Совещание послов - 2016. Беседы в кулуарах

21:54 25.07.2016


С чрезвычайными и полномочными послами беседовал обозреватель журнала «Международная жизнь» Сергей Филатов.

 

О Китае

Андрей Денисов,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в КНР: Мне как послу России в Китае было особенно интересно услышать на совещании оценки, которые так или иначе касаются отношений наших двух стран и в целом российско-китайской связки как структурообразующего фактора не только регионального, но, пожалуй, и глобального измерения. Приятно, что уровень взаимодействия по всем направлениям и
на всех этажах получил высокую оценку. Коллеги даже с легким чувством профессиональной зависти говорили о том, что, наверное, на моем направлении сейчас очень много работы, именно в сравнении с другими нашими азимутами, где по известным
причинам возникло некоторое торможение развития, как минимум, в многосторонних связях.

Страна, где я работаю, присутствовала в дискуссиях, которые проходили в рамках Совещания послов, и не только в контексте двусторонних отношений, а с угла формирования новых структур на обширном евразийском пространстве, которые оперяются, обретают плоть и становятся все более весомым фактором мировой политики. О чем конкретно идет речь? Прежде всего о налаживании масштабного экономического взаимодействия в этом большом регионе. Осью создаваемой конструкции может стать как раз то самое сопряжение между интеграционным проектом в рамках Евразийского экономического союза и формирующимся «Экономическим поясом Шелкового пути».

Данная концепция выдвинута Китаем, но реализуема исключительно в сотрудничестве с другими государствами. Она в принципе предполагает многостороннее взаимодействие, и надо сказать, что немало стран мира, в том числе Россия, проявляют интерес, но, естественно, на взаимовыгодной сбалансированной основе, которая предполагает не просто обычные формы взаимодействия, скажем, товарообмена, а выдвижение, проработку, выполнение крупных инвестиционных проектов, прежде всего в области инфраструктуры. В этом объективно нуждаются все государства, в разной степени тяготеющие к реализации такого масштабного инвестиционного проекта, имею в виду проекта сопряжения.

Естественной площадкой поиска путей практического осуществления интеграционных планов является Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Ряд государств - членов ШОС уже сейчас участвуют в Евразийском экономическом союзе. К тому же на наших глазах происходит эволюция ШОС, она приобретает новое качество с расширением своих рядов - присоединением Индии и Пакистана. Да и для этих стран северный вектор экономического взаимодействия становится значительно более реализуемым именно в силу вхождения в новую для них структуру, где они раньше были наблюдателями, а теперь начали движение к оформлению полного членства.

Присоединение к Шанхайской организации сотрудничества придает дополнительную жизненную силу формату РИК - Россия, Индия, Китай. Вспомним, о важности этого формата говорили классики много лет назад. Большой вклад в теоретическую проработку РИК внес, как мы знаем, Е.М.Примаков, а идея стала обретать плоть уже сейчас, в XXI веке. На фоне трансформации ШОС «треугольник» тоже начинает приобретать некоторые новые очертания.

Не будем также забывать, что Россия, Индия, Китай - члены еще одного, сравнительно нового с точки зрения мировой политики объединения стран, а именно БРИКС. Здесь тоже идет активная дискуссия о том вкладе, который формат мог бы внести в выздоровление мировой экономики, возвращение ее на путь интенсивного и стабильного развития, в первую очередь это касается мировых финансов. Все страны, входящие в эту группу, играют весомую роль в мировой финансовой системе, но эта роль недостаточно отражена в их профиле в международных финансовых институтах, созданных много лет назад. Новые международные финансовые институты, такие как Всемирный банк, Азиатский банк развития, возникли не случайно, а для того, чтобы заполнить те пробелы, которые не покрывают старые финансовые институты.

В целом сегодня, в середине второго десятилетия XXI века, мы становимся свидетелями своего рода изменения мировой геометрии, не столько изменения в расстановке сил, сколько изменения векторов развития. Если на одном полюсе мы
видим отнюдь не радующие нас признаки снижения центростремительных тенденций, что наглядно проявилось
в результатах британского референдума по членству в Евросоюзе, то на другой стороне земного шара, наоборот, усиление центростремительных тенденций, усиление объективной тяги государств к единению или сближению во имя реализации общих целей.

