Россия-Монголия: история, вызовы XXI века, перспективы

15:07 31.10.2016 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


В Москве в Институте Востоковедения РАН состоялась Международная научная конференция «Россия-Монголия: история, вызовы XXI века, перспективы», посвященная 95-летию установления дипломатических отношений между Монголией и Россией.

На конференции выступили: Чрезвычайный и Полномочный посол Монголии в РФ Б. Дэлгэрмаа; представитель первого департамента Азии МИД РФ В.В. Окнянский; директор Института истории и археологии АНМ проф. С Чулуун; научный руководитель ИВ РАН, чл.-корр. РАН В.В. Наумкин; д.и.н., главный научный сотрудник ИВ РАН В.В. Грайворонский; профессор Института международных отношений АНМ Д. Алтай; д.полит.н. А.С. Железняков и др.

В ходе мероприятия был обсужден широкий круг вопросов, включая историю дипломатических отношений Монголии и России, место Монголии в системе современных международных отношений, монголо-российское торгово-экономическое сотрудничество и стратегическое партнерство, политическое влияние внерегиональных государств на Монголию, «мягкая сила» в монголо-российских отношениях и др.

95 лет дружбы Монголии и России

5 ноября 2016 года исполняется 95 лет с момента подписания Соглашения между Правительством РСФСР и Народным Правительством Монголии об установлении дружественных отношений.

По мнению д.и.н. В.В. Грайворонского, историческое значение данного Соглашения состоит в том, что оно заложило правовую основу для развития российско-монгольских отношений в новых исторических условиях, которые сложились после победы национально-демократической революции в Монголии в июле 1921 года.

«Россия никогда не претендовала на завоевание или включение Монголии в свой состав. Более того, руководство СССР неоднократно отклоняло предложения некоторых руководителей Монголии о добровольном вхождении страны в состав СССР»

«За прошедшие 95 лет российско-монгольские отношения прошли долгий, неоднозначный путь развития. Они двигались от исторически обусловленных, особых, идеологизированных, патерналистских, союзнических отношений типа “старший брат-младший брат”, до полностью равноправных, добрососедских, дружественных отношений и сотрудничества в 1990–2009 гг., а в дальнейшем выросли до уровня стратегического партнерства (с 2009 года[1] по настоящее время). Главное состоит в том, что за этот длительный период межгосударственных отношений не было политических и, тем более, вооруженных конфликтов. Россия никогда не претендовала на завоевание или включение Монголии в свой состав. Более того, руководство СССР неоднократно отклоняло предложения некоторых руководителей Монголии о добровольном вхождении страны в состав СССР», – рассказал В.В. Грайворонский.

Трудности и успехи стратегического партнерства России и Монголии

Профессор Института международных отношений АНМ Д. Алтай в своем докладе отметила, что лишь с тремя государствами мира Монголия имеет отношения стратегического порядка – Россией, Китаем и Японией. Далее эксперт напомнила, что отношения Монголии и России за всю их давнюю историю испытывали как взлеты, так и падения: «В период с 1991 по 2000 гг. в монголо-российском взаимодействии наметился некоторый спад под влиянием как объективных, так и субъективных причин (распад СССР, переориентирование Монголии на демократический путь развития). Однако начиная с ноября 2000 года, когда была подписана Улан-Баторская Декларация, двустороннее сотрудничество постепенно активизировалось.

Действительный же сдвиг в развитии стратегического партнерства, по мнению Д. Алтай, произошел после визита Президента В.В. Путина в Монголию в сентябре 2014 года, где было подписано несколько двусторонних соглашений по различным отраслям, в том числе: Соглашение об условиях взаимных поездок граждан Российской Федерации и граждан Монголии, Соглашение о сотрудничестве между Министерством юстиции РФ и Министерством юстиции Монголии, Соглашение между ОАО «Российские железные дороги» и Министерством дорог и транспорта Монголии о стратегическом партнерстве по модернизации и развитию Улан-Баторской железной дороги и др.[2]

