АТЭС против ТТП

12:10 24.11.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Итоги завершившейся в Перу 24-й встречи глав государств и правительств форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС) позволяют сделать ряд выводов, касающихся как дальнейших перспектив деятельности данной организации, так и ключевых векторов развития общей политической и торгово-экономической ситуации в мире.

Во-первых, саммит засвидетельствовал окончательный тупик политики США в отношении государств Азиатско-тихоокеанского региона (присутствие сдающего свои дела президента Барака Обамы в Лиме оказалось более чем символичным). Его главная причина заключается не столько в грядущей смене американской администрации как таковой, сколько в более глубинных процессах пересмотра приоритетов Белого дома.

На протяжении последнего десятилетия основным содержанием политики США в странах АТР было выстраивание системы военно-политических и торгово-экономических союзов, призванных укрепить позиции Вашингтона и одновременном ограничить влияние Китая и опосредованно России. При этом основной упор делался именно на максимально широкий охват государств АТР союзническими обязательствами и соглашениями. Данная политика в качестве кульминации результировалась в заключении торгового соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Данный документ под официальным названием «Соглашение о Транстихоокеанском стратегическом экономическом сотрудничестве» (Trans-Pacific Strategic Economic Partnership Agreement) был подписан 4 февраля 2016 года в новозеландском Окленде. Участниками соглашения стали 12 государств Азиатско-Тихоокеанского региона (Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США, Чили, Япония), а его целью было объявлено снижение тарифных барьеров и регулирование внутренних правил в странах-участницах в таких областях как трудовое право, экология, интеллектуальная собственность. При этом под торговыми барьерами понимались как «тарифные», так и «внетарифные» ограничения. (theguardian.com).

США и его союзники не скрывали общей антикитайской направленности проекта ТТП. «Именно Америке, а не Китаю ТТП позволяет устанавливать правила торговли в 21 веке, что особенно важно в таком динамично развивающемся регионе, как Юго-Восточная Азия» - отмечает, в частности, британская BBC. (bbc.com)

Вместе с тем, хотя переговоры о ТТП были инициированы США еще в 2008 году, процесс подготовки документа шел непросто. Главной причиной стало стремление администрации Барака Обамы максимально политизировать само Соглашение и обязательства его стран-участниц. В результате к моменту подписания Соглашения о ТТП только две его главы из 26-х имели непосредственное отношение к торговле. В остальных речь шла об обеспечении прав и интересов транснациональных корпораций, защите интеллектуальной собственности, ограничениях на право государств проводить политику государственного регулирования национальной экономики, обязанностях участников Соглашения поднять трудовые и экологические стандарты до некоего «международного уровня». Кроме того, США поставили вопрос о создании в рамках ТТП специального наднационального суда для рассмотрения споров между транснациональными корпорациями и правительствами.

Вышеуказанные положения фактически преследуют цель обеспечить приоритет США в АТР как торговыми, так и внеторговыми методами. В частности, японские эксперты подсчитали, что введение в действие Соглашения приведет к обвалу сельскохозяйственного производства в их стране на 40%.

Однако и американский бизнес остался неудовлетворенным многими положениями Соглашения о ТТП, считая их излишне обременительными и политизированными. В результате избранный президент США Дональд Трамп уже объявил, что своим первым президентским указом инициирует выход своей страны из Соглашения с тем, чтобы приступить к проработке двусторонних соглашений о свободной торговле, более отвечающих сегодняшним американским нуждам. «Я собираюсь выпустить уведомление о намерении выйти из Транстихоокеанского партнерства, потенциальной катастрофы для нашей страны. Вместо этого мы будем вести переговоры о честных двусторонних торговых сделках, которые вернут рабочие места и производство назад в Америку», - подчеркнул Трамп в своем видеообращении, посвященном предстоящим первым «ста дням» его президентства. (rbc.ru)