Эти цели естественны и всем понятны. Это устойчивое развитие, демократизация, но реальная, всей общественной жизни с учетом и мирового опыта, и национальной специфики, сохранение и приумножение традиционных ценностей человеческой жизни, и, наконец, взаимопомощь в решении региональных и глобальных проблем, последствия которых так или иначе затронут всех. Одним словом, все, о чем идет речь, обсуждалось на нашем мероприятии и касается не просто отношений России и Китая, а России и Китая как своего рода связки в реализации новых проектов для региональной и мировой политики. Вот это меня по-хорошему обрадовало.

Если к нашему собранию можно применить такой термин, как «коллективный разум», то предметом заботы такого «коллективного разума» становится и эта очень актуальная, важная сумма вопросов. Безусловно, результаты совещания подтолкнут нас к дальнейшей, более глубокой проработке всех данных тем.
И с профессиональной точки зрения мне, например, будет очень интересно через два года посмотреть, куда же мы пришли, на практике реализуя эти идеи.

 

Об Индии

Александр Кадакин,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Индии: Дружба России и Индии - это уникальное явление XX и
XXI веков. Какие бы ни были перипетии или титанические перемены на международной арене или внутри наших стран, отношения остаются стабильными, прочными, потому что у нас совпадают базовые национальные интересы. Мы взаимодействуем на основе высочайшей доверительности, которая только может существовать между государствами - Индией и Россией. Очень хорошие отношения сложились между лидерами двух стран - В.В.Путиным и Нарендрой Моди. Оба они ориентированы на достижение результата.

Надо отметить, что идет активный процесс становления Индии и в международной политике и экономике, и как реальной мировой державы. Правительство Нарендры Моди - правительство большинства в отличие от предыдущего, где была коалиция, - проводит более решительную, напористую внешнюю политику государства, что видно из более активного стремления Индии стать членом Совета Безопасности ООН, подключиться ко всем международным режимам ракетных технологий. Индия стремится вступить в группу ядерных поставщиков, в чем мы полностью ее поддерживаем.

Все это ставит неизменную, но и обновленную задачу развития нашего глубокого, многопланового сотрудничества, которое характеризуется как «особо привилегированное стратегическое партнерство». Индия была первой страной, с которой подписана Декларация о стратегическом партнерстве в ходе первого визита в Индию Президента В.Путина. Это была инновация во всей ткани и системе международных отношений, а сейчас это стало повседневным - государства устанавливают стратегическое партнерство.

Стратегическое партнерство означает, что мы планируем на перспективу, на многие десятилетия вперед. Обе стороны уверены, что нет такой ситуации в будущем, когда наши интересы могли бы прийти в противоречие. Уверенность в будущем строит наше сотрудничество на новой основе.

Российско-индийское стратегическое партнерство тем и отличается от всех других, что оно как понятие было нами впервые введено в дипломатию. Кроме того, это «особо привилегированное стратегическое партнерство», что ставит соответствующие задачи перед посольством. Мы работаем на глубину отношений. Это подтверждается и тем, что у нас большая программа строительства атомных станций - до 12 энергоблоков. У нас большая программа военно-технического сотрудничества. С какой еще страной мы могли бы разрабатывать истребитель пятого поколения? Конечно, только с Индией. Или создавать оружие, которое Индия продает на внешние рынки, - самую лучшую в мире сверхзвуковую крылатую ракету «BrahMos»?

У нас наблюдается подъем взаимных отношений вопреки умышленным информационным вбросам. Например, прошла информация, что Россию в Индии теснит Америка в военно-техническом сотрудничестве. Ничего подобного нет. Цифры выдаются лукавые, не соответствующие действительности. А на самом деле вооруженные силы Индии на 70% укомплектованы нашей техникой, а военно-морские силы - на 80%. Так что сотрудничество у нас долгосрочное.