Оценивая динамику развития стратегического партнерства России и Монголии, большинство участников конференции сошлись во мнении, что за прошедшие годы наибольших успехов наши страны достигли в двустороннем сотрудничестве в области региональной и международной политики, а также в разнообразных сферах культурной и общественной жизни. По словам В.В. Грайворонского, достигнут высокий уровень взаимного понимания и доверия. Отсутствуют нерешенные политические вопросы. В свою очередь Д. Алтай подчеркнула стабильность политического диалога на высшем уровне: «За период 2015/2016 гг. Президент Монголии Ц. Элбэгдоржа имел в общей сложности 11 встреч с Президентом В.В. Путиным и Премьер-министром Д.А. Медведевым». Также профессор рассказала о позитивных сдвигах в гуманитарном сотрудничестве: увеличение числа квот монгольским студентам для обучения в российских вузах, культурный обмен, введение с ноября 2014 года безвизового режима на срок до 30 дней и пр.

Вместе с тем, по мнению монгольских и российских экспертов, торгово-экономическое сотрудничество, как неотъемлемая часть стратегического партнерства, сегодня является слабым местом для наших стран. Монгольский эксперт Д. Баасанхуу, считает, чтонесмотря на наличие солидной договорно-правовой базы и значительного потенциала Монголия и Россия демонстрируют низкую эффективность двусторонних экономических связей.

«По ряду внешних и внутренних причин объем взаимного товарооборота сократился на 25–30 %. Кроме того, ранее подписанные межправительственные соглашения (“Развитие инфраструктуры”, “Дорнод уран”) не были выполнены. Отсутствуют новые крупные двусторонние проекты», – отметил В.В. Грайворонский.   

Объем торгового оборота между Монголией и Россией по состоянию на 2014 год составил $1,6 млрд. В 2015 году объем торговли сократился, так как существенно снизилась цена на энергоресурсы, и составил $1 млрд (это в пять раз меньше, чем объем двусторонней торговли Монголии с Китаем[3]). В этом году правительство Монголии поставило цель – довести товарооборот между нашими странами до $10 млрд, что, по мнению Д. Алтай, труднодостижимо.

Проблемы торгово-экономического сотрудничества объясняются учеными нестабильностью политических приоритетов, непоследовательным выполнением обязательств по соглашениям с обеих сторон, невысокой заинтересованностью в осуществлении двусторонних мегапроектов и тарифными барьерами.

Тем не менее, представитель первого департамента Азии МИД РФ В.В. Окнянский в целом позитивно смотрит на перспективы развития монголо-российских отношений: «У Монголии и России есть уверенность и взаимный настрой на дальнейшее усиление стратегического партнерства, восстановление экономического сотрудничества и наращивание контактов в гуманитарной сфере. Укреплению комплексного характера наших отношений будет способствовать подписанная в апреле 2016 года Среднесрочная программа развития стратегического партнерства между Монголией и Российской Федерацией[4]. Большое значение имеет трехстороннее Соглашение об Экономическом коридоре между РФ, Монголией и КНР[5] (2016 г.), сулящего позитивные перспективы. Кроме того, позиции наших внешнеполитических ведомств по ключевым вопросам мировой политики, оценке становления нового миропорядка, видение путей решения конфликтов – во многом близки или полностью совпадают. МИД РФ очень ценит взаимодействие с Монголией в ООН, ОБСЕ и на других международных и региональных площадках. Мы убеждены, что реализация достигнутых в последнее время межгосударственных договоренностей в полной мере отвечает интересам народов наших государств».

«Мягкая сила» в монголо-российских отношениях

Специалист из Института Международных отношений АНМ А. Нямдолжин считает, что в современных монголо-российских отношениях «мягкая сила» становится одним из наиболее эффективных способов развития партнерских связей двух стран на глобальном и региональном уровнях: «За последние 20 с лишним лет Монголия и Россия, преодолевая схожие политические и экономические проблемы, движутся к формированию современного гражданского общества, опираясь на накопленный за период социализма многолетний опыт плодотворного сотрудничества в гуманитарной сфере. Именно поэтому ценности российской цивилизации встречают понимание и одобрение у различных слоев монгольского общества».

