«Франсуа Фийон олицетворяет дух прагматичного и сильного политика. Он - истинный сын Франции»

14:35 07.12.2016 Александр Артамонов, журналист-международник


    

Выпускник общевойсковой Военной Академии Франции Сен-Сир Кзавье Моро уже много лет живет и работает в России. Он – известный у себя на Родине политолог, писатель и член Торгово-Промышленной Палаты Франции. Кзавье также активно участвует в политической жизни своей страны. В частности, в ноябре с.г. он представлял кандидатов от правого блока французских партий, приехавших в Россию в рамках их избирательной кампании. Как человек, глубоко погруженный в дипломатическую и деловую составляющие франко-российских отношений, господин Моро имеет свой оригинальный взгляд на предстоящие Франции президентские гонки и на возможную политическую и экономическую программы реформ фаворита этой избирательной кампании Франсуа Фийона. В интервью Кзавье Моро дает также оценку возможному будущему франко-российских деловых отношений.

 

«МЖ»: что Вы думаете по поводу диалога между Владимиром Путиным и Франсуа Фийоном, победителя праймериз право-центристского блока и, возможно, будущего Президента Франции.

КМ: Надо подчеркнуть, что в эпоху 5-летнего президентского мандата Николя Саркози, Ф.Фийон был премьер-министром. Этот период был весьма плодотворным для франко-российских промышленных отношений. Достаточно вспомнить хотя бы о подписании договора по «Мистралям». Относительно последовавшего за ним периода правления Франсуа Олланда, это как день и ночь! Естественно, что произошло сближение Фийона с Путиным, хотя, конечно же, в международных делах о дружбе речи не идет. Ни Владимир Путин, ни Франсуа Фийон не выступают субъективно и лично от себя, как физические лица, но представляют страны, которые, исходя из их исторических отношений и их географического положения, должны найти общий язык, так как это крайне важно для безопасности Европы и ее процветания.

«МЖ»: Здесь у нас выступал недавно Дени Плювинаж, Ваш коллега. Он, в частности, выступал за сохранение Францией ее роли хранительницы равновесия, поддержания в Европе стабильности. Сегодня многие думают, что именно эту политическую линию и может воплотить Франсуа Фийон. Что Вы об этом думаете?

КМ: Согласен, но с небольшой оговоркой: думаю, что такова роль Франции не только относительно России, но и с США, и с Китаем. Теперь, например, когда Трамп стал президентом, возможно, Россия решит несколько изменить свою политику, полагая, что она будет иметь дело не с откровенным противником, как в эпоху Обамы или как было бы, в случае избрания Клинтон, но с более мирным политиком. А это может вызвать, в свою очередь, реакцию у Китая, который может быть обеспокоен сменой российского курса. Так что и в этом случае, и в других Франция должна будет поддерживать равновесие в мире. А Париж должен оставаться привилегированным местом проведения международных переговоров. Наша цель – избегать любых обострений международного положения, через которые мы уже прошли.

«МЖ»: Существует такая тенденция – представлять Францию, умаляя ее достоинство, подчеркивая определенную утрату ее суверенитета. Хотя Франция по-прежнему постоянный член СовБеза ООН, у нее сильнейшая в Западной Европе армия, сильный военно-морской флот, независимый ядерный щит, кстати, не переданный под объединенное командование НАТО. То есть речь идет о развитой стране, с собственной космической программой и собственной информатикой в отличие от других стран Западной Европы, где цифровые технологии отданы на откуп американцам. Возвращаясь к началу вопроса - сумеет ли, с Вашей точки зрения, Франсуа Фийон восстановить былое величие Франции, заставить другие народы вновь поверить в ее большой потенциал?