 

О США

Сергей Кисляк,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в США: Отношения между странами находятся в тяжелой фазе. Я бы сказал, после конца холодной войны, возможно, это самая низшая точка. На нас оказывается беспрецедентное давление, которое, понятно, не сработает. Американцы начинают это осознавать, но давление продолжается, особенно в последние месяцы президентства нынешнего хозяина Белого дома. Видимо, эта линия будет продолжена и после выборов нового президента. Как правило, у американцев сохраняется преемственность общеполитических установок в первый период нового президентства. Поэтому не думаю, что поначалу будут какие-то существенные развороты. Кто-то сравнил Америку с тяжелым авианосцем - он настолько массивный, что, когда идет очень уверенно вперед, его трудно повернуть, кто бы ни был капитаном. Его даже через Суэцкий канал можно провести довольно тонко, но для этого требуются силы, время и много-много энергии. Так и с Америкой, с ее политикой.

Что будет после смены администрации, сейчас предсказывать не берусь - думаю, что это было бы безответственно. Нередко кандидаты в президенты, когда сами становились президентами, меняли свою риторику. Помимо предвыборного задора появляется и ответственность как руководителя огромной страны.

Мы всегда для себя выбираем очень простую линию - пусть пройдут выборы, мы будем работать с тем президентом, который придет в Белый дом. А будут или не будут выравниваться отношения, посмотрим. Не думаю, что с учетом нынешней раскрученности антироссийского запала в американской прессе и политическом бомонде изменения придут легко и быстро.

 

О Словакии

Алексей Федотов,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Словакии: Сейчас такая международная обстановка и ситуация у нас в стране, что темы -  гуманитарная, «мягкой силы», новых вызовов и угроз и другие, которые в предыдущие годы, возможно, вызывали наименьший интерес, - сегодня приобретают особую остроту и актуальность.

В частности, тема новых вызовов и угроз, казалось бы, до какого-то времени была областью специфической, для узкого круга. Сейчас же все, что касается и терроризма, и компьютерной и информационной безопасности, гиперактуально. И, по сути, в эту тематику волей-неволей вовлечены все послы. События, международное развитие приобрели совершенно иную скорость, совершенно иной разворот. И это не потому, что Россия стала такая и были приняты какие-то решения. Просто сама по себе глобализация перешла в качество, которое не оставляет, по существу, ни одной проблемы вне актуальной повестки. Это очень важно, думаю,
и для Словакии.

Что касается гуманитарных дел, то там, например, очень востребована тема русского языка. 72 тыс. школьников изучают русский язык, что больше, чем во многих странах с огромными диаспорами. Это замечательное и перспективное направление двухстороннего сотрудничества - выстраивание наших отношений на два-три поколения вперед. Люди учат русский язык, который является ключом к богатейшей русской культуре, ключом к пониманию того, что происходит в России сейчас.

Словакия - член Евросоюза, поэтому завышать ожидания в силу ее обязательств по НАТО и ЕС не стоит, но тем не менее у нас двусторонние отношения очень интересные. Понятно, что даже тема новых вызовов и угроз - это тоже тема, по которой можно достаточно убедительно излагать наши подходы. Не засеешь поляну - не будет всходов.

 

О НАТО

Александр Грушко,постоянный представитель России при НАТО: По поводу отношений России с НАТО надо сказать, что вряд ли стоит рассчитывать на какие-то изменения. НАТО определила новую конфигурацию сил в новых условиях безопасности, как они сами говорят. Для нас очевидно, что эти усиления надо рассматривать в комплексе. К тому же и военная активность - непрекращающиеся учения, ротация сил, постоянное присутствие в Балтийском море, дежурства в Черном море - создает новую военную реальность вблизи наших рубежей.

Больше всего тревожит то, что речь, похоже, идет о достаточно долговременной стратегии, которая сейчас воплощается в форму планирования в области обороны, военного строительства, а это означает, что сами военные планы, когда будут полностью выполнены, начнут генерировать враждебную политику в отношении России. Понятно, что такая военная активность постоянно нуждается в каком-то основании для граждан тех стран, которые во всем этом участвуют.

Мы знаем из уроков холодной войны, что эту спираль, которая ведет к конфронтации, гонке вооружений, даже при наличии политической воли очень трудно прерывать. Поэтому ситуация серьезная. Предстоит дать военно-технический ответ, с тем чтобы обеспечить наши интересы безопасности.

