Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам работы первого дня СМИД ОБСЕ, Гамбург, 8 декабря 2016 года

12:52 09.12.2016

Завершается первый день работы СМИД ОБСЕ. Помимо пленарных заседаний и рабочего ланча, за которым состоялась дискуссия о путях дальнейшего развития этой общеевропейской Организации, мы провели около дюжины двусторонних встреч. Также сегодня состоялось два контакта и один телефонный разговор с Государственным секретарем США Дж.Керри. Дж.Керри полетел  в Вашингтон, но нам было нужно кое-что дообсудить.

В итоге можно, наверное, сообщить, что была достигнута договоренность о встрече в субботу в Женеве наших военных экспертов и дипломатов для того, чтобы все-таки завершить работу, которая все эти дни спорадически продолжалась, по документу, определяющему пути и способы окончательного решения проблемы Восточного Алеппо за счет ухода оттуда всех боевиков и тех мирных жителей, которые пожелают это сделать. Такая работа продолжалась достаточно спорадически все эти дни. Конкретные детали будут обсуждаться в Женеве послезавтра, если это все состоится. Тут трудно говорить уверенно, учитывая перипетии последней недели, когда наши американские партнеры сначала дали нам документ, который мы готовы были принять за основу и на основе которого были готовы договариваться, а потом отозвали его, дав новый текст. Мы в теснейшем контакте с Министерством обороны России оперативно реагировали на все ходы с американской стороны. Повторю («стучу по дереву», чтобы на этот раз не сорвалось, как это бывало прежде), что на субботу, 10 декабря, в Женеве назначена встреча военных экспертов и дипломатов.

Многие наши собеседники, в т.ч. Министр иностранных дел Франции Ж.-М.Эйро, ряд других моих сегодняшних партнеров по двусторонним встречам, да и в ходе пленарного заседания многие делегации выражали особую озабоченность гуманитарной ситуацией в Алеппо. Когда начинаешь с коллегами говорить предметно, начинаешь показывать то, что делает Российская Федерация, российские военные в Центре по примирению враждующих сторон в Хмеймиме, и спрашиваешь о похожих действиях со стороны партнеров, то никакой конкретики мы не слышали. Могу сообщить, что сегодня были приостановлены активные боевые действия сирийской армии в Восточном Алеппо, потому что осуществляется очередная и крупнейшая за все это время операция по выводу желающих мирных жителей из Восточного Алеппо. Колонна состоит из около восьми тысяч человек. Протяженность маршрута составляет пять километров. Это колоссальная операция. Повторю, я говорю об этом в Гамбурге, но к нам поступила такая информация. Наверное, ваши коллеги из Сирии расскажут об этом более подробно. Это то, что касается Сирии.

Итоги того, что касается ОБСЕ, мы подведем с вами завтра. Ход дискуссии показывает, что мало что меняется. К сожалению, не большинство, но достаточное количество делегаций видят в ОБСЕ, особенно в таких министерских заседаниях, просто трибуну для того, чтобы обвинять всех, кого только можно, во всех бедах и грехах. Это не тот способ, которым можно превратить ОБСЕ в эффективную структуру. Естественно, мы повторили необходимость принятия Устава и других документов, которые бы регламентировали, как это положено в любой нормальной организации, работу всех структур ОБСЕ. Подробнее расскажем об этом завтра.

Вопрос:  Сергей Викторович, поступили сообщения о воздушном ударе по городу Эль-Кайм в Ираке, есть десятки погибших и раненых. Пока не ясно, кто за этим стоит, но есть версия, что это западная коалиция. Удары наносились по оживленным кварталам, в том числе по рынкам. Как Вы прокомментируете эти сообщения?

С.В.Лавров: У меня тоже нет более подробной информации. Но то, что я слышал и читал, конечно же, вызывает вопросы. Потому что из одного источника поступили сведения, что удары были нанесены сознательно. Сделано это было потому, что игиловцы окапались в жилых кварталах, в том числе взяли под свой контроль госпиталь, где организовали штаб. Надо прояснить эту ситуацию, потому что, это может быть похоже на правду. По крайней мере, то, что в Восточном Алеппо «Джабхат ан-Нусра» и все остальные боевые группировки и незаконные вооруженные формирования, которые под ней находятся, делают очень похожие вещи: занимают жилые кварталы, развертывают в них свои штабы и подразделения, также поступают с госпиталями. Это говорит только об одном, что не нужны двойные стандарты. Всем, конечно, необходимо руководствоваться, международным гуманитарным правом, принимать все необходимые меры для того, чтобы минимизировать возможные непреднамеренные негативные последствия для гражданского населения и инфраструктуры. Мы ровно так и поступаем. Избегаем злорадства по поводу того, что иногда происходит в действиях возглавляемой американцами коалиции, в том числе и в Ираке в связи с осадой Мосула.

