Политическое завещание Обамы/Клинтон для Меркель: Германия может защитить либеральный порядок

15:52 26.11.2016


«Анализ повреждений» после победы Трампа

 

Автор: Тхорстен Беннер (Thorsten Benner)

Информационно-аналитическое издание ForeignAffairs (США)

 

В поздравительной телеграмме избранному президенту США, канцлер Германии Ангела Меркель осторожно поставила условия будущего сотрудничества Германии с Соединенными Штатами – «приверженность обеих стран к набору общих ценностей: «демократия, свобода, уважение и достоинство человека, независимо от их происхождения, цвета кожи, религии, пола, сексуальной ориентации или политических убеждений». Это была замечательная перемена ролей, что может задать тон для отношений между Берлином и Вашингтоном в ближайшие годы: лидер страны, которая обязана своей демократией интервенции США, был вынужден напомнить избранному президенту США об основополагающих принципах либерального правительства.

Некоторые комментаторы уже объявили Меркель новым «лидером свободного мира»
в свете явного нежелания Трампа продолжить играть роль, которую ранее играл президент Соединенных Штатов. Это говорит о том, что кости домино либеральной демократии еще стоят, и Германия, похоже, является одним из самых стабильных. Но избрание Трампа и перспектива сокращения влияния США являются несвоевременными. Берлин изо всех сил пытается управлять политическими последствиями, включая кризис беженцев, а также вынужден иметь дело с ростом правой популистской партии Германии – «Альтернативой для Германии» (АдГ). Европейский союз также оказался под беспрецедентным давлением намерения Соединенного Королевства выйти из ЕС; нерешенные проблемы в южных странах еврозоны и политические успехи правых популистов, которые взяли власть в Венгрии и Польше, а в скором времени могут сделать это в Австрии и Франции.

В ближайшие годы для Германии будет достаточно сложно остановить популистскую волну в пределах своих границ, одновременно помогая стабилизировать ситуацию в других странах Европы. Работа с этими вопросами может лишать Берлин пространства для маневра в отношении руководства либеральным миропорядком. В лучшем случае, Германия может участвовать в борьбе за живучесть, стремясь защитить западные альянсы и глобальные институты от потенциального вреда, которое им может нанести президентство Трампа.

 

СИЛА ЗАКОНА

Общественное мнение в Германии в отношении победы Трампа носит однозначный характер. По данным недавнего опроса, проведенного телеканалом ZDF, 82% немцев считают, что избрание Трампа – это «плохо» или «очень плохо». Немцы были в ужасе от шовинистических настроений Трампа, его женоненавистничества и расизма. На фоне Трампа лидеры «АдГ» выглядели интеллектуалами на общественных слушаниях.

Что касается внешней политики Трампа, его утверждение о том, что «кредо [Соединенных Штатов] – это американизм, а не глобализм», вступит в конфликт с центральной линией немецкой дипломатии: поддержка открытой, основанной на правилах международной системы с сильными многосторонними институтами. Презрение Трампа в отношении НАТО и его протекционистские тенденции устрашают тех немцев, которые в вопросах свободной торговле, процветания  и безопасности полагаются на трансатлантический альянс. А его вопиющее пренебрежение верховенством права и поддержка возвращения пыток усиливают разочарование, которое многие немцев уже испытывают в отношении проводимой Вашингтоном «войны с терроризмом»: злоупотребления в отношении заключенных в Абу-Грейб и Гуантанамо имеют глубокие корни в немецком общественном сознании, особенно у поколения, которое  повзрослело после терактов 11 сентября. Все это – благоприятная почва для антиамериканизма.

 

Лидеры ФРГ должны подать сигнал, что, если Трамп намерен расторгнуть
ключевые многосторонние соглашения, Европа готова идти своим собственным путем

Избранный президент Трамп, скорее всего, усилит понимание того, что Соединенные Штаты подрывают верховенство закона, а не поддерживают его. В последние годы Меркель стала подавать голос в отношении такого восприятия действительности, повторив фразу, которую впервые озвучил ее предшественник Герхард Шредер в отношении Джорджа Буша-младшего касательно американского вторжения в Ирак: «Здесь, в Германии и в Европе, действует не закон сильнейшего, а сила закона». Меркель, вероятно, будет использовать подобную риторику с Трампом, который, скорее всего, напоминает ей больше президента России Владимира Путина, чем коллеги на Западе.