Подчеркну, что необходимо рассматривать совокупность всего того, что есть у НАТО, и предпринимать необходимые компенсирующие шаги и меры. НАТО пытается навязать нам повестку дня по безопасности, в которой мы не заинтересованы. У России нет никакого интереса вступать в новую конфронтацию, гонку вооружений. Наш интерес связан совершенно с другим - с условиями нормального внутреннего развития в сотрудничестве со всеми, в частности с Европой, которую мы считаем своим партнером.

Попытки НАТО использовать все свои средства для изоляции России, думаю, обречены на провал, потому что сами европейцы в конечном счете должны понимать, что их интересы, в том числе в области безопасности, связаны с партнерством с Россией. И мы сегодня это видим на примере тех форматов, которые образуются вне всяких конфессиональных рамок, - это «нормандский формат», Международная группа поддержки Сирии. Не говоря уже об иранской ядерной проблеме, которая была решена, благодаря совместным усилиям всех участвующих в соответствующем формате игроков.

Видимо, наличие вызовов и угроз будет требовать консолидированного ответа. Рано или поздно тем государствам, которые сегодня больше других говорят о том, что надо сдерживать Россию, придется определяться, потому что сидеть на двух стульях невозможно.

 

О Саудовской Аравии

Олег Озеров,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Королевстве Саудовская Аравия: Считаю, что некорректно говорить, будто у нас не было периодов потепления и улучшения отношений с Саудовской Аравией. Действительно, были паузы и откаты назад, но в целом отношения развивались. Дипотношения были установлены еще в 1926 году, потом они прекратились. В 1990-м мы отношения восстановили. Хотел бы напомнить, что в 2007 году В.В.Путин находился с визитом в Саудовской Аравии, в ходе которого был подписан целый блок соглашений, многие из них действуют до сих пор. Некоторые сейчас приходится обновлять, другие реанимировать. Но нельзя сказать, что мы начинаем с нуля. У нас за первые десять лет XXI века была наработана достаточно солидная договорно-правовая база с Саудовской Аравией. В ней есть пробелы, связанные с тем, что до сих пор не заключено соглашение о взаимной защите инвестиций. Но мы работаем над этим вопросом совместно с Минэкономразвития и Министерством финансов. Считаем, что это вполне реальная задача.

С чем связаны сдвиги, которые стали ощутимо заметны в последнее время? Мы видим, что к руководству Саудовской Аравии все больше приходит осознание того, что Россия - это действительно великая держава, которая имеет значительный вес на международной арене и без ее участия многие вопросы не решаются. Поэтому, естественно, происходит переосмысление подходов и предпринимается попытка выйти на больший учет интересов России. Соответственно, мы тоже стараемся двигаться вперед на основе взаимного учета интересов, взаимоуважительного диалога.

Конечно, у нас есть различия в подходах, и этого никто не отменял. Вряд ли существуют две страны, у которых не было бы никаких проблем. Так как Россия активно участвует в процессах, происходящих на Ближнем Востоке - в Сирии и других странах региона, то, естественно, возникают различные трактовки в понимании интересов. Однако мы не видим сейчас каких-то непреодолимых антагонистических противоречий, которые существовали бы между Россией и Саудовской Аравией, потому что обе страны в конечном счете заинтересованы в обеспечении мира и стабильности на Ближнем Востоке.

В Саудовской Аравии очень обеспокоены теми дестабилизирующими процессами, которые происходят в регионе. И даже по такому острому вопросу, как сирийский, у нас есть понимание того, что нужен диалог, нужно выслушивать друг друга и искать точки соприкосновения. Главная точка соприкосновения - это прекращение конфликта в Сирии и выход на политический процесс. С этим и мы, и Саудовская Аравия согласны, хотя в отношении конечных целей, возможно, у нас существует разное понимание.

