«Большая двадцатка» распалась на пары

11:55 06.09.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Завершившийся 5 сентября в китайском городе Ханчжоу двухдневный саммит «большой двадцатки» продемонстрировал главную отличительную особенность данного международного формата – его неспособность решать самые актуальные мировые проблемы. Центр тяжести ключевых дискуссий сместился на уровень двусторонних контактов. Именно от их хода и результата напрямую зависят перспективы развития не только политической, но и финансовой ситуации в мире в целом и в его отдельных районах и сферах. Сама же G20 окончательно превратилась лишь в формальную «площадку» для двусторонних переговоров, одновременно засвидетельствовав множащиеся линии расколов в современном мире.

Ключевыми итогами прошедшего саммита в указанном смысле можно считать следующие.

Во-первых – фактически запущенный процесс смены правящих элит во многих странах-членах G20 – что также в значительной степени парализовало данный формат международных дискуссий. США, Великобритания, Аргентина, Бразилия, Германия, Франция, Италия – это лишь основные страны, в которых процесс смены власти либо уже произошел, либо с высокой степенью вероятности ожидается в течение ближайшего года. Даже если вынести за скобки ситуацию с предстоящими президентскими выборами в США (которые в новейшей истории этой страны еще никогда не были столь скандальными и непредсказуемыми), - сразу в трех ведущих странах-членах Евросоюза в самое ближайшее время возможны неожиданные политические комбинации и избирательные развязки. Как показали результаты состоявшихся аккурат во время саммита G20 выборов в региональный парламент немецкой земли Мекленбург - Передняя Померания, партия ХДС действующего канцлера Ангелы Меркель впервые с момента объединения Германии, по сути, откатывается на третье место в политической иерархии, уступая не только своим традиционным соперникам в лице социал-демократов, но и евроскептикам из партии «Альтернатива для Германии». (rbc.ru)

Это поражение (19% голосов у ХДС против 20,8% у «Альтернативы» и 30,6% у СДПГ) стало для партии уже третьим в текущем году на региональном уровне, что дает основания скептически оценивать перспективы христианских демократов сохранить власть после всеобщих выборов в 2017 году. (mv-laiv.de)

Многие годы политика Меркель была для ее партии предвыборным аргументом, но за последний год превратилась в балласт, - так прокомментировала итоги выборов в парламент земли Мекленбург - Передняя Померания газета Frankfurter Allgemeine Zeitung. Издание напоминает, что политическая карьера самой Ангелы Меркель в объединенной Германии начиналась как раз в Мекленбурге. (faz.net)

А другая германская газета - Berliner Morgenpost – назвала результаты нынешних региональных выборов для христианских демократов еще более откровенно – «катастрофа». (morgenpost.de)

Понятно, что в подобной ситуации Германия в лице действующей «большой коалиции» христианских демократов и социал-демократов фактически становится недоговороспособной не только в масштабах G20, но и на уровне Евросоюза.

Аналогичная ситуация складывается и во Франции, где еще более сильные позиции на общенациональном уровне имеют местные «евроскептики» в лице партии «Национальный фронт». К тому же местный парламент, не дожидаясь предстоящих в 2017 году всеобщих выборов, голосами действующих депутатов правоцентристов экс-президента страны Николя Саркози смог одобрить резолюцию с призывом к Парижу и Брюсселю отменить антироссийские санкции – что стало наиболее сильным и откровенным вызовом руководству ЕС с момента начала «санкционной войны» с Россией. Что же касается Италии, то в этой стране уже в октябре-ноябре должен пройти инициированный премьер-министром Маттео Ренци ключевой референдум по вопросу проведения конституционной реформы в целях повышения эффективности национальной политической системы. И он станет, по существу, плебисцитом о доверии самому главе правительства. «Ренци рискует не меньше, чем Кэмерон» - справедливо напоминает в этой связи о печальных последствиях референдума в Великобритании для теперь уже бывшего британского премьера лондонская газета The Financial Times. (ft.com)

При этом следует учитывать, что на состоявшихся в июне выборах мэра Рима правящая Демократическая партия Ренци уже потерпела поражение от оппозиционного «Движения пяти звезд», выступающего за проведение референдума о выходе страны из еврозоны. (rbc.ru)

Во-вторых, саммит G20 в Ханчжоу продемонстрировал провал политики Запада (а точнее, тех самых уходящих со сцены элит) изолировать Россию. Состоявшиеся у российского президента Владимира Путина встречи с мировыми лидерами подтвердили, что без участия России невозможно решение ни одной из ключевых современных проблем. И если встречи с президентом США Бараком Обамой, канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом в силу объективных причин вряд ли могли привести к достижению конкретных договоренностей ни по Сирии, ни, тем более, по Украине, то двусторонние контакты российского лидера с другими участниками саммита оказались гораздо более результативными. Страны «двадцатки» продемонстрировали новый уровень общения и отношений с Россией: если в 2014 году на саммите в Австралии никто не понимал, чего ожидать от России, и Путину был оказан холодный прием, то сейчас это отношение изменилось – пояснил ситуацию научный директор Российско-германского форума Александр Рар. «К России, которая пережила санкции и выстраивает отношения с Европой, проявляется больше уважения, все понимают, что воевать и идти назад в «холодную войну» не хочется», - подчеркнул он. (rbc.ru)

В частности, встреча Владимира Путина с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом подтвердила заинтересованность России и Турции в восстановлении двусторонних отношений. «Мы с Вами неоднократно высказывали свою позицию по борьбе с террором. Уверен, что Вам, собственно говоря, это уже удалось, но когда удастся полностью нормализовать ситуацию в стране, мы сможем двигаться дальше по пути нашего взаимодействия» - подчеркнул Владимир Путин. (kremlin.ru)