Убеждены, что борьба с терроризмом не та тема, на которой нужно набирать какие-то политические очки. Это серьезнейшая проблема. Я очень надеюсь, что вскоре к нашим основным партнерам придет осознание необходимости деидеологизировать борьбу с терроризмом.

Вопрос: Сегодня на встречах в рамках СМИД ОБСЕ много говорилось об Украине. Это была центральная тема. Министр иностранных дел Украины П.А.Климкин вновь поднимал вопрос о необходимости осуществления мониторинга на границе с Россией специальной миссией ОБСЕ в качестве предварительного условия для выполнения политической части Минских соглашений. Возможен ли такой мониторинг сейчас в принципе? Когда будет готова «дорожная карта», о которой «нормандская четверка» договорилась в Берлине?

С.В.Лавров: «Дорожная карта» - это отдельный вопрос, и я на нем остановлюсь. Все остальное, о чем говорил П.А.Климкин и многие поддерживающие его члены Евросоюза, необходимо сверять с Минскими соглашениями. Там никаких разночтений быть не может. Есть пункт о том, что окончательное восстановление контроля Украины на границе с Россией является завершающим шагом в целой череде мер, которые должны начинаться с понятных и простых вещей. Это обеспечение личной безопасности и проведение политических реформ при параллельном решении экономических и гуманитарных вопросов, включая прекращение блокады, которую Киев объявил Донбассу, и решение вопросов о пленных, заложниках, удерживаемых лицах. Все это прописано в Минских договоренностях.

Учитывая, что вопросы безопасности и политических реформ в соответствии с Минскими договоренностями являются ключевыми и наиболее подробно прописанными, в «нормандском формате» была одобрена идея, которую выдвинули немцы и французы, сформировать «дорожную карту», которая обеспечивала бы параллельное, синхронизированное продвижение по укреплению безопасности и по политическим реформам. Сейчас этим занимаются помощники лидеров «нормандской четверки». Министрам иностранных дел поручена такая достаточно церемониальная роль одобрить эту «дорожную карту», когда она будет согласована. Мы встречались в Минске, пока общего подхода не вырисовывается, хотя продвижение черепашьим шагом, медленно все-таки наблюдается. Я даже не буду сейчас комментировать, кто тормозит процесс. Надеюсь, что он все-таки завершится.

Вопрос: А полицейская миссия?

С.В.Лавров: О полицейской миссии никто из наших серьезных партнеров не говорит вообще. У ОБСЕ нет полицейских функций. Есть необходимость обеспечивать среди прочего надежную безопасность в период проведения выборов в Донбассе. Для этого нужно принять закон о проведении выборов, а чтобы они состоялись, нужно принять закон об особом статусе Донбасса. Люди должны знать, какой компетенцией будут располагать те, за кого они будут голосовать. Этот статус должен быть на постоянной основе закреплен в конституции. Конечно, перед выборами должна пройти амнистия. Это понятно, тут даже нечего объяснять. Безопасность выборов будет обеспечиваться на основе тех мер, которые будут согласованы с участием представителей ДНР и ЛНР. ОБСЕ может здесь помочь, нет сомнения, но это будет вспомогательный момент.

Вопрос: Я представляю немецкое телевидение. Сегодня у Вас прошли переговоры с министрами иностранных дел ряда стран. Что конкретно с точки зрения России не хватает для того, чтобы удалось договориться по перемирию в Сирии? Какая стратегия у России в Алеппо? Удалось ли Вам объяснить ее западникам?

С.В.Лавров: Наша стратегия очень проста и полностью основывается на резолюции СБ ООН, которая на сирийском направлении постановила нещадно и беспощадно бить террористов до их полного уничтожения, параллельно решать гуманитарные проблемы гражданского населения и запускать политический процесс. Все эти действия на этих трех треках должны осуществляться без каких-то предварительных условий. Россия занимается как раз этим. С терроризмом мы боремся активно. Если уж зашла об этом речь, то я слышал сегодня, что официальный представитель Госдепартамента США М.Тонер заявил, отвечая на вопрос на брифинге, о том, что «Россия и США договорились бороться с «Джабхат-ан-Нусрой», но российские ВКС наносят удары в основном по «умеренным» оппозиционерам, а «Джабхат ан-Нусру» не трогают». М.Тонер участвовал во многих  наших встречах  с Госсекретарем США Дж.Керри и, наверное, был хорошо информирован о том, что на самом деле происходит и никогда не ставил подобного вопроса.