 

О Марокко

Валерий Воробьев,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Королевстве Марокко: Сегодня мы видим новый Ближний Восток, контуры в мире изменились. В нашем противоборстве с Америкой Ближний Восток и Северная Африка занимают очень большое место. Два года назад мы затронули вопрос о взаимоотношениях с монархиями региона, и сейчас есть понимание того, что этот тренд получил свое развитие. Все лидеры приехали к нам, включая Саудовскую Аравию и Катар. Мы посетили Султанат Оман после того, как долгое время туда никто не приезжал из Москвы. В арабском мире произошла перегруппировка в пользу монархий, и все переговоры в арабском мире надо вести со странами Персидского залива. Они хотят развивать с нами отношения.

Что главное на сегодня? Кризисная дипломатия. Есть четыре страны - Сирия, Ирак, Ливия и Йемен, где идет настоящая война, где происходит многосистемная конфессиональная, экономическая, политическая борьба за лидерство. Все сконцентрировано на этих четырех конфликтах, поскольку борьба ведется военно-политическими средствами. Но еще остается израильско-палестинский конфликт.

Что нового произошло за эти два года? Россия впервые так активно участвует в урегулировании конфликтов военными средствами. Мы в конце концов обосновали базу в Сирии, задействовали военно-космические силы. Такого раньше не было. Собственно, с этого пошел разворот. Все поняли, что есть не только США, но и другая страна - Россия. Россия говорит США «нет», и это замечено в арабских странах. Вспоминаю слова короля Марокко Хасана II, когда посол взял меня на встречу с ним в начале 1990-х годов. Король сказал нашему послу: «Необходимо сохранить СССР. Мир, как и человек, должен стоять на двух ногах, и в мире, естественно, должен быть баланс». Эти слова, сказанные марокканским королем, звучат очень актуально сейчас, когда Россия стала активно проводить ближневосточную политику.

Король Марокко Мухаммед VI обеспокоен судьбой своей страны. Не могу не вспомнить речь короля, которая произвела просто сенсацию. Комментируя его выступление, парижская газета «Монд» писала, что «король повернулся в антизападном направлении». Он впервые публично заявил, что «арабская весна» стала «мрачной осенью», что если раньше «арабскую весну» поддерживало 72% населения арабского мира, то сейчас только 36%, так как она себя не оправдала. Выступая на саммите арабских государств Персидского залива, король признался, что они опасаются новой редакции «арабской весны», которая разрушила Машрик, а потом займется Магрибом. Он сказал, что безопасность Марокко неотделима от безопасности стран Персидского залива.

Марокко - геостратегическая страна. То, что удалось организовать визит короля в Россию, дорогого стоит. У нас не было никаких конфликтов, всегда была дружба, но 14 лет король не приезжал. Его визит в марте этого года был очень удачным: 16 соглашений, две декларации.
В двусторонних отношениях произошел переворот.

Борьба с ИГИЛ также позволила по-новому строить отношения. В Москве побывал начальник контрразведки и полиции Марокко, очень серьезная фигура. Борьба с терроризмом объединяет всех. Например, когда 13 ноября 2015 года произошли теракты в Париже, марокканцы уже через 40 минут дали французам всю информацию о террористах. Если бы ее не было, то не 130 французов полегли, а намного больше.

 

О коррупции

Владимир Тарабрин,посол по особым поручениям по вопросам международного антикоррупционного сотрудничества МИД России: Проблематика новых вызовов и угроз и проблематика противодействия коррупции набирают все большую значимость, поскольку борьба с коррупцией становится своего рода визитной карточкой государства, показателем его цивилизованности и соответствия общим мерам и стандартам. При этом, конечно, эта тема все больше политизируется, некоторыми государствами она используется в качестве инструмента вмешательства во внутренние дела. Мы выступаем за деполитизированное, сугубо прагматичное и практически ориентированное международное сотрудничество в данной сфере.

 

О Вьетнаме

Константин Внуков,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Социалистической Республике Вьетнам: Страна, где я работаю, Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ), относится к числу стратегических партнеров России, что очень отрадно, особенно на фоне тех трудностей, которые у нас наблюдаются с целым рядом государств мира, имею в виду не только политические, но и торговые сложности: падают товарообороты. В случае с Вьетнамом наоборот: подписано Соглашение о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом (это пять государств) и СРВ, и оно буквально через несколько месяцев вступит в силу. Уже за первое полугодие 2016 года отмечается резкий рост товарооборота - примерно на 47%.

