Новый евразийский проект?

14:57 11.08.2016 Андрей Исаев, журналист-международник


Рискнем предположить, что переговоры российского президента с лидерами Азербайджана, Ирана, Турции и Армении, прошедшие 8-10 августа, будут иметь далеко идущие последствия.

Неделя началась с бакинского саммита Владимира Путина, Ильхама Алиева и Хасана Рухани. Центральными пунктами переговоров значились обсуждение создания транспортного коридора север-юг и борьба с международным терроризмом. Ну и конечно, лидеры стран, для которых экспорт энергоносителей имеет критическое значение, не могли обойти стороной нефтегазовую тематику с акцентом на взаимодействие в разведке и разработке нефтегазовых месторождений Каспийского региона. Российский президент даже предложил совместно использовать трубопроводные системы стран-участниц переговоров. А, значит, неизбежно речь зашла и о Турции, по территории которой планируется протянуть в Европу нитки «Турецкого потока» и ТАНАП’а. Отметим, что из трех стран, чьи лидеры съехались в Баку, лишь Иран является членом ОПЕК, да и он держится особняком в организации, во многом подконтрольной Саудовскому королевскому дому.

В свою очередь, гипотетический пока коридор север-юг может служить либо продолжением на Балтику западного участка китайского мегапроекта Нового шелкового пути, либо его альтернативой. Смотря по обстоятельствам.

Что касается политики, то саммит стал демонстрацией союзнического характера отношений между Россией и Ираном. Перед вылетом в Баку Хасан Рухани заявил: «Российско-иранские отношения приближаются к стратегическому уровню. У нас налажено высокое взаимодействие по различным региональным и международным вопросам», (http://www.irna.ir/ru) А заместитель министра иностранных дел Ирана Ибрагим Рахимпур даже признал, что президенты России и Ирана планируют провести в Баку переговоры «об оказании помощи» Реджепу Таййипу Эрдогану, так как «Наш регион нуждается в хороших взаимоотношениях между Россией, Ираном и Турцией». (Цит. по: https://www.pnp.ru)

Во вторник, 09.08.16. Эрдоган был в Санкт-Петербурге, где получил российскую «порцию» помощи. Выражалась она в договоренностях о полномасштабном возобновлении экономических отношений, включая проекты строительства АЭС и трубопровода «Турецкий поток», и в моральной поддержке в связи с недавней попыткой военного переворота. А в нынешних условиях - фактической изоляции Турции на международной арене, целого ряда внутриполитических и экономических проблем – это крайне ценно. За несколько дней до визита в интервью Le Monde турецкий лидер констатировал: «Западный мир оставил Турцию в одиночестве».

Повестка переговоров была понятна из состава турецкой делегации: вместе с президентом в Санкт-Петербург отправились министр иностранных дел, министр туризма и культуры, министр экономики, министр продовольствия, сельского хозяйства и животноводства, министр энергетики и шеф Национальной разведывательной организации.

При этом главной внешнеполитической темой российско-турецких отношений оставалась, конечно, Сирия. Обозначая свою позицию, российский президент внес на ратификацию в Думу опубликованный за несколько часов до прибытия Эрдогана договор с Дамаском о создании в Сирии постоянной военной базы. А турецкий лидер в упомянутом выше интервью Le Monde повторил, что пока нынешний сирийский президент находится у власти, мирное урегулирование невозможно. Впрочем, на этот раз он допустил сохранение за Башаром Асадом президентского поста «на переходный период». Более того, при перечислении основных участников процесса урегулирования на первое место Эрдоган поставил Россию и лишь на второе – свою страну. А США, кстати, упомянул последними. А ведь еще несколько месяцев назад турецкий лидер эмоционально вопрошал: «Какое дело России до Сирии?» Так что, похоже, «лед тронулся».