А это уже имеет непосредственные выходы как на улучшение взаимопонимания по борьбе с терроризмом и сирийской проблеме, так и на реализацию ключевых экономических проектов – таких, как сооружение в Турции АЭС «Аккую» и строительство газопровода «Турецкий поток». Эрдоган уже высказал предложение «разделить инвестиции пополам в части финансирования проекта» на турецкой территории». «Есть договоренность о том, что «Турецкий поток», после того как он придет на территорию Турции, будет реализовываться в соотношении 50 на 50» - свидетельствует Эрдоган. (vestifinance.ru)

«Важнейшим измерением саммита G20 в Ханчжоу, «вне всякого сомнения, стали двусторонние контакты» - подчеркнула в этой связи турецкая газета Hürriyet. «Встречу Эрдогана и Путина в Ханчжоу следует рассматривать как новую веху в процессе нормализации отношений Турции и России. Нормализация, начавшаяся с конца июня этого года вместе с двусторонними переговорами, состоявшимися 9 августа в Санкт-Петербурге, достигла решающей стадии», - убеждено издание. (sosyal.hurriyet.com.tr)

Что же касается встречи Владимира Путина с преемником наследного принца Саудовской Аравии Мухаммадом бен Сальманом, то она сразу же оказала прямое влияние на общую динамику мировых цен на нефть и ситуацию вокруг ОПЕК. «Наши страны – две крупнейшие страны в производстве нефти, поэтому не может быть стабильной политики в области нефти без участия России и Саудовской Аравии. И поэтому я считаю, что с помощью нашего дальнейшего сотрудничества нам удастся добиться многих выгод в том, что касается дальнейшего развития событий на рынках нефти» - заявил Мухаммад бен Сальман, фактически вернув ситуацию вокруг динамики нефтяных цен к началу текущего года – когда ОПЕК и не входящие в картель страны впервые вплотную подошли к новому уровню координации взаимных шагов. (kremlin.ru)

Переговоры Владимира Путина в Ханчжоу – в том числе с представителем саудовского королевского дома –  еще раз подтвердили  важную особенность современного мира: ключевые вопросы эффективнее обсуждать в двустороннем формате. Саудовская Аравия и Россия договорились о сотрудничестве с целью стабилизировать ситуацию на нефтяном рынке – так прокомментировало произошедшее в Ханчжоу агентство деловых новостей Blomberg. Очередная встреча стран-участников ОПЕК состоится в Алжире в конце сентября, и шансы на достижение соглашения о заморозке объемов добычи нефти выглядят (особенно в свете российско-саудовских договоренностей) более весовыми, чем полгода назад. Тогда на встрече в Дохе именно Саудовская Аравия фактически сорвала саммит, сославшись на намерение Ирана наращивать добычу до досанкционного уровня. В настоящее же время Иран уже вышел на соответствующий уровень нефтедобычи в 3,8 млн баррелей в день. (vestifinance.ru)

В-четвертых, следует подчеркнуть, что еще никогда в истории саммитов G20 политическая проблематика не доминировала столь отчетливо в дискуссиях над экономической. И главным проигравшим от этого видится Евросоюз. Явно предвидя подобное развитие событий, председатель Европейского совета Дональд Туск и председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер в совместном письме, распространенном накануне саммита G20 в Ханчжоу, перечислили шесть вопросов, на которые, по их мнению, следовало обратить особое внимание участникам форума. Это урегулирование миграционного кризиса, стимулирование экономического роста и инвестиций, повышение прозрачности финансовых систем, повышение гибкости монетарной политики, обеспечение свободной торговли и выполнение Парижского соглашения по изменению климата. (vestifinance.ru).

Однако ни по одному из вышеперечисленных вопросов реального прогресса и конкретных договоренностей добиться не удалось ни на многостороннем, ни на двустороннем уровнях – где более активно и охотно обсуждались проблемы геополитики (Украина, Сирия, ядерная программа КНДР, территориальные споры в Южно-Китайском море). Более того, атмосфера саммита показала рост противоречий в рядах самой «большой двадцатки» - в том числе между странами азиатско-тихоокеанского региона во главе с Китаем с одной стороны и США с другой. Японская газета «Нихон кэйдзай» даже увидела основания для вывода об изменении позиции России по Южно-Китайскому морю. «Ранее Россия придерживалась нейтралитета по проблеме Южно-Китайского моря, однако сейчас она стала склоняться к китайской позиции» - утверждает издание, комментируя состоявшуюся в Ханчжоу встречу Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. «По информации правительственных источников, стороны подтвердили позицию, которая заключается в том, что страны, не имеющие отношения к этому вопросу, не должны в него вмешиваться - таким образом Россия и Китай указали на роль США в проблеме Южно-Китайского моря» - пишет «Нихон кэйдзай». (inosmi.ru)

И данная публикация весьма точно отражает происходящее в мире переосмысление сути геополитических процессов – которые все более выходят за рамки традиционного видения сторонников евроатлантизма и его более расширенного формата в виде «большой семерки». На мировой геополитической арене все более активную и самостоятельную роль берут на себя другие игроки. И в этом, пожалуй, главный итог завершившегося саммита G20 в Китае.

Ключевые слова: США Китай Россия Сирия Европа Саудовская Аравия Турция Великобритания Франция Германия Япония экономика Украина G20 Европейский союз

Версия для печати