Это очень серьезно. Во-первых, потому что мы хорошие партнеры, во-вторых, у нас благоприятный политический климат и, в-третьих, Вьетнам бурно развивается. Он сейчас является одной из стран с хорошим экономическим потенциалом. Наша задача заключается в том, чтобы создать благоприятные условия для совместного бизнеса - не только большого бизнеса, но и для среднего и малого.

По поводу подписания Вьетнамом Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Время покажет. Пока такого партнерства реально нет и трудно сказать, когда оно вступит в силу. Даже в США существуют большие разногласия по этому вопросу, в том числе и у кандидатов на пост президента. Мы с вьетнамскими друзьями договорились, что будем координировать деятельность уже по новому соглашению с ЕАЭС, чтобы никакого ущерба нашим отношениям их участие в ТТП не принесло.

Задача в том, чтобы как можно быстрее заработало соглашение СРВ с ЕАЭС, и раньше, чем ТТП. Тогда у нашего бизнеса будет определенная фора. Сейчас товарооборот с Вьетнамом - 4 млрд. долларов. Планируем до 2020 года довести эту цифру до 10 миллиардов, что вполне выполнимо.

 

Об Австралии

Владимир Морозов,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Австралии, в Республике Вануату, Республике Науру, Республике Фиджи и Тувалу по совместительству: Австралия - это огромнейший материк. В последнее время наши отношения ослабли в связи с санкциями, тем не менее есть общие интересы. Думаю, что в конечном счете мы вернемся к нормальному международному сотрудничеству в тех областях, которые важны и для Австралии, и для России. Они, например, готовы сегодня возобновить взаимодействие и сотрудничество по урегулированию на Ближнем Востоке, в Сирии, по ряду других международных вопросов.

Думаю, что и образовательная стезя остается интересной для Австралии, да и для нас тоже. В этом году в международной образовательной ярмарке, которая прошла в Мельбурне, впервые участвовало порядка 35 вузов из России. Это мероприятие впечатлило в том числе и австралийцев. Предлагали обучение в хороших вузах, стипендии выделяются как для австралийцев, так и для наших соотечественников, которые живут в Австралии. А их немалое количество: по официальным данным - около 67 тысяч, по неофициальным - 150 тысяч.

С Австралией у нас остаются культурные отношения. За последние годы состоялись две выставки Государственного Эрмитажа, которые вызвали огромный интерес. Первая выставка «Александр Великий. 2000 лет сокровищ» - в Австралийском музее в Сиднее, которую посетили более 200 тыс. человек. В прошлом году с фурором прошла фантастическая выставка шедевров Эрмитажа из личной коллекции Екатерины Великой. Было представлено порядка 450 экспонатов, в основном западноевропейские художники. Картины имели небывалый успех, их увидели почти 250-270 тыс. человек, причем не только австралийцев. Специально приезжали из Юго-Восточной Азии и близлежащих стран.

Я приехал в Австралию в 2010 году. Премьером был тогда Кевин Радд, потом он стал министром иностранных дел, и с его приходом начался новый этап во внешней политике Австралии. Было принято решение более активно участвовать и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и в делах мира в целом. Эта тенденция усилилась после того, как лейбористы пришли к власти и премьер-министром стала Джулия Гиллард. Она проявила большой интерес к внешней политике, стала больше концентрироваться на презентации Австралии как страны, которая может играть свою роль в мире. Это для них стало важно, потому что история Австралии - это в основном решение своих проблем: «Мы далеко - нас ничего не касается».

Сейчас они решили повысить планку, и это им удается. В принципе, австралийцы участвуют не только в делах своего региона, но уже «залезают» в Европу. У них развиваются отношения с НАТО, ЕС,
они активны по Украине. Вопрос Украины привел к полному замораживанию политических отношений с Россией на два года. Сейчас при новом премьере, разумном, профессиональном, бывшем бизнесмене, достаточно понимающем во внешней политике, мы, на мой взгляд, имеем перспективы возвращения к нормальным отношениям.

