Россия-Китай: В интересах бизнеса – новые перспективы сотрудничества

15:08 10.01.2017 Александр Копков, директор департамента внешних связей и работы с деловыми советами ТПП РФ


38 лет назад, а именно – в далеком декабре 1978 года на III пленуме ЦК КПК XI созыва, руководством Китая был взят курс на развитие страны с акцентом на экономическое строительство за счет проведения так называемой политики «реформ и открытости». Сегодня можно подвести некоторые итоги этого большого процесса.

Принимая во внимание ежегодные объемы и темпы ВВП, которые Китай демонстрирует, скажем, последние 15 лет, можно себе представить какой колоссальный практической опыт накоплен, и какие «бизнес-университеты» прошли китайские коммерсанты и промышленники за этот период открытости и активной внешнеэкономической деятельности.

Сегодня Китай – это крупнейшая экономика в мире после США. Китай является крупнейшим внешнеторговым партнером для Российской Федерации в условиях новой экономической реальности. По итогам 2015 года внешнеторговый оборот России составил 525,8 млрд долларов США, из которых 63,6 млрд долл. США или чуть более 12% пришлось на торговлю с Китаем. Итоги 2016 года скоро будут объявлены, хотя уже есть некоторые предварительные цифры. О чем – ниже.

Надо сказать, что цифры объемов внешней торговли России и Китая в 2015 году существенно снизили базу нашего сотрудничества в долларовом выражении. Так, относительно 88,4 млрд долл. США в 2014 году, товарооборот в 2015 году уменьшился на 28,1%. В частности, российский экспорт в Китай уменьшился на 23,7% (28,6 млрд долл. США), а импорт из Китая уменьшился на 31,3% (34,9 млрд долл. США). Исходя из того, что в структуре российского экспорта в Китай в 2015 году около 70% занимали продукты топливно-энергетического комплекса, то такая отрицательная динамика показателей внешней торговли во многом объясняется за счет снижения мировых цен на энергоносители и ослабления рубля.

Между тем, предварительные итоги товарооборота между нашими странами за период январь-октябрь 2016 года свидетельствуют о стабилизации показателей на уровне прошлого года. За указанный период двусторонний товарооборот составил 52,7 млрд долл. США, что на 0,3% больше сопоставимого периода предыдущего года. Экспорт России в Китай снизился на 8,5% (21,8 млрд долл. США), в то время как импорт из Китая вырос на 7,4% (30,9 млрд долл. США). При этом с учетом комплекса мер государственной поддержки отечественного несырьевого экспорта и политики импортозамещения важно отметить следующие позитивные сдвиги в структуре нашего товарооборота.

За 10 месяцев 2016 года наибольший прирост российского экспорта в Китай отмечается по следующим товарным позициям:

- продовольственные товары и сельхозсырье – 1,4 млрд долл. США, что на 22,2% больше чем в сопоставимом периоде 2015 года;

- древесина и целлюлозно-бумажные изделия: 2,8 млрд долл. США, рост на 10,1%;

- машины, оборудование и транспортные средства – 1,4 млрд долл. США, рост на 9,6%.

В структуре импорта товаров в Россию из КНР за указанный период 2016 года – на фоне роста поставок машин, оборудования и транспортных средств на 16,1% (15,5 млрд долл. США) – сократился импорт кожевенного сырья, пушнины и изделий из них на 18,9% (298,5 млн долл. США), а обуви, текстиля и изделий из него на 6,5% (3,7млрд долл. США).

В целом, есть факт стабилизации уровня внешней торговли в условиях меняющихся внешних и внутренних экономических факторов, отрицательно влияющих на динамику соответствующих показателей. Это произошло не случайно, а благодаря усилиям руководства двух стран по развитию делового сотрудничества, что создает необходимые предпосылки и условия для последующего роста товарооборота между нашими странами в 2017 году.

Новый уровень делового сотрудничества между Россией и Китаем был обозначен по итогам 21-й регулярной встречи глав правительств, прошедшей 7 ноября в Санкт-Петербурге. Китай и Россия подтвердили готовность к 2020 году довести объем двусторонней торговли до 200 млрд долл. США. То есть, за 3 года товарооборот к базе 2016 года должен вырасти минимум в 3 раза. Задача амбиционная, но, по мнению китайских экспертов, выполнимая. В этой связи в экспертном сообществе справедливо отмечается, что – помимо реализации крупных проектов, имеющих прочную основу, для достижения целевых показателей товарооборота к 2020 году необходимо в полной мере реализовать потенциал именно региональной взаимной торговли на уровне предприятий малого и среднего бизнеса.

