Как генерал Хафтар стал «незаменимым» игроком в Ливии

15:49 03.11.2016 Виктор Гончаров, эксперт-африканист


Генерал Х.Хафтар

Развитие военно-политической ситуации в Ливии, раздираемой острыми этно-региональными конфликтами вот уже пять лет после свержения Муаммара Каддафи, вступает в новую фазу обострения отношений между теряющим свою поддержку Правительством национального согласия (ПНС) в Триполи и Палатой представителей в Тобруке, опирающейся на поддержку Ливийской национальной армии во главе с Халифой Хафтаром.

Здесь следует напомнить, что ПНС во главе с премьер-министром Фаизом Сараджем было сформировано в марте сего года на основе Схиратских соглашений, подписанных под эгидой ООН в Марокко 17 декабря 2015 года между враждующими правительствами Всеобщего национального конгресса в Триполи и Палаты представителей, базирующейся в Тобруке. Однако персональный состав ПНС, в который вошли отдельные лица, связанные с радикальными исламистами, не получил сразу одобрения по сей день не только со стороны правительства в Тобруке, но и со стороны Всеобщего национального конгресса, контролировавшего столицу страны Триполи.

Дело дошло до того, что власти в Триполи в своем стремлении не допустить въезда в страну правительства Ф.Сараджа закрыли ее воздушное пространство, и ему пришлось в марте месяце добираться до города на итальянском военном корабле и на первое время расположиться на военно-морской базе в окрестностях Триполи. Это неприятие нового правительства было вызвано также и тем, что из инклюзивного процесса политического урегулирования, по существу, были выведены многочисленные племена, которые и по сей день являются основной несущей конструкцией социальной структуры ливийского общества.

Неудивительно поэтому, что в день подписания соглашения о создании ПНС против этого выступил Верховный совет ливийских племен и городов, представляющий 75 процентов населения страны. По заявлению его председателя Али Аджили, реальное национальное единство ливийцев может возродить только возвращение в страну 2-х миллионов беженцев, всеобщая амнистия всех заключенных и искоренение терроризма вместе с незаконным оборотом оружия [1].

В январе 2016 года сразу в двух муниципалитетах на границе с Алжиром против ПНС выступили племена туарегов. В городе Гат на юго-западе страны они провели демонстрацию протеста под зеленым знаменем Ливийской Джамахирии, держа в руках портреты Муаммара Каддафи. В другом городе туарегов западе страны – Гадамесе, местный совет отправил в отставку своего мэра, который принял участие в подписании соглашения в Схирате [2].

И лишь после того, как в результате закулисных торгов на сторону ПНС в начале февраля в Триполи перешли 4 самые крупные милицейские бригады из Мисураты, оно занялось формированием президентской гвардии из состава этих исламистских формирований и под их защитой приступило к осуществлению своих функций. Костяк этих бригад составляют сторонники «Братьев-Мусульман» и «Ансар аш-Шария», пользующихся широкой поддержкой Турции и Катара.

Новый всплеск обострения отношений между двумя основными соперничающими группировками связан с тем, что силы генерала Халифы Хафтара в начале сентября сего года захватили в районе «нефтяного полумесяца» на побережье Средиземного моря четыре нефтяных терминала в городах Рас Лануф, эс-Сидр, Марса-эль-Брега и Зувейтин, через которые экспортируется большая часть ливийской нефти. Исходя из того, что нападавшие не встретили серьезного вооруженного сопротивления со стороны 20-ти тысячной охраны объектов нефтяной инфраструктуры, возглавляемой Ибрагимом Джадраном, сторонником Ф.Сараджа, можно предположить, что эта молниеносная операция под кодовым названием «Нежданная гроза» готовилась заранее и тщательно прорабатывалась.

