Дональд Трамп: ключевые векторы международной политики

12:12 23.01.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Инаугурационная речь 45-го президента США Дональда Трампа вкупе с его предшествовавшими заявлениями и интервью еще в ранге избранного президента дают основания сделать определенные предположения относительно внешнеполитических подходов и приоритетов новой американской администрации – которые в сложившейся ситуации более заслуживают быть названными стресс-прогнозом. Среди ключевых векторов международной политики Трампа следует особо выделить следующие:

Российский вектор. В своей инаугурационной речи Дональд Трамп конкретно не упоминал Россию, однако его ключевой внешнеполитический пассаж напрямую относился к нынешнему плачевному состоянию российско-американских отношений и перспективам их улучшения: «Мы будем стремиться к дружбе с другими странами, но четко понимая при этом, что каждая страна преследует свои собственные интересы. Мы не будем никому ничего навязывать, но станем примером для всех. Мы будем укреплять все существующие союзы и создавать новые для борьбы с терроризмом, который мы сотрем с лица земли». (vestifinance.ru)

Именно взаимодействие России и США в борьбе с международным терроризмом способно стать тем «локомотивом», который выведет из тупика весь состав российско-американских отношений, невзирая на объективно сохраняющиеся и при Трампе противоречия по украинской и сирийской проблематике, а также в вопросах стратегических вооружений и размещения в Европе объектов ПРО США. В данном отношении особая роль должна принадлежать советнику Трампа по национальной безопасности Майклу Флинну, который, по данным американских средств массовой информации, уже имеет наработанный багаж взаимодействия с Россией в том числе по сирийской проблематике. (washingtonpost.com)

Что же касается введенных предыдущей администрацией Вашингтона антироссийских санкций, то аналитики Deutsche Bank оценили вероятность их ослабления уже в марте-апреле текущего года в 65%. Они сделали такой вывод, в частности, на основании анализа заявлений Дональда Трампа, а также отсутствия доказательств «атак российских хакеров на США».

Китайский вектор. Здесь можно прогнозировать растущее столкновение военно-политических и торгово-экономических амбиций Вашингтона и Пекина. Собственно говоря, противостояние уже началось: пока в формате заявлений первых лиц обоих государств. В то время, как Дональд Трамп готовился вступить в президентскую должность, председатель КНР Си Цзиньпин играл беспрецедентно важную – по сути, ведущую - роль в работе Всемирного экономического форума в Давосе. А основным тезисом его выступления стало предупреждение об усилении напряженности в мировой торговле, которая вполне может перерасти в противостояние, в котором не будет победителей. (vestifinance.ru)  Симптоматично, что, по данным американских средств массовой информации, власти Китая издали секретную директиву собственным СМИ, в которой  запретили новостным ресурсам размещать фотографии с церемонии инаугурации Трампа и включать статьи о ней в список пяти главных новостей дня. (nytimes.com)

Со своей стороны, еще не вступив в должность президента США Дональд Трамп успел озвучить две инициативы, напрямую касающиеся «болевых точек» Пекина как в экономической, так и в политической сферах. Первая из них касается готовности новой американской администрации резко повысить пошлины на китайские товары, вторая предусматривает отказ Вашингтона от политики «одного Китая». При этом,  если возможности США вести антикитайскую «торговую войну» в значительной степени ограничиваются тем обстоятельством, что Китай на сегодняшний день является крупнейшим мировым держателем американских государственных ценных бумаг (около 1,24 трлн.  долларов), то угроза признать Тайбэй равноправным с Пекином продолжателем китайской государственной традиции способна коренным образом изменить расстановку сил в мире. Особенно в условиях обострения обстановки в акватории Южно-Китайского моря, где основными оппонентами в территориальных спорах выступают Китай и Япония. При этом Япония – второй после Китая держатель ценных бумаг правительства США на сумму 1,148 трлн. долларов. (expert.ru) «Я полностью понимаю политику одного Китая. Но я не понимаю, почему мы должны придерживаться этой политики», - так Дональд Трамп обозначил свою позицию по вышеуказанному вопросу в интервью телекомпании Fox News. (banki.ru)