КМ: В Вашем вопросе содержится сразу несколько под-вопросов. Я считаю, что вхождение в объединенное военное командование НАТО не имеет такое уж самодовлеющее значение. Мы так или иначе были в НАТО! Думаю, что это стоило нам дорого – где-то около 12 миллиардов евро, потраченных впустую. Речь идет о необходимости для Франции вообще выйти из НАТО, как этого и хотел генерал Де Голль. Тогда, когда он это проделал в 1963-ем году, это имело большой смысл, так как на территории Франции на тот момент присутствовали 183, насколько мне помнится, американские военные базы. Мы их закрыли тогда и избавились от их ядерного оружия. Вопрос о том, чтобы просто покинуть организацию, окончательно изжившую себя. И не платить за наших генералов, шастающих со своей свитой по Норфолку. Нам надо построить европейскую систему обороны.

Удастся ли это сделать Франсуа Фийону? Надеюсь, что да! Надо надеяться! В его программе я этого не читал, но, возможно, он придет к тем же самым умозаключениям, что в свое время и генерал Де Голль. Вы знаете, когда генерал Де Голль пришел к власти, он вовсе невраждебно относился к НАТО. Он попытался даже реформировать Альянс до того, как принял решение о выходе Франции из него. Он пытался добиться передачи управления Югом Европы в рамках этого блока в руки Парижа. А потом, как он это и заявил в своей речи в момент выхода из НАТО, он понял, что американский авантюризм – опасная вещь, а также что НАТО нельзя реформировать. Он также заявил, что советская угроза значительно уменьшилась и что он более не видит смысла в агрессивном Альянсе. По тем же причинам, думается, нам надлежит выйти из этого блока сегодня. Я подтверждаю, что американский политический авантюризм опасен для Европы и что никакой русской угрозы на сегодня уже нет! Кроме того, НАТО нам обходится в копейку. Так что пора нам уже покинуть эту структуру, что позволит нам приступить, наконец, к строительству правильных отношений с Россией. Для меня НАТО – старая рухлядь! Кстати, все историки согласны с тем, что Первая Мировая война началась именно из-за автоматического включения в конфликт стран-участниц различных военных альянсов. Именно по этой причине министр Талейран враждебно относился к идее военных союзов, которые он считал дикостью. На самом деле, НАТО – это реликвия времен Холодной войны и даже более того, его корни уходят в XIX век. Так что, так или иначе, он обречен на исчезновение, хотя сейчас трудно точно предсказать, когда это произойдет. И я хотел бы, чтобы Франция стала первым государством, которое покинет его.

«МЖ»: Думаю, что Вы правы. Так как, согласно той информации, которой я располагаю, когда в Чехии провели опрос общественного мнения, пойдут ли граждане воевать в том случае, если в рамках НАТО будет атакована другая страна, то большинство населения ответило «нет». Во Франции результаты опросов были схожими: французы готовы воевать за свою территорию, но не за другие страны – не за Венгрию, не за Прибалтику и т.д.

КМ: Во всяком случае, 5-ая статья Устава НАТО мало сковывает страны-участницы. Согласно этому пункту соглашения, каждое государство самостоятельно выбирает, в каком виде оно будет оказывать помощь стране, подвергшейся агрессии. Можно даже ограничиться декларативными действиями. Но все же все это достаточно серьезно. Если, к примеру, завтра Эстония обвинит Россию в бомбежке своей территории, то мы автоматически окажемся ангажированными в этот альянс, хотя мы и знаем, что прибалтийские государства и Польша – политически нестабильные страны и что они готовы пойти на что угодно против России. В частности, это относится к Прибалтике, которая притесняет значительную часть собственных русскоязычных жителей, лишенных всех прав. Так что нам вовсе не улыбается мысль находиться в Альянсе с автоматическим запуском сценария при том, что в этом блоке находятся прибалтийские страны. Это может даже стать опасным для самой Франции! Если же Прибалтика решила повоевать с Россией – в добрый час! Но давайте вы это будете делать без нас! Нам это неинтересно!