Но если говорить о том, что происходило на самом деле, то американская коалиция против ИГИЛ была создана только тогда, когда случилась трагедия и погибли американские граждане в этом регионе. До этого никаких активных действий против ИГИЛ ни американцы, ни их союзники не предпринимали.

Что касается «Джабхат ан-Нусры», то США не только ее вообще не трогают,  но и в ходе всех наших переговоров всячески стремились так сформулировать договоренности, чтобы она не подпадала под возмездие и была бы выведена из-под ударов. Естественно, мы этого принять не можем. «Джабхат ан-Нусра» - это террористическая организация, признанная в качестве таковой в ООН, в США, России и других странах. Кстати, здесь на СМИД ОБСЕ, когда согласовывалось решение по борьбе с терроризмом до последнего момента было неясно, будет ли «Джабхат ан-Нусра» также осуждена наряду с ИГИЛ, потому что в том числе американские эксперты предлагали не упоминать эту  террористическую организацию. Это наводит на мысли. Но все-таки надеюсь, что мы добьемся справедливости, и террористы будут названы в качестве таковых.

Гуманитарную помощь мы оказываем в ситуации, когда все остальные, включая, к огромному сожалению, ооновцев, пытаются политизировать и идеологизировать проблемы гуманитарной помощи. Мы не пытаемся обусловить поставки помощи решением вопросов, которые волнуют незаконные вооруженные формирования, включая «Джабхат ан-Нусру», а такая увязка постоянно звучит, в том числе и в предложениях гуманитарных сотрудников ООН. Мы просто делаем свое дело. Наверное, это не всем нравится. Прицельный удар по нашему госпиталю, который произошел на днях, лишний раз подтверждает это. Убежден, что все меры будут приняты, чтобы покарать виновных  и не допустить подобного впредь.

Третье направление – политический процесс. Я уже голос сорвал, призывая спецпосланника Генсекретаря ООН С.де Мистуру перестать саботировать политические переговоры. Ему это поручено, у него, собственно, нет другой работы. Я это говорю открыто, потому что я то же самое говорю и ему в глаза, в том числе недавно говорил об этом в Риме. С мая он заверяет, что вот-вот соберет очередной раунд переговоров. До сих пор ничего не происходит. В кулуарах американцы и европейцы, которые не сильно горюют по поводу того, что политический процесс заторможен, объясняют нам, что эр-риядская группа по переговорам, которую они все почему-то считают единственной представительницей оппозиции, хотя СБ ООН перечислил эту группу среди других, включая московскую и каирскую группы, не хочет садиться за стол переговоров. Сначала ей надо дать гарантии того, что Президент Сирии Б.Асад уйдет. Если попались такие капризные люди, нужно просто назначать  дату переговоров. Кто приедет, тот пускай и договаривается, а  кто не приедет, пусть пеняет на себя.

Отвечая немецкому телевидению, скажу, что наша совесть чиста по всем трем направлениям, которые нам предписаны СБ ООН. То, что далеко не все страны действуют таким же образом, не делает им чести и говорит о том, что далеко не все готовы добросовестно выполнять решения высшей инстанции, занимающейся вопросами поддержания мира и безопасности.

Вопрос: Обсуждали ли Вы с Госсекретарем США Дж.Керри обстрел российского госпиталя в Алеппо? Прокомментировал ли он этот вопрос или выразил сожаление по поводу произошедшего?

С.В.Лавров: Они выразили сожаление, это было сделано еще до моей встречи с Дж.Керри. Представитель Госдепартамента сделал это не очень внятно, со ссылкой на то, что нужно еще уточнить, было ли это актом терроризма. В случаях, когда происходят инциденты, в которых можно заподозрить сирийские власти, США  ничего не выясняют, а сразу идут к микрофону и требуют покарать, заклеймить, пригвоздить.

Повторю, самая большая проблема не только в сирийском, но и во многих других кризисах  - это попытка политиков подстраивать свои позиции  под идеологические соображения своих партий. Когда это еще и попадает в электоральный цикл, то это сразу оказывает огромное искажающее влияние на те шаги,  которые нормальные люди должны были бы предпринимать.

 

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров

Версия для печати