Турция в новом геополитическом пасьянсе

12:13 07.07.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Стремительное потепление в отношениях России и Турции, похоже, застало врасплох не только общественное мнение обеих стран, но и лидеров европейских стран. Между тем, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган первым из мировых лидеров попросту спроецировал на свою страну последствия обострения отношений по линии Брюсселя и Лондона после британского референдума 23 июня и увидел в нем реальную угрозу внешнеполитической изоляции, связанную с радикальным изменением повестки дня и приоритетов Европейского союза. «Турция встала на рельсы быстрой нормализации отношений» с Россией – указывает в этой связи турецкое издание Akşam, и данная оценка вполне адекватно отражает нынешние настроения в Анкаре. (aksam.com.tr) «Тот факт, что Эрдоган направил свое письмо сразу после того, как Великобритания проголосовала за выход из ЕС, не случаен. Турция, которой давно не дают присоединиться к экономическому союзу, чувствует, как иссякают силы ЕС» - подтверждает американская газета The Washington Times. (washingtontimes.com)

Однако более важными представляются перспективы нормализации собственно двусторонних российско-турецких отношений, и даже не их конкретное торгово-экономическое наполнение, а влияние указанного процесса на геополитическую ситуацию в Европе и в ближневосточном регионе. И здесь можно говорить о более сложной игре с участием Турции не только вокруг Сирии, но и применительно к другим проблемам. Ключевыми элементами данного процесса следует считать охлаждение отношений Турции с США, фактическое замораживание (особенно после референдума в Великобритании) реализации комплекса соглашений с ЕС, потерю влияния Анкары на процессы в Сирии, обострение отношений с Ираном и Саудовской Аравией и одновременный рост террористической угрозы в самой стране.

Наиболее болезненным в этом списке проблем для турецкого руководства стало развитие ситуации вокруг Сирии в условиях налаживания координации действий России и США и усиления позиций курдов. «Турция и лично президент Реджеп Тайип Эрдоган, явно вопреки своим скрытым пожеланиям и вопреки тем лозунгам, которые снова провозглашали сирийского президента Башара Асада главным виновником кризиса в стране, постепенно все же отходит от того курса, которым они следовали в течение последних пяти лет в отношении сирийского кризиса» - указывает в этой связи иранское издание Kayhan и делает следующий показательный вывод: «В настоящий момент нельзя сказать точно, насколько далеко пойдет Турция в плане пересмотра своего прежнего внешнеполитического курса. Но если мы вспомним, что краеугольным камнем политики правящей Партии справедливости и развития на протяжении всех 14-ти лет пребывания у власти провозглашались развитие торгово-экономических связей и рост экономики, то мы можем предположить, что те рамки, в которых Турция намеревается развивать диалог с Россией по Сирии, по крайней мере, не будут узкими». (inosmi.ru)

В самой Турции звучат даже еще более радикальные голоса.  «Налицо фактически исчезнувший союз, в котором Турция терпеливо соблюдает «свои обязательства», чтобы в конце концов суметь сказать: «Моя совесть чиста, ты сам напросился». Придадим ли мы свежесть этому загнившему при администрации Обамы союзу с приходом нового президента США - это большой вопрос!» – так характеризует нынешние реалии в турецко-американских отношениях издание Star Gazete, делающее вывод о фактически сложившемся вокруг Сирии антитурецком альянсе России, США и Ирана.

Именно попыткой сыграть на противоречиях России и США посредством запуска «пробного шара» следует считать противоречивые заявления турецкой стороны по поводу допуска российских военных на американскую базу «Инджирлик» в Турции. (http://www.reuters.com)

Первоначально министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил, что «авиабаза Инджирлик открыта для стран, которые намерены участвовать в активной борьбе против «Исламского государства», которое является врагом для всех нас». (rbc.ru) Однако чуть позже он же заявил, что «не говорил» об использовании Россией авиабазы Инджирлик. (rbc.ru)

Согласно имеющейся информации, речь идет о сигнале, адресованном не Москве, а Вашингтону с тем, чтобы побудить США задуматься о значимости и действенности американо-турецкого военного альянса и вынудить администрацию Барака Обамы уделять больше внимания Анкаре.

При этом сами турецкие средства массовой информации признают, что в двустороннем военно-политическом плане у России и Турции, по сути, нет реальных противоречий. «Очевидно, в военном отношении Россия не напрямую угрожает Турции. Задачу по устрашению Турции выполняют Рабочая партия Курдистана (РПК) и ИГИЛ. У темы борьбы с РПК нет такой грани, которая приближала бы Турцию к США и странам ЕС. РПК будто бы работает над тем, чтобы сначала отношения Турции с Западом испортились, а затем были заключены соглашения по не самым желательным для Турции вопросам» - таким видит основной вектор развития отношений в регионе, в частности, турецкое издание Star gazete. (haber.star.com.tr)

По данным ряда турецких источников, в настоящее время, в условиях ухудшения геополитического положения Турции, от Анкары можно ожидать проведения самостоятельной ограниченной военной акции в Сирии с тем, чтобы не только нанести удары по конкретным военным позициям курдских формирований, но и попытаться спровоцировать новое обострение отношений США и России. В этих условиях турецкое руководство сможет позиционировать себя как государство, входящее в состав НАТО, но при этом готовое к взаимодействию с Россией, и тем самым попытаться вернуть себе утерянные позиции в Сирии и вокруг нее. При этом общим политическим фоном для реализации подобного сценария будет выступать внешнее смягчение позиции Турции по сирийской проблеме и судьбе президента Сирии Башара Асада. «Конфликт ужесточается, и, очевидно, Турция будет более активно участвовать в этом споре» - указывает турецкое издание Hürriyet, подчеркивая, что степень данной активности «зависит от отношений с Россией». [sosyal.hurriyet.com.tr]

О наличии информационного обеспечения вышеуказанного плана свидетельствует и статья в лондонской газете The Financial Times, в которой со ссылкой на источники в рядах сирийской оппозиции говорится, что Анкара пойдет на ряд уступок в отношении курдских сил в Сирии на фоне смягчения отношений с Москвой. «Будут компромиссы и уступки по поводу курдов и повстанцев... Но турки не будут отказываться от оппозиции полностью — это не в их стратегических интересах» - приводит издание слова лидера одной из оппозиционных группировок. (next.ft.com) «Каждый сейчас пересматривает свои позиции» - подтверждают дипломатические источники в Сирии. (rbc.ru)

Еще одним адресатом попыток Турции нормализовать отношения с Россией выступают Иран и страны Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. В настоящее время Москва активно развивает отношения с Ираном (в том числе в военной сфере), а также предпринимает попытки координации энергетической политики с монархиями Персидского залива. И то, и другое турецкая сторона рассматривает как угрозу своим собственным позициям в регионе, и потому попытается придать оси Анкара-Москва роль «третьей силы» в усиливающем противоборстве Тегерана и Эр-Рияда. В этом плане многое будет зависеть от действий Катара – потенциального союзника Турции, одновременно стремящегося противостоять региональным амбициям не только Ирана, но и Саудовской Аравии.

Ключевые слова: США Катар Россия Ближний Восток Иран Сирия Саудовская Аравия Турция Великобритания НАТО Европейский союз беженцы

Версия для печати