Если же учесть, что председатель КНР на днях предельно четко расставил приоритеты  во время своего выступления в стенах женевской штаб-квартиры ООН,  то усиление противостояния США и Китая и одновременный поиск обеими державами нового места в глобальном мире представляется вполне вероятным. По словам Си  Цзиньпина,  с Вашингтоном Пекин будет пытаться построить «новую модель» отношений, а с Москвой - «стратегическое партнерство». «Мы будем всеми силами пытаться построить новую модель отношений с США, а также всестороннее стратегическое партнерство с Россией, партнерство ради мира, роста, реформ между различными цивилизациями Европы», - заявил он, добавив, что Китай также будет стремиться и к «единству и кооперации» со странами БРИКС. (rbc.ru)

Кроме того, Дональд Трамп вполне способен применить в борьбе против Китая то же самое оружие, в использовании которого он обвиняет Пекин – валютные манипуляции. (vedomosti.ru)

В интервью органу американских деловых кругов газете The Wall Street Journal от 14 января он заявил, что именно высокий курс доллара не позволяет американским компаниям и товарам конкурировать с китайскими, и прямо предупредил, что правительству США, возможно, придется «снизить курс доллара» (читай – вмешаться в деятельность Федеральной резервной системы), чтобы нивелировать обратное влияние обещанной Трампом налоговой реформы. (wsj.com)

И хотя советник Трампа Энтони Скарамуччи в своем выступлении в рамках Всемирного экономического форума в Давосе постарался использовать более сдержанную лексику, предупредив, что США должны быть «осторожны» в связи с укреплением доллара, очевидно, что именно «валютная война» Вашингтона и Пекина как следствие торгово-экономических противоречий двух держав может стать ключевым фактором развития финансово-экономической ситуации в мире  в уже в начавшемся 2017-м году. А однозначно негативное отношение нового американского президента к системе Транстихоокеанского торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) – изначально задумывавшегося американской стороной как ключевой элемент экономического противодействия Поднебесной – позволяет предположить, что противостояние США и Китая станет развиваться, прежде всего, в двустороннем формате, что придаст ему еще большую непредсказуемость и потенциальное разрушительное воздействие на глобальную финансовую систему.

Ближневосточный вектор. Здесь основная линия противоречий при администрации Дональда Трампа будет пролегать между США и монархиями Персидского залива во главе с Саудовской Аравией и Катаром. Происходившее уже в последние месяцы президентства Барака Обамы ухудшение американо-саудовских отношений получит новый импульс в случае реализации новым президентом США намерения активизировать борьбу с международным терроризмом,  в скрытой политической и финансовой поддержке которого многие в Вашингтоне напрямую обвиняют Эр-Рияд и его партнеров по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива. Не случайно именно Саудовская Аравия одной из первых прокомментировала новые внешнеполитические акценты, озвученные Дональдом Трампом еще до его вступления в должность.

Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил, что его страна с оптимизмом ожидает прихода к власти администрации Дональда Трампа и поддерживает заявленные им приоритеты во внешней политике США. «Мы приветствуем желание восстановить роль Америки в мире. Желание победить ИГИЛ - абсолютно. Желание сдержать Иран - абсолютно», - заявил во время визита в Париж саудовский министр иностранных дел Адель аль-Джубейр. (reuters.com) «Мы с оптимизмом смотрим на приход к власти новой администрации и ожидаем сотрудничества с ней во всех важных для обеих стран областях», - подчеркнул он.

Однако не все так просто. В конце 2016 года – уже после победы Трампа на президентских выборах в США – газета The Wall Street Journal со ссылкой на собственные источники в Эр-Рияде сообщила о том, что Саудовская Аравия собирается пересмотреть свою «финансовую стратегию» в отношении Соединенных Штатов Америки из-за нескольких факторов. Среди указанных факторов – избрание американским президентом Дональда Трампа и состоявшееся в 2016 году принятие Сенатом и Конгрессом США законопроекта, который разрешает в судебном порядке преследовать государства, поддерживающие деятельность террористов в США. (wsj.com) Конкретно речь идет о готовности Эр-Рияда приостановить инвестиции в американскую экономику, а также распродать принадлежащие королевству американские активы на общую сумму 750 млрд долларов. (rbc.ru)