Дело в том, что еще в мае сего года в английском «Economist» в статье под громким названием «Схватка за Сирт» отмечалось усиление борьбы между двумя группировками за эксклюзивное право освободить Сирт от боевиков Исламского государства (ИГ), контролировавших этот город с февраля 2015 года. Обе стороны развернули тогда активную пропагандистскую кампанию, выставляя свои подразделения как наиболее подготовленные и боеспособные к проведению такой операции. В последних числах апреля сего года генерал Х.Хафтар объявил о подготовке военной операции под кодовым названием «Битва за Большой Сирт». В этих целях к городам Адждабия и Марада, находящимся юго-восточнее Сирта, были подтянуты подразделения Ливийской национальной армии численностью от 3000 до 4000 человек и несколько артиллерийских частей. Тогда же в местных СМИ появились сообщения о том, что выдвинутый на пост министра обороны ПНС, бывший подчиненный Х.Хафтара Махди аль-Баргати, начальник пограничной охраны в Адждабии Башир Будхафира, и ряд полевых командиров из Мисураты планируют проведение операции по выдворению из Сирта боевиков ИГ под руководством и при поддержке спецназа США и Великобритании.

Несколько ранее – в конце февраля – министр обороны США Эштон Картер заявил, что военное вмешательство США в Ливии станет возможным после достижения соглашения по сформированию ПНС, которое обратится с просьбой об оказании ему помощи в борьбе с ИГ, что придаст иностранному вмешательству международно-правовую легитимность. При этом американский министр отметил, что США предпочли бы действовать не самостоятельно, а в рамках международной коалиции в составе Великобритании, Франции и при ведущей роли Италии [3].

Тем не менее, к подготовке военной операции по освобождению Сирта от ИГ США, не предавая эти намерения гласности, приступили еще в конце 2015 года, когда в районах Мисураты и Бенгази были дислоцированы две группы американского спецназа, в задачу которых входил сбор разведывательной информации обо всех действующих здесь вооруженных формированиях, как дружественных ПНС, так и враждебных. Как отмечала «The Washington Post», главная цель работы этих оперативных групп заключалась в привлечении местных вооруженных ополчений для борьбы с ИГ и поддержки ПНС [4].

Причем, эти так называемые «контактные группы» действуют в Ливии параллельно с подобными подразделениями Великобритании, Франции и других стран ЕС. О том, на каких условиях, чьим оружием и на чьи деньги собирались воевать «дружественные» Ф.Сараджу ополчения представить нетрудно. В середине октября сего года американский бизнесмен Марк Тури обвинил Вашингтон в нелегальных поставках вооружений ливийской оппозиции еще со времен свержения М. Каддафи [5].

Боевые действия по освобождению Сирта начались 12 мая. Кроме бригад из Мисураты, наступавших на город с запада и юга, в операции приняли участие и военизированные формирования И. Джадрана из охраны нефтяных объектов, действовавшие на восточном направлении. По различным оценкам, в Сирте находилось от 3 до 6 тысяч боевиков ИГ. На первоначальном этапе операции, понеся большие потери в живой силе (около 300 человек убитыми и свыше 1,5 тысячи ранеными), правительство Ф.Сараджа обратилось за авиационной поддержкой к США. Президент Б.Обама оперативно откликнулся на этот призыв, даже не обращаясь за одобрением своих действий к Конгрессу США [6].

Генерал Х.Хафтар, как профессиональный военный высокого ранга, как никто другой понимал всю сложность решения этой задачи, и, по всей видимости, в целях ослабления своего основного внутреннего противника предпочел отдать ему «пальму первенства» в освобождении оплота ИГ исламистскими бригадами из Мисураты. С большой долей вероятности можно предположить, что суть стратегического плана Х.Хафтара заключалась в том, чтобы предоставить возможность силам Ф.Сараджа основательно втянуться в боевые действия с джихадистами ИГ и, воспользовавшись благоприятно складывающейся ситуацией, приступить к установлению контроля над терминалами «нефтяного полумесяца», предварительно перетянув на свою сторону местную племенную верхушку, соплеменники которой составляют костяк военизированной охраны нефтяных объектов И.Джадрана.