«МЖ»: НАТО, кстати, также еще и хороший насос по выкачиванию средств из богатых западных стран в пользу бедных восточно-европейских родственников. В той же Прибалтике подавляющее большинство населения трудоспособного возраста выехало на заработки в ту же Западную Европу. Военные же базы служат источником жизненных доходов для многочисленных граждан этих государств. Так что российская угроза превращена в некий экономический фактор.

КМ: Да, все это гротескно!

«МЖ»: Но все же считаете ли Вы, что Фийон будет рассуждать, согласно Вашей логике?

КМ. Будущее покажет. Думаю, что если ему хватит смелости запустить свои экономические реформы, то сближение с Россией пройдет гораздо более гладко. Во всяком случае, мы уже выиграем в том смысле, что над нами более не будут довлеть американцы, как сейчас. Вот, например, наш банк «Париба» имел сделки с Ираном. Американцы наложили санкции. Мы – нет! Но нам пришлось заплатить штраф в размере 9 миллиардов долларов. Причем Манюэль Валльс никак не отреагировал на ситуацию. У нас отобрали крупнейший промышленный холдинг «Альстом Турбин», а французское правительство это молча проглотило! Когда болгары должны были построить «Южный поток», то МакКейн прогулялся в эту страну, сформулировал ряд угроз, и болгары отказались от проекта и т.д. Так что если мы избавимся от этого давления, то Франсуа Фийону будет гораздо удобнее править страной и применить свою программу во имя достижения суверенности, как он это и заявил в своей речи, при вступлении в избирательную кампанию.

И если США выйдут из игры, то противником Франции в Европе становится Германия. Так что если Парижу придется политически уравновесить Берлин, то история нас учит, что Россия представляет великолепную альтернативу для нас. Думаю, что Франсуа Фийон – реалист. Вы знаете, я не голосовал ни за Николя Саркози в 2007-ом, ни за Франсуа Олланда в 2012-ом. Но когда их избрали, я сказал: «Ладно! Они теперь облечены президентскими регалиями, так что посмотрим, что они будут делать!» Также я отношусь и к Франсуа Фийону, с той только разницей, что значительная часть его программы мне нравится.

«МЖ»: Получается, что Вы проявляете политический прагматизм, как и Иван Бло. Он считает, что французы по духу своему центристы. Они не любят крайности, экстремум, харизматических лидеров, указывающих им путь к вершинам коммунизма.

КМ: Соглашусь с этим высказыванием. Тем более, что Иван Бло знает, о чем говорит. Мне все же не нравится термин «центрист». Для меня это отдает левым направлением. Поставим тут точки над «и»! Но что правда то правда: французы – мирный народ, очень трудовой и думаю, что крайности нам не подойдут. Это очень хорошо видно хотя бы потому, что всякие там популисты с пеной у рта редко превышают во Франции 20%-ный барьер на президентских выборах. Мы старая нация и давно живем – много чего видели. Франсуа Фийон – умеренный буржуазный политический деятель. Хотя ничего плохого в этом нет.

«МЖ»: Вернемся к франко-российским отношениям. Вы хорошо знаете это измерение. Вы знаете деловые французские круги, присутствующие в России. Например, «Рено» сначала колебался, но в результате, все же стал мажоритарием в Тольятти. И предприятие стало возрождаться. Тот же СИФАЛЬ способствует развитию отношений между Францией и Россией в области мирного атома. Примеров множество. Ваш комментарий?

КМ. Прежде всего, мы должны вернуться к тому положению, которое было до прихода к власти социалистов. И для коммерческих отношений, и для военного сотрудничества это было бы идеальным решением вопроса. Но мы быстро убедимся в том, будут ли вещи развиваться по такому сценарию. Если Франсуа Фийон станет президентом в мае следующего года, то в январе 2018-ого г. наступит время возобновления санкций против России. У него будет чуть более полугода. Мы быстро увидим - способен ли он противостоять… думаю, прежде всего, Германии по этому вопросу. С учетом избрания Дональда Трампа, думаю, что Америка к этой ситуации интереса проявлять не будет. Думаю, что Фийон сумеет быть сильным лидером, но мы это скоро увидим собственными глазами.