Можете пойти своим путем?

Германия должна работать с Трампом и его администрацией, как это было бы с администрацией любого другого президента. В то же время, Берлин должен углублять свои связи с республиканцами в Конгрессе США, которые привержены сохранению союзов, созданных Соединенными Штатами, а также глобальной роли, которую играют США: именно такие республиканцы наряду с демократами в Сенате будут залогом сдерживания худших инстинктов Трампа. Тем не менее, Меркель не должна спешить с визитом в Соединенные Штаты, чтобы встретиться с Трампом. Вместо этого она должна дождаться оформления его администрации и принять решение относительно своих внешнеполитических приоритетов. Встреча лидеров Большой Двадцатки в июле следующего года, которая будет проходить в Гамбурге, предоставит хорошую возможность для первой встречи на немецкой земле.

В то же время Германия должна упорно трудиться, чтобы обеспечить единую европейскую позицию по отношению к США, которые при Трампе, скорее всего, будут стремиться сталкивать страны ЕС друг с другом в попытке ослабить единство ЕС по торговой политике и другим ключевым вопросам. Это будет непросто. Великобритания уже потеряно: премьер-министр Тереза ​​Мэй стремится восстановить особые отношения Королевства с Соединенными Штатами, поскольку готовится к выходу из ЕС. Между тем популистские лидеры ЕС, такие как премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, заинтересованы заискивать перед президентом США, в котором они видят родственную душу.

В отношении некоторых вопросов избрание Трампа может оказать
«оздоровительный шок»

 

Если администрация Трампа предлагает новые подходы к раздражающим внешнеполитическим проблемам (например, конфликт в Сирии), немцы должны справедливо его выслушать. Лидеры ФРГ должны подать сигнал, что, если Трамп намерен расторгнуть ключевые многосторонние соглашения, Европа готова идти своим собственным путем, например, продолжая торговать с Ираном, даже если Вашингтон отступит от многосторонней ядерной сделки, заключенной с Тегераном в прошлом году.

Чтобы защитить репутацию Запада как надежного игрока на международной арене, ее ведущие державы должны бороться со злоупотреблениями либерально-демократическими принципами, в том числе со стороны Соединенными Штатами. С этой целью, если администрация Трампа будет подавлять гражданские свободы меньшинств или обещает, со слов Трампа, восстановить пытки, оппозиция Германии должна быть сильной и четкой. Немецкие и европейские неправительственные организации, приверженные либеральным принципам, должны работать в тесном контакте со своими коллегами в Соединенных Штатах для защиты своих общих ценностей. Увеличение числа людей, принимающих участие в таких обменах, повышение их уровня и качества самих людей, а также углубление диалога между фондами и другими общественными группами в Европе и в Соединенных Штатах может также помочь трансатлантическому альянсу выстоять в буре, которую, скорее всего, принесет президентство Трампа.

 

ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ

В некоторых вопросах избрание Трампа может оказать «оздоровительный шок», что заставит немцев и европейцев рассмотреть те аспекты трансатлантического альянса, которые нуждаются в обновлении. Слишком долго европейские страны полагались на американские гарантии безопасности вместо того, чтобы инвестировать в собственную оборону. Угроза Трампа выйти из НАТО должна побудить европейцев, наконец, серьезно относиться к своей собственной безопасности. Европейские государства должны вкладывать значительные средства в кибербезопасность, накапливать больше собственных военных и политических ресурсов и ввести совместные военные закупки, усилить свои спецслужбы при одновременном усилении правительственного надзора и обмене разведывательной информацией. ЕС до сих пор не хватало политической воли, чтобы серьезно относиться к этим вопросам. Здесь Германия может служить примером. Меркель уже пообещала, что Германия будет выделять два процента ВВП на оборону – норма, установленная НАТО в 2006 г. Другие страны ЕС «разворачивают» сокращение расходов на оборону. Они должны использовать эти дополнительные ресурсы для повышения боевой готовности своих вооруженных сил, которые являются наиболее уязвимым местом многих европейских стран. Если Трамп подтвердит серьезнозность своих намерений отказаться от гарантий безопасности, европейские государства, вероятно, будут вынуждены пересмотреть свою ядерную позицию. Берлину необходимо будет рассмотреть вопрос о том, чтобы разработать европейский ядерный зонтик на основе французских и британских возможностей. Германия должна также повысить свою устойчивость к влиянию авторитарных государств, таких как Китай и Россия. Это должно улучшить ее возможности в области кибербезопасности и повысить готовность противостоять дезинформации и кампаниям утечек (как, например, «дирижирование» Россией на выборах в США); кроме того Германия должна заставить дорого платить тех западных акторов, которые позволяют себе игрывать в авторитаризм. Это также означает идти против Белого дома, если ключевую роль в администрации Трампа займет Стивен Бэннон (правый экстремист и бывший топ-менеджер СМИ), который будет оказывать поддержку правых политических групп в Европе.

 

В то же время, Германия и Европа должны работать с либерально-демократическими государствами с целью защитить как можно больше достижений Западного альянса и многосторонних институтов от последствий выборов Трампа. Например, сейчас подходящее время, чтобы Европа усилила свои связи с Канадой (которая в настоящее время  является главным союзником Германии за пределами Европы и Соединенных Штатов) в лице премьер-министра Джастина Трюдо – полного политического антипода Трампа. С учетом Множества кризисов в Германии и Европе практически не будет оставаться времени для проведения многих реформ, в которых остро нуждаются глобальные институты, например, создание глобального режима для беженцев и миграции. Тем не менее, Германия должна сформировать повестку того, что потребуется сделать в «лучшие времена».

Все эти усилия будут тщетными, если Германия и Европа не в состоянии остановить волну антилиберализма у себя дома.

Все внимание необходимо направить на выборы во Франции весной следующего года: европейский проект не сможет выжить, если Марин Ле Пен будет избрана президентом Франции. Германия должна играть более конструктивную роль в решении кризиса еврозоны и отказаться от своего фетиша под названием «политика жесткой экономии», что позволило бы центристским кандидатам на пост президента Франции как можно наилучшим образом воспользоваться преимуществами европейского проекта. Более примирительная позиция относительно политики жесткой экономии может помочь премьер-министру Италии Ренци – новому союзнику Берлин «выстоять» в ходе проведения конституционного референдума, который состоится в начале декабря, поскольку это могло бы показать необоснованность позиций критиков премьер-министра, которые утверждают, что ЕС и евро являются имперскими проектами Германии и наносят ущерб интересам Италии.

В феврале министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер предупредил, что «силы, тянущие нас друг от друга в Европе, настолько огромны», что было бы «большим достижением», если через год у нас будет тот же ЕС. Точно так же, если через четыре года пост президента США займет «менее разделяющий кандидат», а ЕС остается неизменным, многое будет выиграно. Сразу после победы Трампа берлинский таблоид B.Z. на первой странице написал тревожное сообщение: выборы США издание предложило назвать «ночью, когда Запад умер». Германия должна сделать все возможное, чтобы доказать, что эти предположения неверны. 

 

 

Ссылка на оригинал: https://www.foreignaffairs.com/

 

Публикацию и комментарий подготовил  Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, независимый международный обозреватель

 

Появление вышеуказанной статьи в авторитетном информационно-аналитическом издании, негласно называемом «Вестником Госдепа», вполне закономерно и логично. Демократы, точнее их либеральное крыло, отошли от шока поражения и готовят стратегию возвращения во власть, которую, как они продолжают упорно считать, «потеряли временно». Мы не будем заниматься подробным анализом поражения либеральной машины в лице Хилари Клинтон, а приведем лишь несколько цитат из материала в издании the New York Times, которое в ходе предвыборной кампании в США, как и подавляющее большинство ведущих корпоративных СМИ, активно занимали позицию Клинтон (представителя либерального миропорядка):

 

Значение победы Трампа выходит далеко за пределы поражения Хиллари Клинтон. … Эпоха, которую еще вчера преподносили как освобождение народов, теперь понимается как освобождение элит и спускание с поводка хаотических сил в мире, которые может сдержать только американский «силач».