Крах Соглашения о ТТП – а без США этот документ останется лишь бумажкой – автоматически будет означать переформатирование всей международно-правового и торгово-экономической основы взаимодействия государств Азиатско-Тихоокеанского региона. И здесь на первое место выходит АТЭС – пока без США, но зато уже с Китаем. В принятой по итогам саммита в Перу «Декларации лидеров АТЭС 2016 года» подчеркивается, что общей задачей данного объединения остается продвижение «к свободной и открытой торгово-инвестиционной деятельности, устойчивому экономическому росту и всеобщему процветанию в Азиатско-Тихоокеанском регионе».  При этом участники форума вновь подчеркнули «приверженность тому, чтобы Азиатско-Тихоокеанская зона свободой торговли формировалась на основе существующих региональных инициатив и через различные возможные механизмы, в том числе такие как Транстихоокеанское партнерство». (apec2016.pe)

В условиях кризиса системы ТТП именно АТЭС выступает в качестве ключевой площадки для реализации еще более масштабных проектов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Как справедливо отмечает в этой связи французская газета Le Monde, речь идет, в частности, о создании так называемого «Всестороннего регионального экономического партнерства» (включающего, в частности, Австралию, Индию и Китай). «Переговоры были начаты в 2012 году и в случае успеха приведут к формированию первого паназиатского торгового соглашения, на членов которого будет приходиться 30% мирового ВВП. В Пекине утверждают, что этот проект необходим для формирования Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (еще одна его крупная инициатива в регионе), которую официально поддерживают члены АТЭС» - указывает Le Monde. (lemonde.fr)

Во-вторых, саммит АТЭС в Лиме стал еще одним свидетельством роста влияния в мире России и Китая и формирования на этой основе стратегической оси Москвы и Пекина, которая в условиях грядущего пересмотра внешнеполитических приоритетов США в сторону большего изоляционизма способна стать хребтом новой системы международной экономической и политической безопасности. «Мы работаем не вхолостую, а достигаем тех целей, которые перед собой ставим» - так охарактеризовал современную динамику развития российско-китайских отношений президент России Владимир Путин в ходе встречи в Лиме с председателем КНР Си Цзиньпином. (kremlin.ru)

«Если администрация Трампа будет больше ориентирована на внутреннюю политику, и в Азиатско-Тихоокеанском регионе не будет силового присутствия США, велика вероятность, что Китай воспользуется этой брешью и установит свою сферу влияния» - прогнозирует японская газета «Иомиури симбун». (inosmi.ru)

В Китае также не скрывают своих планов. Как подчеркнул на днях заместитель министерства торговли КНР Чжан Сянчэнь, «мы сами активно продвигаем собственную зону свободной торговли». «На фоне снижения эффективности Транстихоокеанского партнерства Китай пользуется такими собственными структурами, как Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, для того чтобы играть главную роль в области мировой торговли» - подчеркивает «Иомиури симбун». И подобная тенденция в гораздо большей степени отвечает интересам России, нежели структуры и нормы ТТП.

В-третьих – в настоящее время есть реальные основания говорить о более широких процессах пересмотра существующей системы международных взаимоотношений, базирующихся на изменениях в глобальном балансе сил. Как показала работа саммита АТЭС в Перу, позицию России по ключевым проблемам современности все более активно поддерживают такие страны, как Филиппины (совсем недавно – ключевой военно-политический союзник США в Юго-Восточной Азии), Индонезия, Малайзия, Перу, Вьетнам. В частности, президент Перу (страны, традиционно поддерживающей достаточно тесные отношения с США) Педро Пабло Кучински в ходе встречи с российским коллегой Владимиром Путиным напомнил, что отношения двух стран «имеют давнюю историю, прежде всего в области обороны». «Мы заинтересованы в развитии хороших отношений с Россией, заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве в оборонной области и в других областях торговли» - подчеркнул перуанский лидер. (kremlin.ru)

А президент Филиппин Родриго Дутерте, как отмечает британская газета The Financial Times, открыто поддержал идею нового мирового порядка во главе с Китаем и Россией. «Вы знаете, если Россия и Китай решат создать новый порядок, я буду первым, кто присоединится», - приводит его слова лондонское издание. (ft.com) И, - очевидно, - далеко не последним.

Ключевые слова: США Китай Россия Индия Вьетнам АТЭС Азиатско-Тихоокеанский регион Япония Барак Обама Перу Дональд Трамп ТТП Австралия Индонезия Филиппины Педро Пабло Кучински Родриго Дутерте

Версия для печати