Несмотря на огромную значимость охраняемых объектов, военные формирования Х.Хафтара не встретили серьезного противодействия и довольно быстро взяли их под свой контроль. На подавление отдельных очагов сопротивления им потребовалось не более 45 минут. Один из командиров суданского «Движения за справедливость и равенство» в интервью суданскому телевидению заявил, что отряды этой организации, которые в 2011 году воевали на стороне М.Каддафи, также принимали участие в захвате этих объектов наряду с боевиками из Чада. «Это-всего лишь бизнес», заметил, между прочим, бывалый наемник [7].

По свидетельствам отдельных экспертов, успех этой операции объясняется, в том числе, и тем, что местные племенные вожди, пошедшие на сотрудничество с Х.Хафтаром, дали указание своим соплеменникам не открывать огонь по нападающим. Одной из причин, почему они стали сотрудничать с ним, указывается тот факт, что, устав от межплеменных и религиозных разборок, они увидели в нем человека, который может навести порядок в стране, естественно, с учетом их интересов [8].

Установление Х.Хафтаром контроля над районом «нефтяного полумесяца» вызвало резко негативную реакцию со стороны США, Великобритании, Франции, Германии, Италии и Испании, которые потребовали от него освободить занятые территории под тем предлогом, что только ПНС «является единственным распорядителем ресурсов этого региона», и «ливийская нефть принадлежит всему ливийскому народу» [9]. Попытка, предпринятая 18 сентября подразделениями охраны нефтяной инфраструктуры, возглавляемой И.Джадраном, восстановить свой контроль над терминалами в городах Рас Лануф и эль-Сидр была отбита Ливийской национальной армией Х.Хафтара, повышенного 12 сентября правительством в Тобруке в звании до ранга фельдмаршала.

Во время этих боев один из резервуаров был поврежден и загорелся, а находившийся на погрузке в порту Рас Лануф мальтийский танкер во время боестолкновений был вынужден отойти от берега на безопасное расстояние. Такое непредвиденное развитие событий вызвало серьезную обеспокоенность на Западе и, в первую очередь, в США. Эта победа Х.Хафтара, по существу, явилась убедительным свидетельством провала политического курса Вашингтона и его западных союзников, направленного на исключение фельдмаршала из процесса политического урегулирования в Ливии. По сообщению «Аль-Джазиры», еще в январе 2015 года на встрече послов западных стран и военных экспертов с ливийскими парламентариями из Тобрука, которая проходила в Тунисе, было заявлено, что в случае одобрения кандидатуры Х.Хафтара на пост главнокомандующего вооруженными силами Ливии, западная помощь будет приостановлена. В Европе тогда посчитали, что его присутствие в политической жизни Ливии является препятствием на пути ее дальнейшего развития [10].

Но сегодня ситуация и положение теперь уже фельдмаршала Х. Хафтара на политической авансцене Ливии коренным образом изменились. В результате предпринятых им шагов, он не только установил контроль над объектами нефтяной инфраструктуры в восточных районах страны, но и добился того, что Ф.Сарадж при поддержке Запада стал вытеснять игиловцев из Сирта руками… исламистов «Братьев-мусульман» из Мисураты. От тех, от которых некоторое время тому назад Х.Хафтар обещал очистить землю Ливии. Это, фигурально выражаясь, «высший пилотаж» в политике, что значительно подняло авторитет Х.Хафтара не только в восточных районах страны, но и в других регионах и, одновременно, привело к столь заметному ослаблению позиций ПНС, что, по мнению отдельных экспертов, поставило под сомнение перспективы выживания правительства Ф.Сараджа [11].

Еще до проведения этой операции те, кто ещё в апреле утверждали, что Ф.Сарадж «пользуется поддержкой 95 процентов населения страны», уже в середине августа вынуждены были признать, что ПНС растеряло свой авторитет ввиду того, что оказалось не в состоянии обеспечить население элементарными услугами. Если в апреле электричество подавалось в дома 20 часов в сутки, то в августе уже 12 часов, а курс ливийского динара упал за этот же период времени с 3,5 до 5 единиц за доллар [12].