... Кроме того, ирония влияния «Эффекта Трампа» на глобальную политику заключается в том, что его победа освободила мир от необходимости любить или ненавидеть Америку, или завидовать ей. Не президент Обама, осмелившийся предположить, что Америка является исключительным государством, а именно избрание Трампа убедило мир в том, что американская демократия не отличается от нашей: она также может быть хаотичной и опасной.

 

Между тем (в свете предложенной читателям статьи из «Вестника Госдепа») журналистско-политологическому сообществу стоит обратить внимание на другой момент, а именно на сам подход американских либералов к своему «ответному удару». Судя по содержанию программной статьи, его собираются реализовывать через явно провалившуюся концепцию «Руководство из-за спины», проще говоря, через процесс под названием «чужими руками жар загребать».

Начнем с того, что при подготовке любого плана действия необходимо исходить из понимания того, что любой алгоритм должен «закладывать» «пространство для маневра», необходимого в условиях использования оппонентом встречного алгоритма (плана противодействия). Еще один момент: риторика алгоритма, предложенного на страницах «Вестника Госдепа», носит безапелляционный характер – сплошной императив при полном отсутствии модальностей (того самого «пространства для маневра»). В свое время В.И. Ленин писал: «Из маленькой ошибки всегда можно сделать чудовищно большую, если на ошибке настаивать, если ее углубленно обосновывать, если ее «доводить до конца».

Судя по всему, поражение от Трампа либералов США и глобальное либеральное сообщество в целом ничему не научило, а ведь этому поражению в этом же году предшествовали 2 удара по (нео)либеральному миропорядку:

 

1) Неожиданные результаты референдума в Нидерландах по вопросу ратификации Соглашения об Ассоциации между Украиной и ЕС;

2) Неожиданная поддержка гражданами Великобритании выхода Королевства из состава ЕС.

 

Причина столь «бурной» реакции, следовавшей каждый раз после очередного поражения, кроется в линейно-стереотипном мышлении сторонников либерального миропорядка, а также в игнорировании такой прописной истины «Искусства войны» как «Уважение к своему противнику» (кроме того, как известно, два события одного знака влекут за собой события того же знака).

Тот же набор ошибок мы наблюдаем и в предложенном вниманию читателей тексте, который можно смело назвать «Политическим завещанием Обамы/Клинтон» (наличие этого выражения в заголовке переведенной статьи – это небольшая переводческая вольность/дополнение, которую автор этих строк позволил себе на основании горизонтального и вертикального контекстов). Начнем с того, что, несмотря на все попытки либералов США представить Меркель единственным достойным кандидатом на пост канцлера ФРГ (ведущая иделогема «Популярность Меркель, может, и снижается, но лучше нее никого нет»), на фоне де-факто начавшейся предвыборной кампании реальная ситуация у Меркель «несколько иная»:

 

Как считает представитель партии «Левые», истинная причина новой социальной программы благосостояния, которая усложнит мигрантам из стран ЕС возможность претендовать на пособие по безработице в Германии, заключается в том, что правительство Меркель испугалось недавних результатов местных выборов, на которых успех сопутствовал партии «Альтернатива для Германии», являющейся сторонницей роста антииммигрантских настроений.

 

С учетом того, что профицит бюджета в этом году по прогнозам составит +1% г/г, правительству канцлера Ангелы Меркель стоило бы прислушаться к призывам МВФ или США стимулировать долгосрочный спрос в период медленного роста ВВП и падения процентных ставок, не сделав при этом свой бюджетный баланс дефицитным. Но растущая поддержка популистских политиков может повлиять на выбор между расходами на инфраструктуру или на избирателя. … Сейчас, в эпоху, когда деятельность Меркель и ее правящей коалиции двух крупнейших партий оспаривается популистской и антиевропейской партией «Альтернатива для Германии» (AfD), Фратшер видит риск того, что политические инстинкты выживания могут стать главным аргументом для формирования долгосрочной политики. Например, недавнее решение о снижении пенсионного возраста для некоторых категорий граждан ФРГ, и это в условии, когда неоспоримый факт старения общества предполагает движение в противоположном направлении.

