Российско-иранский диалог в свете идей имама Хомейни

13:21 07.06.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Духовный лидер Ирана, имам Рухолла Мусави Хомейни. Фото: zoroastrian.ru.

В Институте философии РАН состоялась международная конференция «Межконфессиональное сосуществование в свете идей имама Хомейни». Это мероприятие было организовано Институтом философии РАН при участии Российского философского общества и Культурного представительства при Посольстве Исламской Республики Иран в России. В обсуждении опыта  и перспектив российско-иранского религиозного и культурного диалога приняли участие известные востоковеды, философы, а также представители духовенства обеих стран.

Директор Института философии РАН Андрей Смирнов напомнил, что  всего несколько дней назад в исламском мире была отмечена очередная годовщина со дня ухода духовного лидера Ирана аятоллы Рухоллы Мусави Хомейни. Отдать  дань  памяти этому человеку - стало своеобразной традицией для исламского мира. В эпохи колоссальных политических и социальных изменений проблема религиозной инаковости и ее решения в исламе должна была стать одной из основных для вождей Исламской революции. В этой связи  их особое внимание привлекло наследие суфизма[i] и одного из его основоположников Абу Хамида  аль-Газали. То, что ныне получило название политического ислама, по словам Хомейни, не исключает, а предполагает многообразный, пестрый ковер политических симпатий, а задача факиха (богослова-законоведа) заключается в примирении многочисленных течений и направлений в исламе. В этих условиях нормативное учение и мистицизм суфиев не противоречат друг другу, а, напротив, предполагают друг друга[ii]. 

Современный  ислам нередко позиционирует себя как религия терпимости. Учение Корана, согласно мнению таких богословов, не отрицает другие вероучения и признает за ними наличие ряда откровений, свидетельствующих о божественной истине. Разновидность веротерпимости в ее иранском изводе берет свое начало в учении суфийского мыслителя, «великого шейха» Ибн аль-Араби.  В условиях, когда мир стоит перед угрозой религиозных столкновений и войн, подобная формула может стать спасительным маяком в море актуальных проблем. Последние события, происходящие на наших глазах в Казахстане, - лишнее доказательство этому.

«В становлении межрелигиозного диалога важную роль сыграло наследие суфийских мыслителей прошлого – Абу Хамида аль-Газали и Ибн аль-Араби»

По словам Чрезвычайного и Полномочного Посла Ирана в России доктора Мехди Санаи, имам Хомейни – не только факих, но и философ, заложивший научный и религиозный фундамент в основание всей политической практики республики. Как утверждает дипломат, Исламская революция 1979 года имеет как серьезные отличия, так и сходства с предыдущими социальными выступлениями против колониализма и в защиту гражданских прав.  Их примерами могут служить  конституционное движение в Иране 1905-1911 годов, а также  имеющие  антитоталитарный оттенок события  1951 года, когда премьер-министр Мохаммед Мосаддык пошел на национализацию нефтяных месторождений страны. Участники этих движений внесли значительный вклад в становление независимости Ирана. Заслуга Хомейни в том, что он, выступая за возврат к идеям чистого ислама, сумел соединить это требование с современной практикой и создать прочную и ясную систему, открытую для взаимодействия со всеми политическими и религиозными силами.

Высоко оценив сотрудничество философов обеих стран, г-н Санаи заметил, что наличие общих гуманитарных центров мысли является залогом добрых отношений России и Ирана, преодоления всех потенциальных конфликтов и неясностей между ними. Развивая мысль о значительном интересе Хомейни к суфийской мудрости, посол Ирана напомнил, что аятолла проявил себя не только как философ, но и как автор ряда стихотворений, написанных в стиле классической персидской поэзии. Часть из них переведена на русский язык. 

Глава Культурного представительства при Посольстве Ирана в России Реза Малеки отметил, что в рамках такого известного научного  центра, как Институт философии РАН, сотрудничество ученых обеих стран может  дать синергетический эффект при формировании общего ответа на современные вызовы и угрозы. Особое беспокойство интеллектуалов и политиков России и Ирана вызывает Ближний Восток – регион, играющий особую роль в структуре международной безопасности. Насилие, к которому прибегают здесь сторонники международных экстремистских структур именем ислама, представляют собой огромную опасность для человечества. Необходимо помнить, что главная задача современного богослова, свидетельствующего об истине – защита достоинства человека, совершенствование человеческой души. Исламская Республика Иран выступает против преследований, которым подвергаются сторонники христианства на Ближнем Востоке. Все пророки пришли в этот мир для того, чтобы свидетельствовать об Откровении, обращаясь к человеческой душе. Христианство и ислам, согласно Р.Хомейни, должны жить в мире, братстве и взаимопонимании, иметь возможность исповедовать свои религиозные убеждения. Это позиции духовный лидер Ирана придерживался всегда, в том числе в годы своей вынужденной эмиграции в Париже. 

