Варшавский саммит НАТО: возрождение мифа об «угрозе с Востока»?

13:50 12.07.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: news-front.info

В Москве состоялась пресс-конференция, посвященная итогам прошедшего 8-9 июля в Варшаве саммита Североатлантического альянса (НАТО). Лидеры стран-участниц Североатлантического альянса обсудили новые вызовы и угрозы, а также предложили способы реагирования на них. Наблюдатели ожидают развертывания новых натовских подразделений в Восточной Европе, что непременно скажется на отношениях с Россией.

Напомним, что по результатам саммита в Варшаве альянс принял решение об усилении своего восточного фланга. Под предлогом защиты от «угрозы с Востока» на территории Польши и Прибалтики размещаются силы быстрого реагирования. В их состав входит четыре батальона: в Эстонии – британский, в Латвии – канадский, в Литве – немецкий, в Польше – американский. Численность этих подразделений составляет от 800 до 1,2 тыс. человек. С целью продемонстрировать решимость НАТО в преддверии саммита на территории Польши были проведены международные военные учения «Анаконда», ставшие крупнейшими за весь период с окончания холодной войны.

Как считает заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Дмитрий Данилов, результаты саммита не стали ни для кого неожиданностью, а политические акценты альянса остались прежними. «НАТО заявило о возвращении к истокам, выстраивании в новых условиях системы партнерств, а также укреплении коллективной обороны на востоке и на юге, в так называемом «поясе нестабильности», - пояснил эксперт. – Ощутимой потерей для блока стал уход из Афганистана, в результате которого Брюссель потерял площадку для выстраивания адресного диалога с заинтересованными сторонами. Разумеется, по результатам саммита подписана Совместная декларация НАТО-ЕС, однако до сих пор не понятно, как будет осуществляться взаимодействие этих двух структур после победы Brexit, выхода из состава ЕС Великобритании и формирования новых трансатлантических балансов». Тревожной назвал эксперт и тенденцию включения киберпространства в сферу оперативной деятельности Североатлантического блока. Тем самым наступательная стратегия, которой придерживаются последние годы в штаб-квартире альянса, переносится на новый, более высокий уровень. В качестве примера эксперт привел состоявшееся в британском парламенте в последней декаде мая выступление заместителя генерального секретаря НАТО Александра Вершбоу, в ходе которого он обвинил Россию в кибератаках, якобы осуществлённых ею против Украины и ряда стран Запада.

Дмитрий Данилов также напомнил, что дата состоявшегося саммита НАТО не случайна. 25 лет назад, 1 июля 1991 года прекратила свое существование Организация Варшавского договора. Поэтому сбор бывших участников этой структуры, собравшихся ныне под эгидой Североатлантического блока, выглядит во многом символично. Своими действиями Брюссель фактически подверг сомнению Основополагающий акт Россия-НАТО от 27 мая 1997 года. В нем нет, например, упоминания о войсках, размещенных близ границ России и сменяемых на ротационной основе. Однако именно этим Североатлантический блок занят на практике, ссылаясь на необходимость защиты «восточных рубежей».

Заместитель директора Института США и Канады РАН Виктор Кременюк считает, что формально покончив с холодной войной, ее не удалось победить в душах современных европейских политиков. «В поддержание режима страха в Европе были вовлечены миллионы людей, - заметил ученый. - Немалая часть политического истеблишмента получала значительные дивиденды от политики конфронтации двух сверхдержав. Однако после распада биполярной системы ситуация начала меняться. Приток европейских капиталов в Россию и установление более тесных отношений между Европой и Россией не мог устроить функционеров Североатлантического блока, тем более что испытанию подверглась лояльность Германии, занимающей центральное место в системе НАТО, идеалам «атлантизма». К тому же нужно было как-то оправдывать дальнейшее существование блока. Поэтому вместо сворачивания экспансии было, напротив, провозглашено расширение этой организации». В.Кременюк считает, что роль катализатора конфликта между Западом и Россией сыграли и страны Восточной Европы, активно устремившиеся под «зонтик» атлантической безопасности. В настоящее время они активно эксплуатируют иррациональный страх перед Россией и ее внешнеполитической активностью, существующий в Европе не первое столетие. Среди наиболее последовательных инициаторов конфликта между Брюсселем и Москвой - Польша и страны Прибалтики, которые надеются за счет антироссийской верности и демонстрации верности альянсу оказаться в эпицентре европейской политики.