Но и это еще не все. Как мы уже отметили, ознакомившись с предложенным «политическим завещанием», политические оппоненты реставрации либерального миропорядка начнут разрабатывать свои (встречные) алгоритмы. И вот здесь существует угроза снова попасть в ловушку линейно-стереотипного мышления. Встречные алгоритмы следует искать не только у политического руководства главных борцов с либеральным миропорядком – «Евразийского квартета» (РФ, КНР, ИРИ, а также Индии), хотя уже и раздаются голоса о том, что при Трампе США уйдут с мировой арены и вернутся к практике изоляционизма (т.н. «Амэксит» – угроза «выхода США»), а миропорядок в отсутствии США перейдет под контроль Москвы, Пекина и Тегерана. Здесь автор этих строк спешит разочаровать те «горячие головы», которые полагают, что президентство Трампа принесет всему «Евразийскому квартету» некоторое облегчение. Победа Трампа уже преподнесла некоторым членам «квартета» не совсем приятные «подарочки»:

Россия

Китай

Иран

На фоне реляций о поражении Клинтон от широкой общественности ускользнуло заявление Пентагона о том, что оборонное ведомство США отказывается от закупок российских вертолетов
Ми-17 для сил безопасности Афганистана, выбрав вместо них американские вертолеты Sikorsky Blackhawk
. Тогда как при либерале Обаме, ставившем Россию в один ряд с запрещенной в России группировкой ИГИЛ, США начали процесс снятия санкций с «Рособоронэкспорта» по контрактам на техобслуживание вертолетов Ми-17 в Афганистане

Именно либерал Обама планировал реализовать концепцию «дружбы с Китаем» под названием «Чимерика» (о чем ранее писал автор этих строк), тогда как с избранием Трампа возник риск торгово-валютной войны, о чем уже заявили и в Вашингтоне, и в Пекине

Именно при либерале Обаме с Ираном было подписано историческое «ядерное соглашение», тогда как в команде Трампа уже мелькают явные сторонники «ястребиной» политики по отношению к Ирану:

«Аятоллы Ирана являются «главной угрозой международного сообщества и безопасности на Ближнем Востоке», заявил Джон Болтон, кандидатура которого, как сообщают, рассматривается на одну из должностей в Администрации Трампа. … В интервью ежедневному изданию 17 ноября Болтон отметил, что «долгосрочным решением проблемы» для устранения угрозы, которую Иран представляет Ближнему Востоку, является смена режима. … Ядерное соглашение, подписанное между Ираном и мировыми державами, «неприемлемо», отметил Болтон, называя его «полным провалом», который должен быть пересмотрен (подробнее см. здесь; косвенное подтверждение этому см. здесь).

 

Как видим, для Евразии (за исключением Индии, политическое руководство которой приветствовало Трампа и его антикитайские настроения) Трамп не будет «подарком судьбы». Однако речь не об этом. Основной встречный алгоритм необходимо искать
у политического руководства Германии – страны, которую либералы США уже записали в свои приемники, причем не столько политические, сколько «экзистенциальные». Но и здесь можно констатировать линейно-стереотипное (читай, ошибочное) мышление сторонников либерального миропорядка. Во-первых, как мы ранее отмечали, уже сейчас позиции Меркель далеко не такие прочные, как этого хотелось бы нашим «либеральным партнерам». Во-вторых, либеральные и евроатлантистские устремления Меркель не нашли поддержки среди ее влиятельных однопартийцев:

 

Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле намекнул, что Германия хочет, чтобы национальные правительства задавали тон будущей кооперации между государствами-членами ЕС, отметив, что правительства могут при необходимости «обходить» Еврокомиссию. … Сотрудничество в сфере обороны с возможным привлечением совместного франко-германского финансирования в сочетании с европейским импульсом продвижения «цифровых» компаний как способ сдержать «американские монополии».