Есть примеры стран, где вклад малого и среднего бизнеса в их экспорт колеблется от 25% до 50% - та же Италия, и в десятки раз превышает российские показатели. В Китае, например, он составляет более 50%, в странах Восточной Азии – 40%. А в России всего 0,7% от общего числа предприятий малого и среднего бизнеса выходят на внешние рынки, и в структуре экспорта они занимают скромные 0,4%, а объем выручки – по некоторым экспертным оценкам, не более 2,8%.

Поэтому, для развития внешнеэкономического сотрудничества в самом широком смысле слова, безусловно, необходимо за счет всестороннего использования уже имеющихся инструментов поддержки экспорта – по линии, как государственных институтов, так и объединений предпринимателей, – вовлекать во внешнеэкономическую деятельность, особенно в регионах, большее количество субъектов малого и среднего предпринимательства. Кстати, здесь уместно отметить, что одним из основных показателей эффективности АО «Российский экспортный центр», как «единого окна» в рамках государственной политики по поддержке экспорта, является рост количества отечественных экспортеров.

Возвращаясь к тематике развития деловых контактов с Поднебесной, можно отметить, что отечественные предприниматели в последнее время совершенно справедливо замечают, что сегодня китайцы в смысле подходов к ведению бизнеса изменились. Но пока это – риторика без необходимых выводов.

Осмысливая этот феномен, причины определенных трудностей ищут, в первую очередь, в области непонимания китайского менталитета (в разных регионах КНР весьма разнообразного, но отличного от российского), культурологических особенностей китайских партнеров, трудностей перевода и т.д. Действительно, на заре наших внешнеэкономических контактов демонстрация некоторых знаков «понимания китайского бытия» производили крайне благоприятное впечатление и располагали китайских партнеров. Но сегодня, в условиях интенсивного торгово-экономического соперничества XXI века, дело обстоит таким образом, что знаки дружбы: «как вы подадите китайцу свою визитку, одной или двумя руками», «будете ли цитировать Конфуция по памяти», практически никак не сказываются на результатах ваших деловых переговоров.

История более 30 лет взаимодействия, преимущественно в рамках западных бизнес-культуры и бизнес-моделей, соответствующим образом преобразила бизнес-подходы в Китае. И в этой связи сейчас работают – в отношениях с китайскими предпринимателями и на переговорах с ними – в основном, аргументы экономической целесообразности: «будет прибыль или нет». Особенно это проявляется на уровне малого и среднего предпринимательства, что, впрочем, абсолютно понятно: бизнес есть бизнес. Отношение китайских партнеров, в первую очередь, стало предельно сконцентрировано на позитивный для них результат, и оно теперь зависит от отраслевой конъюнктуры, а не от того, какая рассадка была у вас за столом переговоров, и кто кому говорил хорошие слова.

По последним наблюдениям, если и вспомнить о том, что может способствовать расположению китайских коллег на переговорах, то это, скорее, не знание вами их культурологических особенностей, а профессионализм и владение всеми основными сущностями предмета. То есть, текущий тренд, определяющий предпосылки возможностей бизнеса с Поднебесной, связан исключительно с правильной оценкой соответствующей конъюнктуры рынка и в жестком понимании сторонами соответствующих экономических эффектов от сотрудничества.

При этом культурологические аспекты, романтизм российско-китайских отношений разных периодов играют в настоящее время далеко не самую значимую роль в принятии решений китайскими партнерами относительно целесообразности того или иного контракта с российской компанией или фирмой.

В этой связи важно отметить, что за десятилетия изменились и условия внутри Китая: наблюдаемые годами – рост уровня жизни; повышение требований персонала к условиям работы; рост стоимости пользования инфраструктурой и т.д. Все это, в целом, заставляет китайский бизнес быть более прагматичным в своих решениях с любым контрагентом. Деньги там начали считать очень скрупулезно.

В заключение отметим, что за почти 40-летний период реализации политики «реформ и открытости» - после III пленума ЦК Компартии Китая XI созыва в декабре 1978 года – китайский бизнес в части внешнеэкономической деятельности видел если не все, то почти все. И когда у нас сегодня встает вопрос о развитии региональной торговли между предприятиями малого и среднего бизнеса, как необходимое условие увеличения товарооборота между нашими странами, обратим внимание на следующее.

Если вы не отличаете северного китайца от южного, и не понимаете их гастрономических предпочтений, по памяти не цитируете китайские мудрости, но Вы знаете основы внешнеэкономической деятельности, достоинства своего продукта и корректно оцениваете его конъюнктуру, понимаете особенности его производства, экспорта, импорта, реализации, то у Вас в Китае все получится. 

Ключевые слова: Китай

Версия для печати