В гостях у Людовика XIV

00:00 16.06.2010 Наташа Оуэн, Почётный Генеральный Консул РФ в штате Гавайи США

 

Гранд Салон

 

Галерею портретов полководцев над сценой завершал Людовик XIV, король-солнце. Луи стоял в позе танцора балета. Монарх величественно оглядывал собравшуюся на концерт светскую публику.

 

 

 

Счастливые Маша и Мишель

 

(Маша начала изучать музыку в родном городе, Екатеринбурге, затем продолжила обучение в Москве, в Российской академии музыки им. Гнесиных. В 1992 уезжает в Париж и поступает в Парижскую Высшую национальную консерваторию музыки и танца. Сотрудничала с Жераром Жарри (французский скрипач), Жан-Жаком Канторо?в (французский скрипач и дирижёр), Иври Гитлисом (израильский скрипач), Владимиром Мендельсоном (румынский скрипач) и другими. Пианистка участвует в международных фестивалях, в частности, фестиваль камерной музыки в Кухмо (Финляндия), фестиваль Питер де Грот (Нидерланды), Музыкальная осень в Нормандии (Франция). В 2008 выступала в Канаде и в США (Карнеги Холл). Дискография мари Белоусовой включает произведения Никоса Скалкотаса, Яна Мареца, Роберта Шумана, Мишеля Штросса. С 1999 преподаёт в Парижской Высшей национальной консерватории музыки и танца. Мишель Штросс (Штраус) играет в Новом филармоническом оркестре Радио Франции).

У Маши спало волнение при первых же аккордах. Музыка струилась легко с послушных клавиш. Виолончель была прекрасна. Глиер кружился по залу, вылетал в раскрытые окна на большой квадратный двор Инвалидов, поднимался к стоящему в тени между колоннами императору Наполеону.

 

 

 

Наполеон в Инвалидах

 

Итальянская сюита Стравинского - колокольчиковая, изящная, - перенесла гостей в Италию. Перед глазами бежали картины зимней, затопленной высокой водой площади Святого Марка, по которой розовым тяжелым кораблем плыл дворец Дожей. В закатных сумерках вставал флорентийский собор с почившим в нем Макиавелли, в Ватикане прошла унылая процессия кардиналов, приглушенно звучали голоса в римском Колизее, мелькали лики мадонн, дворцы во фресках, мягкие очертания холмов Фриули, тосканские виллы, руины Неаполя… У Стравинского все это нанизано на живую, трепетную нить.

Король устал, ему хотелось зайти за крышку рояля и присесть на обитую алым бархатом табуреточку.

За окном садилось солнце. Заиграли Рахманинова. Соната для виолончели и фортепьяно. Удивительно тонкая, лиричная музыка, отражающая внутреннюю и внешнюю красоту и изысканность Рахманинова. Она звучала в редкой, как будто застывшей, тишине. Музыканты были божественны, неразделимы с музыкой, захваченные своей игрой и захватившие в нее гостей.

Зачарованный музыкой Людовик приподнялся на затекших ногах, и вслушиваясь в сильные, волнующие звуки, следил как закат скользил по солнечным лучам королевского символа на лепнине дверей. Рахманинов в этот вечер звучал и для Его Королевского Величества.

Гости разошлись. Людовик опустил шпагу и усталой рукой снял парик. Он попросил бокал бордо.

Версия для печати