Последовавшая сразу за установлением контроля над нефтяными терминалами передача их под управление Национальной нефтяной компании (ННК) и немедленное возобновление экспорта нефти было положительно воспринято политическим кругами в Ливии и, особенно, населением, которое после многих лет жизни в условиях относительно спокойной и благополучной Ливийской Джамахирии переживает сегодня серьезные экономические невзгоды. Уже 20 сентября впервые с ноября 2014 года первый танкер с 781 тыс. баррелей нефти на борту покинул терминал Рас Лануф в направлении Италии. После первых экспортных отгрузок нефти курс ливийского динара на «черном рынке» сразу подскочил на 20 процентов, и это явилось свидетельством того, что «улица» положительно отреагировала на действия Х. Хафтара.

Руководитель ННК в Триполи Мустафа Саналла, сторонник сначала происламистского Всеобщего национального конгресса, а сегодня – ПНС, неожиданно для всех высказался в поддержку этих шагов Х.Хафтара. Одна из причин такого его поведения заключается в том, что устранение И.Джадрана, под контролем которого находились эти терминалы, освободило его от необходимости платить последнему огромные взятки за экспорт нефти [13].

При этом М.Саналла подверг резкой критике спецпредставителя генсека ООН в Ливии М.Коблера, который в августе сего года во время встречи с И.Джадраном – в обмен на предоставление ему миллионов долларов из казны ПНС – пытался убедить последнего в необходимости открыть для экспорта нефти два нефтяных терминала, находившихся под его контролем. Комментируя эту встречу, глава ННК заявил, что это выглядит, как дача взятки преступнику от лица человека, не имеющего никаких полномочий выступать от имени ливийского государства, и что такого рода действия могут послужить прецедентом для других полевых командиров шантажировать государство. «Я не политик и не дипломат, я – инженер. Но я сказал М.Коблеру, что таким образом он подрывает репутацию ООН в Ливии», - подчеркнул М.Саналла [14].

Следует также отметить, что попытки Запада оказать психологическое давление на Х.Хафтара, в том числе и предложение спецпредставителя ООН по Ливии М.Коблера ввести против него санкции(сделанное в СБ ООН 13 сентября сего года и не получившее там поддержки), вызвали волну протестов во многих районах Ливии. Так, местные вооруженные бригады из Зинтана и Варшефана даже пригрозили перекрыть газопровод «Зеленый поток», по которому газ из юго-западных районов Ливии поставляется по дну Средиземного моря в Италию. А противники Х.Хафтара из бригад Мисураты заявили, что не будут воевать с Ливийской национальной армией [15]. Спустя несколько дней тон многих международных игроков изменился: все они приветствовали передачу терминалов под управление ННК, возобновление экспорта нефти и высказались за проведение нового раунда переговоров между соперничающими сторонами.

Последние изменения в расстановке политических сил в Ливии вынуждают как внутренних, так и внешних игроков вносить коррективы в свои отношения с правительством в Тобруке и, в первую очередь, с Х.Хафтаром. Ведь он контролирует значительные территории восточной части страны, где находятся основные нефтяные месторождения и четырех из пяти нефтяных терминалов, обладает хорошо вооруженной и боеспособной армией, и, по мнению ряда исследователей, теперь может сам определять роль, которую он видит для себя в структурах органов государственной власти [16].

В этой связи многие наблюдатели обратили внимание на интервью Ф.Сараджа, данное им в Египте в конце сентября, когда он заявил о своей готовности включить Х.Хафтара в состав правительства. Сам Х.Хафтар полностью проигнорировал это предложение. Более того, в комментарии для корреспондента «Ассошиэйтед Пресс» подчеркнул, что правительство Ф.Сараджа в лице Президентского совета было узурпировано исламистами из «Братьев-мусульман», а западные районы Ливии находятся под контролем вооруженных бандитских группировок. На прямой вопрос корреспондента: а не лелеет ли он сам президентские амбиции, Х.Хафтар ответил, что ситуация в Ливии была бы намного лучше, если бы она управлялась опытным военным руководителем, как это имеет место в Египте, во главе которого находится президент Абдель Фаттах ас-Сиси [17].