Это не говорит о том, что у нас были хорошие отношения. Австралию отличали и в советские времена антисоветизм и боязнь СССР. Это, видимо, в генах передается. Не зря столицу Канберру отнесли за 300 км в глубь территории. Это демонстрация боязни прихода русского флота в Австралию. Когда я вручал верительные грамоты, впервые встречался с парламентариями, меня спрашивали: «А вы в курсе, по какой причине Канберра находится так далеко от океана?»

Наш путешественник Федор Конюхов должен на воздушном шаре улететь из Западной Австралии в кругосветку на две недели. Это у него второе путешествие по Австралии. Первое было в прошлом году. Он от берегов Чили на веслах за несколько месяцев пересек океан. Мы его встречали в Брисбене - не только русскоязычная община, а сами австралийцы. Конюхов для них является символом смелости, упорства, а главное - имеет отношение к России. Это важно. Его путешествия происходят, когда у нас противостояние, санкционная политика. И мы не ожидали, что будет такой теплый прием со стороны австралийцев. Выше политики надо ставить человеческие отношения.

Что касается Южной части Тихого океана, то за последние годы мы действительно стали развивать наши отношения с этой частью мира, далекой, но тем не менее важной. И хотя там небольшие страны, но они и участники международных отношений, и члены ООН. Порядка 20 стран, островных государств, находится в этом регионе. Я представляю Россию в четырех из них - Фиджи, Вануату, Тувалу и Науру. Экзотические страны. В Тувалу и Науру проживают всего лишь по 9 тыс. человек. Маленькие острова, но они очень важны для нас, и к нам проявляется интерес.

Они нас рассматривают в качестве баланса с региональными «тяжеловесами» - Австралией и Новой Зеландией, которые традиционно там присутствуют и оказывают давление. Когда мы начали «раскручивать» отношения, это дало свой эффект. В частности, с Фиджи. Первый визит министра иностранных дел С.В.Лаврова в январе 2012 года вызвал такой небывалый интерес, после которого началась череда визитов. Так, премьер-министр Фиджи посетил Москву, в ходе визита мы подписали пять документов о сотрудничестве в области обороны, образования и здравоохранения. Интерес к нашей стране огромный, здесь понимают, что Россия и в этом регионе должна играть свою позитивную роль.

 

О Габоне

Дмитрий Кураков,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Габонской Республике: Габон - очень интересная страна, это образец того, как можно на африканском континенте быть страной довольно стабильной и состоявшейся с точки зрения экономики. Власти пытаются диверсифицировать экономику, не зависеть от энергоносителей. Несмотря на несопоставимость размеров, заботы России и Габона совпадают. Проблемы падения цен на нефть, преобразования экономики, развития сельского хозяйства,
промышленности - все эти вопросы стоят перед габонцами очень остро.

Они заинтересованы в том, чтобы развивать сотрудничество с нами, уйти от тех связей, которые исторически сложились у Габона с той же Францией. Задача нашего посольства в Габоне - помочь в налаживании российско-габонского сотрудничества на различных уровнях. К сожалению, не все получается, потому что зачастую у нас отношение к Габону, как к стране достаточно «неперспективной», по крайней мере в области экономики. Конечно, меньше 2 млн. населения - это не рынок, но Габон имеет очень хорошие перспективы для того, чтобы стать неким экономическим хабом для нашего проникновения в страны Экономического сообщества государств Центральной Африки (ЭСГЦА). В первую очередь в силу того, что это стабильная страна. Надеюсь, что все сохранится и после президентских выборов, которые пройдут в конце августа.

Важно не упустить момент, чтобы закрепиться здесь, это то, что делают многие - и турки, и марокканцы, и американцы. Надо «не упустить» не только Габон, но и другие африканские страны. Африка - очень перспективный континент. За ним в какой-то степени будущее, по крайней мере с точки зрения ресурсов. И нам не надо об этом забывать.

 

О Латвии

Александр Вешняков,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Латвийской Республике: Если говорить о Латвии, то до 2014 года рост ВВП доходил почти до 5%, а в этом году, по прогнозам, вряд ли дотянет до 2,5%: санкции плюс кризис. Есть отрасли, которые очень сильно пострадали, особенно связанные с аграрным сектором. Молочники не могут поставлять свои хорошие продукты на огромный российский рынок, в результате этот сектор попал в крайне тяжелую ситуацию. Да, латыши ставят вопрос о поддержке со стороны ЕС, но там нет денег. И с учетом последних событий с референдумом в Великобритании их точно не будет. Потому что из ЕС уходит страна-донор, которая давала довольно солидные средства в общий котел.