 

Здесь нам могут возразить, отметив что Германия была одним из главных лоббистов торгово-инвестиционного соглашения между ЕС и Канадой, которое часто ставят в один ряд с «Трансатлантическим торгово-инвестиционным соглашением» с США (TTIP), но в качестве опережения наших критиков спешим указать на один нюанс, который тоже ускользнул от внимания широкой общественности: «Если TTIP когда-нибудь и будет вынесено на ратификацию в парламенты ЕС, оппозиция будет сильнее из-за сохраняющейся антипатии к американскому типу капитализма. Отношение в Канаде к регулированию бизнеса и инвестиций не отличается от традиций в Европе». 

В-третьих, в ФРГ кроме политических элит есть еще и деловые круги, играющие очень большую роль в политической жизни страны. При этом далеко не весь капитал ФРГ хотел бы сохранить либеральный миропорядок: именно по этой причине в ходе предвыборной кампании США немецкие деловые круги, как сообщалось, поддерживали Трампа больше, чем Клинтон:

Согласно имеющимся данным концерн BASF выделил на американскую избирательную кампанию 399 тыс. долларов, из которых добрых 72% направлены в адрес Республиканской партии. Это последовательный шаг: в ходе предыдущих президентских выборов концерны BASF, Allianz и Bayer поддерживали республиканцев.

По данным журнала Die Welt химический и фармацевтический концерн Bayer 80% своих взносов направил в адрес Республиканской партии. Финансовая компания Allianz на долю республиканцев направила 72% взносов.

Deutsche Bank поменял политический флаг: хотя финансовый институт и сделал небольшой вклад в предвыборную кампанию США (всего лишь 37 тыс. долларов), внимания заслуживает тот факт, что 86% этой суммы направлено в лагерь Республиканской партии. Это единственная компания ФРГ, демонстрирующая столь четкие электоральные преференции.

Таким образом, поверхностный анализ «политического завещания» либералов США показал ряд просчетов в их алгоритме, в основе которого заложена априорная недооценка либералами США и сторонниками либерального миропорядка в целом своих «партнеров по международному и/или внутриполитическому диалогу». Следствием такой недооценки является переоценка своих возможностей, что мы и наблюдали на фоне референдумов в Нидерландах и Великобритании, а также на выборах президента США (сюда также можно отнести выборы в Молдове и Болгарии, но эти события являются предметом отдельного изучения).

Тем не менее, предложенный вниманию читателей материал оставляет неприятный осадок, точнее ощущение неприятного дежавю: угроза слома миропорядка, как и 78 лет назад, руками Германии. Однако чтобы не завершать комментарий на пессимистическо-алармистской ноте, еще раз напомним, что

1) В международных отношениях существует такое понятие как «встречный алгоритм», который (судя по событиям последних 2,5 лет) часто носит асимметричный и эффективный характер;

2) «В одну реку нельзя войти дважды»: система международных отношений постоянно развивается, а в условиях формирующегося многополярного миропорядка международные вызовы (а тем более угрозы) предполагается предотвращать и купировать при слаженной работе множества сильных партнеров по диалогу.

Действительно ли можно говорить о какой-либо попытке реставрации либерального миропорядка? Полагаем, что лучше всего на это отвечает автор все того же знакового материала из издания the New York Times:

Победа Трампа будет иметь серьезные политические последствия в Соединенных Штатах и за рубежом. Это изменение глобального режима. В самом деле, полезным аналогом для сегодняшнего момента может быть падение Берлинской стены: 9 ноября 2016 года может стать событием, не менее многообещающим, чем 9 ноября 1989 года: та паника и дезориентация, в которой сейчас пребывают либеральные элиты, не сильно отличается от поведения коммунистических элит в 1989 г.

 

… Даже если сторонники Трампа и разочаруются в избранном президенте и его политике, отказ от его кандидатуры [в дальнейшем] (прим. пер.) не вдохновит их к возвращению к риторике или политике 90-х годов.

… Трамп «похоронил» либеральный нарратив эпохи после окончания Холодной войны. 

Ключевые слова: США Германия Ангела Меркель

Версия для печати