При этом ливийский фельдмаршал не скрывает, что пользуется поддержкой Египта, и в интервью египетской «Аль-Ахрам» подтвердил, что регулярно получает разведывательную информацию и советническую помощь от египетских военных. А также он назвал Францию «ключевым союзником», поставляющим сведения о дислокации террористических групп, источниках их финансирования, логистике, руководителях, средствах связи и лицах, которые сотрудничают с ними в Ливии [18].

Явный сдвиг в пользу привлечения фельдмаршала к процессу политического урегулирования отмечается и на Западе. Если раньше в западных столицах против него велась открытая информационная война, которая тем самым, как отмечалось в СМИ, «толкала его в объятия президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси и российского лидера Путина», то в последнее время стала проявляться тенденция к установлению контактов с ним [19].

В середине июля в Тунисе прошли переговоры между основными враждующими группировками, на которых обсуждались вопросы выхода из сложившегося тупика, однако никакого решения на них не было принято. По признанию участника этих переговоров спецпредставителя ООН по Ливии Мартина Коблера, все его попытки встретиться с Х.Хафтаром каждый раз отвергались последним [20]. Затем 8 сентября – еще до начала операции «Нежданная гроза» - в Тунисе прошла закрытая встреча между представителями западных держав и посланцами Х.Хафтара, на которой обсуждалась проблема обеспечения безопасности и бесперебойной работы терминалов «нефтяного полумесяца», куда нефть поступает с месторождений, находящихся под контролем Ливийской национальной армии Х.Хафтара.

Сам по себе факт этой встречи может свидетельствовать лишь о том, что на Западе все больше стали осознавать, что возобновление экспорта нефти и дальнейшее восстановление разрушенной экономики страны без участия Х.Хафтара представляется делом весьма затруднительным. Поэтому, совершенно не случайно, что после провала своей инициативы в СБ ООН М.Коблер стал заявлять, что он «всегда выступал за то, чтобы Х.Хафтар был включен в командование объединенных вооруженных сил и что он хотел бы с ним встретиться и обсудить этот вопрос» [21].

Более четкую позицию в этом вопросе стала занимать Франция, министр иностранных дел которой Жан-Марк Эйро 19 сентября заявил, что Ф.Сарадж должен пойти на компромисс с Х.Хафтаром и включить его в состав правительства [22]. За это, однако, Париж подвергается критике со стороны своих партнеров по ЕС. Так, председатель сенатского комитета по обороне итальянского парламента Никола Латторе подчеркнул 11 октября, что политика Франции в отношении Ливии подрывает общие усилия международного сообщества по урегулированию ливийского кризиса [23].

Что же касается операции по освобождению Сирта от боевиков ИГ, проводимой бригадами из Мисураты, то окончательно она еще не завершена. Под натиском превосходящих сил ПНС джихадисты отступили из центра Сирта, и теперь из хорошо укрепленного района на северо-востоке города они совершают регулярные вылазки, нанося ощутимый урон живой силе противника. По данным на середину октября, потери сил ПНС составили 560 человек убитыми и свыше 2750 ранеными. Эти немалые боевые издержки, а также затянувшийся характер проводимой операции, привели к ослаблению морального духа наступающих. Несмотря на то, что с 1 августа по 20 октября сего года ВВС США совершили 330 самолето-вылетов, нанося удары по целям ИГ, Военный совет Мисураты, осуществляющий координацию боевых действий своих бригад в Сирте, выразил недовольство низкой эффективностью американской авиационной поддержки [24].

Само по себе установление контроля над Сиртом еще не означает конец хаоса в стране, раздираемой соперничеством различных военно-политических группировок, и прекращение террористической деятельности многочисленных джихадистских организаций, послуживших питательной средой для утверждения здесь позиций ИГ. Сдав Сирт, боевики ИГ могут перейти на нелегальное положение, рассредоточившись по ливийским городам и весям, где у них уже были созданы опорные базы, особенно в южных районах страны. А затем, оправившись от поражения, приступят к активному проведению террористических актов. По данным из американских и французских источников, в различных районах Ливии, особенно в южных, рассредоточено около 5000-7000 боевиков ИГ, которые в состоянии развернуть активную террористическую деятельность [25].