«Наши выпускники советских и российских вузов составляют научную, культурную, политическую, инженерно-техническую, а также военную элиту монгольского общества»

Чрезвычайный и Полномочный посол Монголии в РФ Б. Дэлгэрмаа в свою очередьотметила, что помимо 95-летия установления дипломатических отношений, наши страны в 2016 году отмечают другой важный юбилей – 90-летие начала подготовки монгольских специалистов в вузах СССР и России. Благодаря сотрудничеству двух стран были заложены основы современной науки и образования Монголии, подчеркнула дипломат. «За эти годы было подготовлено свыше 60 тыс. монгольских специалистов, которые внесли и вносят достойный вклад в развитие Монголии и делают многое для укрепления дружбы между Россией и Монголией. Наши выпускники советских и российских вузов составляют научную, культурную, политическую, инженерно-техническую, а также военную элиту монгольского общества. Становление науки происходило с начала 20-х годов. В этот период были заложены основы научного взаимодействия между Монголией и Россией, выработаны его основные формы и содержание, определена нормативно-правовая база сотрудничества. Наши совместные ежегодные экспедиции начались с 1950-х гг., по геологии – с 1968 года, историко-культурные экспедиции – с начала 1970-х гг. По сей день проводятся геолого-географические экспедиции. Уже начиная с XVIII века ученые России вносят существенный вклад в развитие монголоведения. Российское монголоведение – одно из самых представительных и лидирующих школ в мире», – рассказала г-жа Б. Дэлгэрмаа.

Однако исследователь А. Нямдолжин, подчеркивая важность предоставления образовательных услуг иностранным студентам как важнейший инструмент «мягкой силы» государства, признает, что по сравнению с советским прошлым сегодняшнее сотрудничество в области образования незначительно и ограничено. В учебных заведениях существенно сокращено количество часов русского языка. На 2015-2016 учебный год правительство РФ выделило 350 квот монгольским студентам на обучение в российских вузах. В свою очередь Китай выделил на этот же период до 1000 квот. Кроме того, представитель Посольства Монголии в РФ Ц. Сайнсанаа отмечает, что обеспеченные монгольские семьи предпочитают отправлять своих детей на учебу в университеты Европы и Америки.

Место Монголии в современном мироустройстве

«Среди стран с относительно малой численностью населения Монголия во многом уникальна: близких ей по цивилизационным параметрам независимых стран в мире не существует»

«Среди стран с относительно малой численностью населения Монголия во многом уникальна: близких ей по цивилизационным параметрам независимых стран в мире не существует», – считает главный научный сотрудник ИВ РАНА.С. Железняков. Так же эксперт отметил, что определение места Монголии в современном мироустройстве весьма актуально, поскольку эта страна не относится ни к «своим», ни к «чужим».

«В XXI веке нелепо представлять Монголию, государство–члена ООН, в качестве буфера, находящегося в положении изгоя»

«Позиционирование в мире новой, постсоветской Монголии невозможно без отказа от классических геополитических подходов. Без такого отказа её невозможно будет представить иначе, как в знакомом по первой половине XX в. положении буфера между двумя гигантами. Но в XXI веке нелепо представлять Монголию, государство–члена ООН, в качестве буфера, находящегося в положении изгоя. Настоящее время характеризуется растущей взаимозависимостью субъектов мироустройства и диктует необходимость того, чтобы на смену примитивному геополитическому образу прослойки между “молотом” и “наковальней” пришел образ сложного (чуть ли не часового) механизма функционирования мирового сообщества цивилизаций, где одинаково значимыми являются все ведущие узлы (“шестеренки”) – большие и малые. Монголия еще в 1994 г. провозгласила приверженность ценностям своей цивилизации. Теория и практика сплелись в комплексном позиционировании в мире монгольской цивилизации, т.е. всего региона Внутренней Азии с привязкой его к Монголии как единственному легитимному в политическом плане ядру этой цивилизации. Особенно наглядно это проявляется в наши дни, когда по инициативе монгольской стороны на последних саммитах ШОС возник абсолютно новый, трехсторонний, формат взаимодействия России, Китая и Монголии, т.е. формат, учитывающий сложное переплетение трех локальных цивилизаций»,– рассказал А.С. Железняков.