«МЖ»: Переходя к менее политическим вещам и к более сокровенной ноте. Владимир Путин присутствует на официальных религиозных служениях по случаю Рождества и Пасхи, выстаивая 4-5 часов на ногах. Франсуа Фийон известен, как католик. Но способен ли он сделать из этого некий политический фактор своего правления?

КМ: Мы знаем, что он католик и что он, например, осуждает практику абортариев. Но он не собирается пересматривать закон Жискара Д’Эстэна, признавшего за женщинами право на прерывание беременности. В том, что касается права гомосексуалистов на заключение браков, он пока собирается хотя бы ограничить право таких пар на усыновление детей. Но, к сожалению, не собирается отменять само право таких индивидов на брак. Думаю, что его светскость все-таки более походит на систему взглядов, подобающую главе государства. В моих глазах, Россия – идеальная светская модель. Да, в западном христианском мире произошло разделение Церкви и Государства. Кстати, во Франции это относится к григорианской реформе, которой уже тысяча лет. То, что произошло в 1905-ом г. касалось только окончательного разграничения Церкви и Государства (прим.ред. До 1905-ого года приходские священники получали вспомоществование от государства). Там был ряд законов, принятых людьми, которые все были христианами. Речь шла о сведении счетов между различными политическими элитами и Церковью. У Вас произошло то же самое в эпоху большевистской революции. В дальнейшем вы опять стали православной державой. Для вас это также естественно, как для Франции быть католической страной. Франция - это не только вкусная колбаса, красное вино и Версальский замок. Франция – прежде всего, католическая страна. Каждый француз не обязан быть католиком, но дух страны – католический! Речь идет о нашей системе ценностей, о нашей международной системе отношений, о нашем обществе. Так было всегда вплоть до того момента, когда социалисты решили избавиться от всего нашего культурного и исторического наследия. Мы глубоко католическая страна, но с разделением духовного авторитета и светской власти, в лучшем духе «Князя» Макиавелли.

Мне кажется, в России та же форма светской власти. Безусловно, Церковь всегда может высказаться по тому или иному поводу, будь то по поводу социальных отношений или организации жизни общества в целом… Но в то же время Церковь не участвует в заседании Кабинета министров и не присутствует в международных государственных отношениях. Она также не занимается экономикой Государства Российского.

Думаю, что Франсуа Фийон – единственный кандидат со здоровым и мирным взглядом на отношения между Церковью и Государством во Франции. У Национального Фронта истеричный и агрессивный взгляд на эту проблему. Тот же Флориан Филиппо (Прим. ред.: заместитель Марин Ле Пен) заявил, что желает запретить ношение чадры, кипы и больших крестов поверх одежды. То есть он решил уравнять насильственно всех. Но мы-то знаем, что такие кресты носят панки и прочие маргиналы. В любом случае Национальный Фронт пытается уравнять все религии. Но это абсолютно ненормально, так как католицизм занимает совершенно особое место в нашей стране. Так что если бы кому-то взбрело в голову носить большой крест, то это должно рассматриваться, как абсолютно законная вещь! Но в отличие от России, в современной Франции существует религия атеизма. Это государственная воинствующая антихристианская религия. История с крестами достаточно хорошо вскрывает эту проблематику.

«МЖ»: Думаете ли Вы, что мы в скором времени увидим Франсуа Фийона в Москве?

КМ: Думаю, что это войдет в обязательную часть его программы - посещения великих столиц мира. Мы его должны увидеть в Пекине, Москве, Вашингтоне, возможно, Берлине, Лондоне в ходе его избирательной кампании, то есть еще до президентских выборов.

Ключевые слова: Франция выборы Франсуа Олланд Николя Саркози праймериз Франсуа Фийон

Версия для печати