Южные районы Ливии имеют важное стратегическое значение в плане обеспечения страны водными и энергетическими ресурсами. Поэтому, находящиеся здесь инфраструктурные объекты водоснабжения и нефтяной промышленности могут стать первоочередными целями для их нападений. По территории южной Ливии проложены нефтепроводы от местных нефтяных месторождений и проходит построенная во времена М. Каддафи «Великая рукотворная река», снабжающая северные районы страны водой из огромных подземных источников пустыни Сахары. Кроме всего прочего, южная Ливия во все времена была прибежищем для различных групп, бежавших от преследований в соседних странах. В апреле 2014 года французский министр обороны Жан-Ив ле Дриан назвал этот район «змеиным гнездом», где нашли пристанище джихадисты из северных районов Мали, вытесненные французами [26]. Вдобавок, практически никем не контролируемые огромные пространства зоны Сахеля в Африке представляют собой удобные территории для переформирования джихадистских группировок.

Однако, наибольшую опасность для Европы могут представить боевики ИГ, которые с огромным потоком беженцев из африканских стран просочились с ливийского побережья в страны Южной Европы. Только за 9 месяцев нынешнего года количество африканских беженцев из Ливии в Италию составило 142 тысячи человек и около 3100 человек погибло во время этого опасного путешествия [27]. В связи с ростом потока беженцев из Ливии глава парламентского комитета по безопасности Италии Джакомо Стукки, который по долгу службы курирует спецслужбы, в одном из своих недавний заявлений предупредил о растущей опасности проникновения боевиков ИГ в Европу, бежавших под видом беженцев из Сирта [28].

Как это ни парадоксально звучит, но освобождение Сирта от боевиков ИГ может далее привести к усилению противоборства между силами Х.Хафтара и исламистскими ополчениями из Мисураты, так как будет устранена буферная зона, которая до этого разделяла их и, в определенной степени, препятствовала возникновению угрозы прямого вооруженного столкновения. Достижение же какого-то компромисса между этими двумя идеологически разнонаправленными силами – даже при посредничестве Запада – представляется задачей архисложной.

О серьезности складывающейся ситуации еще в 2014 году предупреждали эксперты американской исследовательской организации «Rand Corporation». В своей работе, озаглавленной «Ливия после Каддафи. Уроки и последствия для будущего», они отмечали, что, «если Ливия превратится в убежище для террористов, это создаст серьезную проблему для Запада и, в конечном итоге, победа, достигнутая над Каддафи, при помощи Запада трансформируется в его стратегическое поражение» [29]. Именно это мы и наблюдаем сегодня.

Положение осложняется тем, что в условиях образовавшегося вакуума центральных органов власти в Ливии – на местах – многочисленные вооруженные ополчения, которых насчитывается не менее 140, установили свой контроль над значительной частью территории страны и не собираются никому уступать свои позиции и делиться властью. Одна из причин этого, заключается, по мнению специалистов «Rand Corporation», в том, что, свергнув М.Каддафи, западные страны самоустранились от оказания помощи новым «революционерам» в строительстве «демократии по-американски» и, в первую очередь, в обеспечении безопасности. Страна была буквально наводнена оружием. Только один Катар поставил повстанцам свыше 20000 тонн различных видов вооружения. И это, не считая оружия, оказавшегося на складах ливийской армии. На момент устранения М.Каддафи, по оценкам британской разведывательной службы МИ-6, на них было обнаружено около 1 миллиона тонн вооружений. Это больше, чем весь арсенал британских вооруженных сил [30].

