Шанхайская организация сотрудничества как элемент многополярного мироустройства

01:28 26.06.2016 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В год своего 15-летия Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) демонстрирует динамику развития и внушительный запас политической прочности. Об этом говорят итоги саммита стран ШОС, состоявшегося 23-24 июня с.г. в Ташкенте.

Завершение процедуры приёма в ШОС двух ядерных держав - Пакистана и Индии - было революционным решением саммита. Полноправными членами ШОС Индия и Пакистан могут стать уже в следующем году.

Вопросы безопасности для ШОС являются приоритетом, и наличие у границ организации очагов перманентных конфликтов (Афганистан, афгано-пакистанские противоречия, напряженность между Пакистаном и Индией) не добавляют стабильности её   южным рубежам. Присутствие в ШОС, одновременно, Исламабада и Нью-Дели добавляет прозрачности и снижает уровень подозрительности в их отношениях.

КНР заинтересована в углублении сотрудничества с Пакистаном, Индия нацелена на развитие отношений с Афганистаном (1). Членство Исламабада и Нью-Дели в ШОС сводит к минимуму риски обострения пакистано-индийских отношений, демонстрирует, что ШОС остаётся организацией мира и сотрудничества, не заинтересованной в возникновении конфликтов у своих границ.

Также, членство в ШОС Исламабада и Нью-Дели позволит комплексно подойти к решению афганской проблемы. О том, что эта проблема требует особого внимания, заявил на саммите в Ташкенте президент России Владимир Путин.

Это связано с тем, что Соединенными Штатами и их союзниками Афганистану отведена участь источника нестабильности для южного подбрюшья Евразии.   

Территория Афганистана клином врезается между Китаем и Ираном, соприкасается с постсоветскими республиками Средней Азии, имеет общую границу с Пакистаном. Благодаря такому географическому положению и затянутым в гордиев узел внутриполитическим проблемам Афганистан превращается в удобную площадку для внешних сил, не заинтересованных в успехе евразийского интеграционного проекта. 

ШОС выступает за развитие процесса национального примирения народов Афганистана, в то время как в интересах Запада не позволить этому процессу завершиться. Мирный Афганистан лишит США и их союзников весомых геополитических козырей и рычагов влияния в Евразии. В Кабуле это понимают, и ратуют за активизацию российско-афганского сотрудничества (2).

Геополитический потенциал ШОС выходит далеко за пределы политически понимаемой Евразии. В сотрудничестве с ШОС заинтересованы Сирия и Египет, уже подавшие заявки на присоединение к работе организации (3). 

В случае успешного продолжения   намерений Дамаска и Каира   ШОС получит опосредованный выход в Средиземноморье, откуда открывается путь в Мировой океан, омывающий берега США и Великобритании. Это станет ещё одним шагом навстречу многополярному мироустройству и концу англосаксонской гегемонии.

Ставки высоки, и, если испанские власти пойдут дальше резонансных заявлений о необходимости возвращения Гибралтара из рук Лондона под контроль Мадрида, или, как минимум, двустороннего управления этим кусочком суши, вопросы евразийской интеграции гулким эхом отзовутся в кулуарах мировой политики (4). 

Для Дамаска ШОС - единственная структура, реально способная помешать планам США по дезинтеграции сирийского государства; для Египта - реально способная помочь в борьбе с международным экстремизмом и терроризмом, которые, в свою очередь, не являются самодостаточными явлениями, их подпитывают извне. 

В терминах классической геополитики Сирия и Египет, также как Пакистан и Афганистан - географические элементы дуги нестабильности, вдоль евразийских рубежей от Средиземноморья до Индокитая.

Эта дуга является не чем-то географически фиксированным, но гибким и эластичным геополитическим инструментом, что повышает её практическую эффективность.

Так, совсем недавно дополнительным звеном в неё была включена Украина, где был извне организован кровавый госпереворот с целью недопущения сближения Киева с ЕАЭС и ШОС. Протяженность дуги определяется необходимостью создания по периметру Евразии режимов, враждебных идее евразийской интеграции. 

Звенья этой дуги имеют обыкновение взрываться в тот момент, когда это выгодно её архитекторам. Взрывался Вьетнам, Афганистан, Югославия, Ирак, снова Афганистан, затем Ливия, Сирия, Украина. 

На фоне такого геополитического ландшафта политика ШОС выделяется приверженностью принципам добрососедства, что не может не привлекать внимания потенциальных членов организации. 

Иран, не менее России заинтересованный в стабильности Ближнего Востока, и болезненно воспринимающий действия США в отношении Сирии, уже давно проявляет интерес к деятельности ШОС. После снятия санкций ООН препятствий для членства Ирана в ШОС не осталось.

Членство Тегерана в ШОС Соединённые Штаты не обрадует. Превратить Иран в очередное звено дуги нестабильности станет гораздо сложнее, поскольку вмешательство во внутренние дела страны-члена ШОС вызовет коллективную реакцию остальных участников союза.

Сближение Тегерана с ШОС имеет и цивилизационный подтекст. В мусульманском мире идёт негласная конкуренция за лидерство между суннитской Турцией, позиционирующей себя как светское государство, суннитской, но ваххабитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном.

Интересы Анкары и Эр-Рияда в отношении Тегерана совпадают. Анкара и Эр-Рияд опираются в своей геополитической игре на Соединённые Штаты и поддержку террористических группировок. ШОС выступает единым фронтом против терроризма, и крен Ирана в сторону данной организации вполне оправдан.

С опорой на ШОС Иран сможет более настойчиво отстаивать своё видение вектора будущего развития мусульманского мира.  Это окончательно похоронит желание США превратить Ближний Восток в геополитическую лабораторию, где странам региона отведена роль подопытных образцов.

8-9 июля 2016 г. в Варшаве состоится саммит НАТО, где на повестке дня будет, в т.ч., украинский вопрос. Это не более чем ускоренная попытка Запада скорректировать у западных границ России, как одного из «тяжеловесов» ШОС, текущую конфликтную ситуацию и внести необходимые правки.

Насколько далеко готовы пойти страны Запада в своём желании застопорить процесс евразийской интеграции, покажет время. Особенно, если учесть сегодняшние проблемы объединённой Европы. Очевидно, что идеологически ШОС обыгрывает своих оппонентов, привыкших общаться с инакомыслящими государствами языком оружия.

1) http://afghanistan.ru/doc/99244.html

2) http://afghanistan.ru/doc/98669.html

3) http://www.rbc.ru/politics/23/06/2016/576bd5339a7947ba4100baec

4) https://lenta.ru/news/2016/06/24/brexitspain/

Ключевые слова: США Россия Сирия Индия Пакистан ШОС саммит ШОС

Версия для печати