа. Таким людям давать в руки власть опасно.

«Международная жизнь»: Спасибо за Ваши ответы!



[1] Исламская военная коалиция – военный блок 42 стран, созданный 15 декабря 2015 года по инициативе Саудовской Аравии для борьбы с международным терроризмом.

[2] Дамасская декларация была принята на заседании Организации исламского сотрудничества 23-25 мая 2009 года для укрепления солидарности исламских государств.

[3] 26 марта 2015 года коалиция арабских государств под руководством Саудовской Аравии начала военную кампанию в Йемене, который с 2014 года был охвачен гражданской войной.

Ключевые слова: Иран Сирия международный терроризм ИГИЛ Андрей Бакланов Исламское государство ИГ Григорий Лукьянов Леонид Исаев Маджид Абдель Азиз Ат-Турки Исламская военная коалиция ИВК

Версия для печати