В кругах экспертного сообщества все чаще высказываются мнения о том, что мир в Ливии невозможен без реального учета нынешней расстановки политических сил, без учета традиционно высокой роли местных племен в формировании структур государственной власти. Сегодня же они практически оказались на обочине политического процесса и заменены, по существу, второстепенными игроками, которых чиновники ООН ввели в состав так называемого ПНС, находящегося под контролем вооруженных группировок из Мисураты, основу которых составляют «Братья-мусульмане» и сторонники экстремистской «Ансар аш-Шария» [31].

По наблюдениям арабского издания «Аl-Monitor», процесс образования политических союзов и коалиций в последнее время в Ливии принял самые немыслимые очертания. Вчерашние заклятые враги сегодня объединяются в союзы для достижения общих целей, а коалиции создаются и исчезают в мгновение ока. События последних дней служат ярким подтверждением этих наблюдений.

По сообщениям ливийских газет, группа бывших офицеров ливийской армии, воевавших на стороне Х.Хафтара, объявила 9 октября недалеко от города Себха о том, что они выходят из состава Ливийской национальной армии и создают на юге страны «Ливийские арабские вооруженные силы Южной Ливии» под командованием генерала Сулеймана Каннаха. Последний заявил, что его подразделения, якобы, не будут вмешиваться в политику, а будут заниматься только обеспечением порядка и охраной важных стратегических объектов на юге страны. Реакция Х.Хафтара на этот демарш своих бывших подчиненных последовала незамедлительно: верные ему части окружили мятежников и принудили их сложить оружие [32].

Еще одна попытка мятежа, на этот раз направленная против ПНС была предпринята в самой столице. 15 октября бывший премьер-министр Всеобщего национального конгресса (ВНК) Халифа Гвелл, его первый заместитель Авад Саддек и бывший руководитель президентской охраны Али Рамали воспользовавшихся отсутствием в Триполи главы ПНС Ф.Сараджа и опираясь на верных им ополченцев, захватили комплекс зданий, в котором раньше располагалась штаб-квартира ВНК, объявили о введении в стране чрезвычайного положения и взятии власти в свои руки. Одновременно с этим они обратились к своим непримиримым врагам в Тобруке, в лице премьер-министра Абдуллы ат-Тани с предложением сформировать новое правительство национального единства. Однако последний напомнил им, что единственным законным парламентом в Ливии является Палата представителей в Тобруке и отверг сделанное предложение [33].

Несмотря на то, что Ф.Сарадж дал указание министру внутренних дел арестовать заговорщиков, никаких действенных мер в отношении их не было предпринято. Это лишний раз подтверждает высказываемые многими экспертами мнение о том, что ПНС не обладает реальными рычагами власти, в том числе и в Триполи.

Дальнейшие комментарии о политических нравах, которые превалируют в ливийском обществе, видимо, излишни. Поэтому выстраивать логические схемы поведения политических игроков в современной Ливии представляется занятием крайне затруднительным. Даже самые краткосрочные оценки не выдерживают проверки временем, не говоря уже о среднесрочных или долгосрочных прогнозах. Ясно одно, что процесс национального примирения в этой стране затянется на долгие годы.

По мнению многих обозревателей, сегодня у западных стран нет другого выбора, как примириться Х.Хафтаром и, учитывая рост его авторитета, начать работать с ним, но с учетом интересов политической и племенной верхушки восточных районов страны, где сильны настроения предоставления им более широкой автономии, и его личных политических амбиций.

По существу, Западу придется выбирать между «неконтролируемым» фельдмаршалом Х.Хафтаром, альтернатива которому в наведении порядка в стране на сегодняшний день не просматривается, и развитием процесса так называемых «демократических реформ», к восприятию которых ливийское общество с его опорой на традиционные ценности и племенную идентичность не готово. Другая не менее важная сторона этого вопроса заключается в выборе вектора дальнейшего развития Ливии: станет ли она светским государством, за что выступает Х.Хафтар, или же радикальный исламизм пустит здесь более глубокие корни?