Кроме того, еще одним фактором внешнеполитических осложнений в американо-саудовских отношениях при Дональде Трампе станет заявленное новым американским президентом более сдержанное отношение к фигуре президента Сирии Башара Асада – которого он, судя по всему, рассматривает в качестве одного из элементов  единого антитеррористического фронта. Со своей стороны, сирийский лидер уже заявил, что «безусловно» намерен сотрудничать с Трампом, если тот будет бороться с террористами. «В этом случае Америка будет таким же естественным союзником, как Россия и Иран», - подчеркнул Башар Асад в недавнем интервью португальскому телеканалу RTP. (rbc.ru)

Европейский вектор. Здесь можно прогнозировать существенное охлаждение отношений между США и Европейским союзом – в чем уже вполне отдают себе отчет ведущие европейские политики. Наиболее четко сложившуюся ситуацию и настроения в ЕС обрисовал министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в своей статье, опубликованной в немецкой газете Bild am Sonntag.  По его словам, избрание президентом США Дональда Трампа положило конец миропорядку ХХ века. «С избранием Дональда Трампа старый мир ХХ столетия окончательно завершен», - уверен глава германского внешнеполитического ведомства: «Какой миропорядок нас ждет в ХХI веке, как будет выглядеть мир завтрашнего дня, эти вопросы остаются открытыми». (bild.de)

Еще более откровенно выразилась лондонская газета The Guardian. По ее мнению, инаугурационное выступление Трампа «было горьким, хвастливым и банальным. Он высказал негодование и презрение к политике, а также системе сдержек и противовесов». (theguardian.com)

При этом европейские эксперты прогнозируют негативное влияние «фактора Трампа» не только в политической, но и экономической области. В частности, швейцарский инвестиционный банк Crédit Suisse отнес возможное разочарование рынка политикой нового президента США к числу так называемых «черных лебедей» - труднопрогнозируемых событий, которые в случае их реализации в 2017 году. могут существенным образом повлиять на глобальную экономику. К этой же категории, впрочем, эксперты банка относят и замедление до 5% темпов роста валового внутреннего продукта ключевого конкурента США – Китая. (rbc.ru)

Американский вектор (взаимоотношения с государствами Северной и Южной Америки). На этом направлении проявляется особо тесная взаимосвязь внешнеполитических приоритетов Дональда Трампа и его подходов к внутренней политике – в первую очередь, в плане подъема национальной экономики, создания новых рабочих мест и противодействия нелегальной иммиграции. Наиболее ярким заявленным намерением нового президента США в регионе является его обещание построить «мощную стену на южной границе» и заставить Мексику «ее оплатить». На волне подобных заявлений мексиканская валюта песо уже в начале текущего года – а именно, 10 января – в очередной раз обновила свой исторический минимум. А всего же на протяжении 2016 года песо, по данным агентства деловых новостей Bloomberg, потерял по отношению к американскому доллару 16,72%.

Однако более важным, способным оказать серьезное влияние на мировую экономику и взаимоотношения, в частности, в рамках G7, является возможное ухудшение отношений США с Канадой  вследствие заявленного Дональдом Трампом намерения пересмотреть весь комплекс торгово-экономических соглашений Вашингтона с Оттавой и инициировать новые переговоры по Североамериканскому соглашению о свободной торговле (NAFTA) США, Канады и Мексики, действующему с 1 января 1994 года. Соответствующее требование размещено на сайте новой американской администрации в разделе «Торговые отношения, работающие для всех американцев» - что позволяет прогнозировать нарастание нестабильности в глобальной финансово-экономической системе и переход США к политике протекционизма в том числе в отношениях со своими ближайшими союзниками и партнерами по G7 и G20. Именно об этом (а не только применительно к Китаю) говорил в своей инаугурационной речи Дональд Трамп, пообещавший «защитить наши границы от разрушительного воздействия других стран, которые производят нашу продукцию, крадут наши компании и уничтожают наши рабочие места». (washingtonpost.com)  Выход США из соглашения TTIP и пересмотр соглашения NAFTA может стать первым шагом к пересмотру существующей системы континентальных и глобальных союзов – как экономических, так и политических.

Ключевые слова: Россия США Китай Великобритания Дональд Трамп Си Цзиньпин Германия Европейский союз Всемирный экономический форум Давос Россия Европейский союз Сирия Южно-Китайское море миграция терроризм Мексика Канада TTIP NAFTA

Версия для печати