Секретарь Отдела внешних церковных связей по межрелигиозным отношениям  Московского Патриархата Дмитрий Сафонов  рассказал  о деятельности, созданной в 1995 году совместной российско-иранской комиссии,  в рамках диалога между Православием и Исламом. Как уточнил священник, в создании этого координационного органа важную роль сыграл председатель ОВЦС митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне Патриарх Московский и всея Руси) и аятолла Мухаммад Али Тасхири, который в 1997 году впервые посетил с официальным визитом Москву. С тех пор появилась традиция взаимных визитов делегаций России и Ирана в рамках межконфессионального диалога. По словам Д.Сафонова, традиционно российская делегация состоит из 8-10 человек, в число которых входят видные эксперты, например, профессор Московской Духовной Академии Алексей Осипов и старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Елена Дунаева. Одной из важнейших тем, обсуждаемых в рамках заседаний совместной комиссии, стало отношение к процессу глобализации с точки зрения Православия  и Ислама. Не меньшую актуальность имеет вопрос статуса женщины в современном обществе и с точки зрения традиционных религий.

У основ диалога «Ислам-Православие» в Иране, начавшегося 20 лет назад, стояли нынешний Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и аятолла Мухаммад Али Тасхири.

Заведующий кафедрой социологии коммуникативных систем Агамали Кулам оглы Мамедов считает, что современный мировоззренческий кризис, следствием которого стал рост насилия на Ближнем Востоке и религиозной нетерпимости,  представляет собой, прежде всего,  свидетельство упадка современной потребительской цивилизации, о котором в первой четверти ХХ века упоминал основоположник современной социологии Питирим Сорокин. Так же, как произвольно установленные границы в Европе привели к возникновению нового очага мировой войны, попытка перенести принципы либерализма на весь мир привели к распаду «Большого Ближнего Востока».  Попытка навязать восточным обществам демократию западноевропейского образца привела не к поступательному развитию региона, а к общей деградации институтов власти и СМИ, а также углублению противоречий между молодым поколением стран Востока и традиционалистской оппозицией осуществляемым политическим и экономическим реформам.

Российско-иранский диалог при определенных условиях может внести свой вклад в формирование более справедливого и гибкого миропорядка.

Эту тему развил в своем выступлении  вице-президент Российского философского общества Александр Чумаков. Он напомнил, что  предпосылки современного российско-иранского гуманитарного диалога берут свое начало еще в конце прошлого века. В 1989 году аятолла Р.Хомейни написал известное письмо генеральному секретарю ЦК КПСС М.Горбачеву. В нем, приветствуя изменения в СССР, в том числе в области религиозной политики, духовный лидер Ирана отмечал, что Советский Союз в процессе реформирования столкнулся не только с внутренними, но и с внешними вызовами. Главная опасность, перед которой оказалась Москва, заключается, по мнению имама, в том, что ее руководство пытается механически перенести на российскую почву опыт европейского капитализма.  Как считал имам, последствия подобного выбора могут стать катастрофическими для страны, а исправлять допущенные Горбачевым ошибки будут вынуждены уже другие политические силы. Как считает А.Чумаков, в своих предположениях Р.Хомейни оказался во многом прав. В то же время прагматизм, стремление к быстрому и легкому обогащению, а также к осуществлению проектов, дающих быструю экономическую отдачу, без учета их возможных последствий, свойственны не только России. Возникший мировоззренческий кризис невозможно разрешить без объединения усилий отечественных и зарубежных гуманитариев, специалистов в области естественных наук и бизнес-кругов. В ряде стран это уже понимают. Так, в Азербайджане, по инициативе президента страны Ильхама Алиева, с 2010 года проводится ежегодный Международный гуманитарный форум, который представляет  собой площадку для обмена  мнениями, теоретическими и практическими знаниями, а также выработки путей решения наиболее важных проблем глобального  мира на междисциплинарном уровне.  С 2011 году в Китае  с аналогичными целями собиралсяся Всемирный культурный форум озера Тайху. Важной задачей всех этих дискуссионных площадок стало стремление освободить культуру от ее подчиненного состояния, сделав ее важнейшим инструментом развития как общества в целом, так и отдельной личности. А.Чумаков выразил надежду на то, что российско-иранский диалог внесет свой вклад в развитие нового, более справедливого и гибкого миропорядка.



[i] Суфизм (от араб. суф – грубая шерстяная ткань, отсюда – власяница как символ аскета) – мистическое течение в исламе. Возникло еще в VIII-IX вв., окончательно оформилось в X-XII вв. Для суфизма характерно сочетание метафизики с аскетической практикой, учение о постепенном приближении чрез мистическую любовь к познанию божества (в интуитивных экстатических озарениях) и слиянию с ним. Оказал большое влияние на арабскую и особенно персидскую поэзию (произведения Санана, Аттара, Джалаледдина Руми).

[ii] Исламское руководство Ирана внесло значительный вклад в преодоление шито-суннитских противоречий. Речь об этом шла на выступлении заместителя директора Института прогнозирования и урегулирования политических конфликтов Александра Кузнецова, которое состоялось в Институте востоковедения РАН в феврале текущего года на конференции «Иран в регионе: проблемы и перспективы». С тезисами доклада  можно подробно ознакомиться на сайте журнала «Международная жизнь»: https://interaffairs.ru/news/show/14725

Ключевые слова: Ближний Восток христианство ислам российско-иранские отношения Рухолла Мусави Хомейни шиизм суфизм такфиризм Российское философское общество Институт философии РАН Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата

Версия для печати