 

_______________________________________

1.Правительство национального единства раскололо Ливию. http:// politpuzzle.ru/16858-pravitelstvo-natsionalnogo-edinstva-raskololo-liviju/

2.Туареги выступили против правительства… http://politobzor.net/show-79767-tuaregi-vistupili—protiv-pravitelstva-nacionalnogo

3.Op-Ed: West forges links with Libyan militias to fight…. Libya-analysis. com>2016/02/

4.U.S.establishes Libyan outposts eye toward.Washingtonpost.com>…us…Libyan-outposts…eye-toward

5.Не в те руки: американский бизнесмен обвинил США в поставках оружия боевикам в Ливии. Russian.rt.com> Ливия

6.Ливия вновь становится горячей точкой. http://nvo.ng.ru/realty/2016-09-23/11_livia.html

7.Sudanese rebel group acknowledges fighting for Haftar’s forces in Libya. Libyaobserver.ly>news/Sudanese- rebels-killed-libya

8.Haftar’s military move creates new situation in Libya. http://www.thearabweekly.com/pdf/2016/09/18-09/p04.pdf

9.Western nations urge Libya general to give up oil terminals. http://www.libya-analysis.com/

10.Парламент Ливии отклонил одобренное ООН… Ria.ru>В мире>РИА Новости>1364989803.html

11. Haftar’s military move creates new situation in Libya. http://www.thearabweekly.com/pdf/2016/09/18-09/p04.pdf

12.Kobler: support for UN-backed Tripoli government is crumbling. http://www.tripolipost.com/articledetail._asp?c=1&ci=11130

13.Can Libya find unity through oil. http:// www.libya-analysis.com/

14.Kobler tarnishes UN reputation by dealing with militia leader in Libya. http://www.tripoiypost.com/articledetail.asp?c=1&ci=11127

15.Can Libya find unity through oil? http://www.libya-analysis.com/

16.Libya’s future and Haftar’s oil grab. http://www.libya-analysis.COM/

17.Haftar seems to blank Serraj overture. http://www.libyaherald.com/2016/09/28/haftar-seems-to-blank-serraj-overture

18.Haftar acknowledges Egyptian support. http://www.libyan-analysis.com/

19.Can Libya find unity through oil? http://www.Libya-analysis.com/

20.Unification dialogue resumes in Tunis. http://www.libya-analysis.com/unification- dialogue-resumes-in-tunis

21.Haftar’s military move creates new situation in Libya. http://www.thearabweekly.com/pdf/2016/09/18-09/p04.pdf

22.France says Libya needs compromise to avoid sliding backwards. http://www.reuters.com/article/us-libya-security-finance-idUSKCN11Q2LX

23.Libya:France accused of playing game amid split in EU policy. http://sputniknews.com/middleast/201610111046233790-libya-france-policy

24.Coup attempt could complicate Libya’s fight against ISIS. http://tonyblairfoundation.org/religion-geopolitics/commentaries-opinion/ci

25.For IS losing Sirte won’t mean losing Libya,analysts. http://www.dailymail.co.uk/wires/afp/article-3744752/for-is-losing-sirte-won’t-mean

26.The strategic topography of southern Libya. http://www.ctc.usma/edu/posts/the-strategic-topography-of-southern-libya

27.More than 11000 migrant rescued off Libya this week. http://www.reuters.com/article/us-europe-migrants-italy-idUSKCN1250FR

28.RIA.ru, 14 августа 2016 №1858452

29.Libya after Qaddafi. Lessons and implications for the future. http://www.rand.org/content/dam/rand/pubs/research_reports/rr500/rr557/ran

30. Ibidem

31.Взятие Сирта не означает конец хаоса в Ливии. http://inosmi.ru/military/20160629/237016819.html

32.Armed groups in south Libya abandon Dignity operation. http://www.libyaobserver.ly/news/armed-groups-south-libya-abandon-dignity-operation

33.Tinni squashes Gwell invitation for joint government insisting. http://www.libyaherald.com/2016/10/16/tinni-squashes-gwell-invitation-to

Ключевые слова: нефть исламисты Ливия гражданская война Хафтар

Версия для печати