По словам В.Кременюка, в США с момента окончания холодной войны произошла смена поколений политиков. На протяжении длительного времени в российской политической элите жила надежда на способность Вашингтона и Брюсселя понимать интересы российской стороны и считаться с ними. Если прежние лидеры Европы и США воспринимали постсоветское пространство как часть некогда общей территории, связанной с Россией экономически и исторически, то нынешние их наследники рассматривают территорию СНГ и Прибалтики как «поле свободной охоты» без жестко регламентированных правил и договоренностей. В этих условиях Россия вынуждена занимать более жесткую позицию, чем прежде. В каждой из постсоветских республик Россия имеет свои интересы, сложившиеся там исторически, благодаря принадлежности к одному и тому же культурному пространству и наша основная задача в настоящее время заставить Запад с этим считаться. В то же время сделать это достаточно сложно, ибо нужно учитывать не только сложившиеся стереотипы американского политического мышления, но и многочисленные этнические лоббистские группы, имеющие значительный вес при определении внешнеполитических приоритетов США.

В Европе старательно реанимируется образ «угрозы с Востока», под которой подразумевается Россия.

По словам профессора факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, эксперта РСМД Николая Межевича, итоги саммита НАТО в Варшаве стали своего рода бенефисом трех стран Прибалтики – Эстонии, Латвии и Литвы. После распада СССР, несмотря на неоднократные российские предложения о равноправном сотрудничестве, эти страны совершенно не озаботились тем, чтобы выстроить у себя эффективную экономику и следовать демократическим принципам в своей политике. В то время как главной задачей альянса становится возрождение мифа о «российской угрозе», Прибалтика получает возможность заняться своим обычным делом – провоцировать конфликт, становясь полигоном потенциальной агрессии против России.

В свое время известный американский футуролог Герберт Кан предложил универсальную схему управления глобальными конфликтами, получившую название «лестницы эскалации». Она состояла из 44 ступеней, сгруппированных в 7 «пролетов». Модель, предложенная исследователем, предполагала сочетание дипломатических, военных и других мер с целью не допустить скатывания конфликта к глобальной катастрофе. Однако эта модель работала, пока существовал строгий контроль за принятием решений в рамках биполярной системы. «Теперь, когда формируются новые политические реалии, эта схема начинает давать сбои. И не последнюю роль в этом играют этнократические прибалтийские режимы, которые готовы спровоцировать конфликт, и при этом убеждены, что он будет локальным и управляемым», - заметил Н.Межевич.

Разумеется, в подобных условиях о новой «разрядке» или «перезагрузке» в российско-европейских отношениях невозможно вести и речи. Впрочем, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг считает иначе. Выступая на пресс-конференции по итогам саммита, он, пытаясь продемонстрировать миролюбие, сообщил, что усиление обороны восточных границ не означает непосредственной угрозы России странам блока, а также заявил, что меры, предпринимаемые Североатлантическим блоком, должны сопровождаться дипломатическими переговорами.

Впрочем, Й.Столтенберга можно понять: попытки руководства альянса выстроить единую позицию по «российскому вопросу» наталкиваются на противоречия в его собственных рядах. Так, во время саммита с критикой действий блока выступал премьер-министр Франции Франсуа Олланд. Более того, официальный Париж неоднократно выражал сомнения по поводу целесообразности запуска системы ЕвроПРО и размещения его элементов в Польше. Скептически относится к последним мерам, предпринятым руководством НАТО, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. За активизацию контактов с Россией выступает и премьер-министр Греции Алекс Ципрас.

В этих условиях заседание Совета Россия-НАТО, запланированное на 13 июня, может быть использовано для очередного напоминания: без учета интересов Москвы ни сам альянс, ни Соединенные Штаты не в состоянии самостоятельно, в одиночку, без учета интересов Москвы, решить ни одной серьезной задачи современности. Россия выходит на Совет Россия-НАТО с положительной повесткой дня, и надеется, что ей, несмотря на все трудности, удастся выстроить равноправные взаимоотношения со всеми заинтересованными сторонами. 

Ключевые слова: Литва Россия НАТО Латвия российско-американские отношения Эстония российско-европейские отношения Европейский союз Варшавский саммит НАТО

Версия для печати