Пусть на итоговой пресс-конференции президенты лишь вскользь затронули сирийскую тему, но глава турецкого МИД уже на следующий день после переговоров рассказал «Анатолийскому агентству» о решении создать российско-турецкий «тройственный механизм» по координации действий двух стран в Сирии, в работе которого на постоянной основе должны участвовать дипломаты, военные и разведчики. По словам министра, турецкие представители в тот же день планировали вылететь в Россию для проведения первых консультаций по этому вопросу.

Судя по всему, Турция проводит основательную ревизию своего внешнеполитического курса. И в фундамент новой политики будет положено многостороннее сотрудничество со странами региона: конечно, Азербайджаном, Россией, Ираном, возможно - Израилем. Что не может понравиться Западу. В этой связи проправительственная Мilli gazete отмечает: «С 1856 года (т.е. начиная с Парижского мира, завершившего Крымскую войну – А.И.) Запад не терпит даже подмигиваний Турции, члена его клуба, какому-нибудь другому клубу. Он заставляет признать «незаменимыми» свои понятия, доктрину, идеологию и не позволяет выходить за эти рамки… Даже упоминание военными и политическими кругами турецко-российского сотрудничества/партнерства и в этой связи «евразийства», которое можно расценивать как идеологическую основу или крышу отношений, вызывает большое беспокойство и влечет за собой глубинные операции». Последний пассаж нельзя трактовать иначе как прямое обвинение западных «союзников» Анкары в подготовке июльского путча.

Хотя, на Западе причин для серьезного беспокойства пока не видят. По информации Financial Times, «В кулуарах официальные лица Турции говорят, что не собираются «сжигать мосты» в отношениях с США и заключать альянс с Россией», и порукой тому – «прочные военно-политические узы, связывающие Вашингтон и Анкару». И это несмотря на ультимативные заявления в адрес США по поводу выдачи Гюллена и в адрес ЕС о выполнении договора по безвизовому режиму в связи с миграционным кризисом и ролью Турции в этом вопросе.

«Переговорный марафон» завершила российско-армянская встреча на высшем уровне, очевидно, среди прочего, имевшая цель объяснить Еревану причины и характер активизации российской политики на азербайджанском и турецком направлениях. И, конечно, российский и армянский лидеры обсуждали поиск выхода из карабахского тупика. Напомним: на саммите в Баку Ильхам Алиев высказался за то, чтобы обе стороны конфликта пошли на взаимные уступки, а на пресс-конференции по итогам переговоров в Санкт-Петербурге пресс-секретарь президента Турции отметил некий «позитивный тренд» в деле урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. (www.t24.com.tr) Российский президент после переговоров с армянским виз-а-ви, в свою очередь, подчеркнул, что Армения и Азербайджан реально хотят решить карабахский конфликт.

Можно ли говорить о том, что в Евразии намечаются контуры нового центра силы, политически противостоящего «атлантическому» лагерю, уравновешивающего экономическую экспансию Китая и предлагающего альтернативу «саудовской» Организации стран-экспортеров нефти? Пока остается достаточно противоречий и мало доверия между участниками гипотетической общности, отсутствует ее организационная структура.

Но есть и то, что их объединяет – это прагматизм, неприятие диктата извне и приоритет национальной самостоятельности. Этот тренд (во многом с подачи России) начинает определять очень многие тенденции в современной геополитике. В постмодернистском мире это может стать основой не официального политического союза, а неформальной «Платформы взаимодействия в отстаивании общих интересов перед лицом третьих сторон». Кстати, после бакинского саммита посол Ирана в Азербайджане сообщил журналистам, что встречи в формате РФ-Иран-Азербайджан планируется сделать регулярными. Вряд ли Турция захочет остаться в стороне от этого процесса.

Так что в недалеком будущем мы можем стать свидетелями рождения нового евразийского проекта, о котором много говорили в прошлом, но реальностью, несмотря на определенные противоречия интересов его потенциальных участников, он может стать именно сегодня.

Ключевые слова: переговоры Президента Путина с Эрдоганом перговоры в Баку между Россией Ираном и Азербайджаном российско-армянская встреча Путина и Саргсяна новый евразийский проект

Версия для печати