Это очень больно ударит по Латвии, потому что ЕС, как «капельница», поддерживает Латвию, но когда «капать начнет медленнее», это может привести к серьезным последствиям. Латвия - страна, из которой сотни тысяч человек эмигрировали в поисках лучшей жизни, лучших заработков в европейские, более богатые земли. Есть разная статистика: за последние десять лет это минимум 300 тыс. человек, а, может быть, все 500 тысяч. При населении в 2 миллиона понятно, какой значительный урон понесла Латвийская Республика - уехали активные, хорошо обученные люди.

Из латвийской прессы вижу, что негативные настроения по отношению к «понаехавшим» в Великобританию проявляются и к латвийцам: «Зачем приехали? Собирайте вещи и уезжайте!» Сегодня уже из уст официальных представителей Министерства иностранных дел Латвии звучат слова, что «мы будем вести переговоры с правительством Великобритании по защите наших соотечественников». Как не допустить крайностей в этой обстановке?

К концу года у многих аналитиков европейского масштаба, и латвийского в том числе, полагаю, созреет мнение, что эту политику надо корректировать, менять, вносить существенные, серьезные поправки с учетом сегодняшних реалий.

 

Об Иордании

Борис Болотин,Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Иорданском Хашимитском Королевстве: Регион Ближнего Востока очень сложный. Там скопилась масса проблем. Конечно, сирийский кризис является одним из приоритетов. К сожалению, политический процесс в последнее время буксует, но мы не теряем надежды. Российская дипломатия прилагает все силы для того, чтобы добиться возобновления переговоров между правительством и оппозицией и всеобъемлющего
политического урегулирования в Сирии на базе Международной группы поддержки Сирии (МГПС). Договоренности должны быть закреплены в соответствующих резолюциях Совета Безопасности ООН.

Имеется полный международный консенсус по поводу необходимости объединения усилий по отпору и борьбе с так называемым «Исламским государством». Кстати, в последнее время наметились позитивные изменения как в Ираке, так и Сирии. По мнению иорданцев, есть реальная возможность победы над ИГИЛ к началу следующего года. Хотелось, чтобы эти прогнозы сбылись, но многое зависит от того, как поведут себя наши партнеры.

Мы открыты к конструктивному сотрудничеству с американцами и другими участниками урегулирования конфликта, но, к сожалению, не все наши инициативы получают поддержку и понимание. Однако если действительно объединить усилия и ведущих международных, и региональных игроков, то задача по ликвидации ИГИЛ к началу следующего года будет выглядеть более реальной.

Гораздо сложнее все обстоит с другой террористической организацией - сильной, опасной «Джабхат ан-Нусра». Вроде бы существует международный консенсус, что это террористическая организация, но все проблемы по прекращению боевых действий в Сирии связаны с тем, что ее трудно отделить от других группировок так называемой «умеренной оппозиции». Возникает много проблем, полемики, в том числе с американцами, потому что не секрет, что «Джабхат ан-Нусра» взаимодействует с другими так называемыми «умеренными» группировками и сотрудничает на поле боя. К сожалению, партнеры свое влияние оказывают не в полной мере или иногда его просто не используют. Это создает большие трудности в режиме прекращения огня в целом.

Участие России в военных действиях в Сирии еще более повысило авторитет и престиж страны в различных слоях иорданского общества. Могу засвидетельствовать, что в посольство постоянно приходят делегации представителей общественности, профессиональных объединений с благодарностью за поддержку Россией сирийского государства, за поддержку сирийского правительства в борьбе против террористов.

Не надо забывать, что мы противостоим самой настоящей информационной войне, которая ведется и западными, и региональными СМИ. Много клеветы, фальсификаций - на кого-то это влияет. Поэтому одна из важных наших задач - вести информационную работу, разъяснять общественному мнению суть нашей политики, объяснять, чтó реально происходит в Сирии. 

Ключевые слова: совещание послов

Версия для печати