Отвечая на вопрос журнала «Международная жизнь» о возможности существования каких-либо геополитических и цивилизационных вызовов для современной Монголии, А.С. Железняков ответил следующее: «В Монголии проживает всего около 3-х миллионов человек. Конечно, её трудно сопоставить по своей политической и экономической мощи с соседними странами – Россией и Китаем. Вместе с тем получается уникальная вещь. Если мы возьмем какую-либо страну в Европе, скажем, Венгрию, то она вместе с сопредельными государствами составляет определенную культурно-цивилизационную общность. Тем не менее, Монголия, окруженная двумя «гигантами», остается сама по себе, т.е. представительницей буддистского мира, с глубокими историческими корнями, почитанием Чингисхана и так далее. Монголия – единственное суверенное государство в регионе, которое с трибун ООН может заявлять о своей цивилизационной идентичности. На эту страну с большим интересом смотрят многие народы России – от якутов до башкиров, которые, невзирая на культурные и религиозные отличия, тем не менее, близки ей по исторической памяти. Историческая память существует как у европейцев, так и у огромного региона, который простирается на Россию, Китай, Монголию (регион Внутренней Азии). В прошлом Монголия испытывала на себе определенные геополитические вызовы, и если на нее давила одна сторона, то она искала защиты у другой. Сейчас же не оказывается какого-либо давления на это государство. Безусловно, оно постепенно втягивается в сферу экономических интересов соседних стран, но при этом находится в процессе выработки своего собственного, не только геополитического, но и культурного, экономического вектора развития».

Монголия, имеющая общую границу только с Россией и Китаем, не замыкается на сопредельных государствах и стремится расширить поле для внешнеполитического маневрирования в XXI веке. По словам представителя Восточного Института В.А. Родионова, она активно развивает связи с внерегиональными странами, включая США, Японию, Республику Корея, Евросоюз, Турцию, Индию и др. государства. В официальных документах и научных публикациях данная совокупность стран получила наименование “третий сосед”.

Примером активного включения Монголии в международную жизнь может послужить проведение Саммита международной организации “Форум Азия-Европа” (АСЕМ) в Улан-Баторе летом 2016 года.

«Cаммит АСЕМ 2016 г. для Монголии имел исключительно важное значение не только с точки зрения роста политического престижа и влияния страны, закрепления позиций Монголии как связующего моста между Азией и Европой, но и расширения выгодного экономического сотрудничества с Китаем, Сингапуром, Вьетнамом, Японией и Республикой Корея», – считает д.и.н. М.И. Гольдман.

***

В ходе Международной научной конференции «Россия-Монголия: история, вызовы XXI века, перспективы» монгольские и российские эксперты, политологи, историки, представители внешнеполитических ведомств подняли важные вопросы двусторонних отношений Монголии и России, выявили текущие проблемы и предложили пути их решения для укрепления дружественных отношений между нашими странами. Для российской стороны становится очевидно, что Монголия постепенно выходит из тени двух окружающих ее гигантов – Китая и России. Страна проводит свою самостоятельную внешнюю политику на международной арене, не забывая при этом сближаться со своими соседями путем интеграции в экономическое пространство Центрально-Азиатского региона. 

Фото А. Толстухиной



[1] 25 августа 2009 г. в столице Монголии Улан-Батор была принята и подписана Декларация о развитии стратегического партнерства между РФ и Монголией http://www.mongolia.mid.ru/90years_4.html

[5] Соглашение об Экономическом коридоре между РФ, Монголией и КНР, подписанное главами государств в июне 2016 года в Ташкенте (Узбекистан), предполагает состыковку Евразийского экономического пространства, китайского экономического пояса «Шелковый путь» и монгольского «Степного пути». Данное Соглашение предполагает активизацию приграничных связей, а также реализацию более 30 трехсторонних инфраструктурных и других инвестиционных проектов. Инициатором трехстороннего сотрудничества стало монгольское правительство, которое через реализацию проекта «Степного пути» (предполагающего транзитную торговлю) стремится укрепить национальную экономику.

Ключевые слова: Монголия мягкая сила российско-монгольские отношения стратегическое партнерство

Версия для печати