Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров со специальным представителем Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистурой, Москва, 3 мая 2016 года

08:32 04.05.2016

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы поздравить всех присутствующих с Всемирным днем свободы печати, который в соответствии с решениямиООН отмечается 3 мая. Выражаю вам признательность за сотрудничество и хочу  поддержать всех журналистов, особенно, тех, кто в «горячих точках» продолжает собирать информацию с риском для жизни,  и выразить соболезнования родным и близким всех тех, кто погиб, исполняя служебный долг.

Сегодня мы провели переговоры со специальным представителем Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистурой, которые были очень полезными.

Мы очень ценим регулярный обмен мнениями с нашими коллегами из ООН, США, с которыми мы являемся сопредседателями Международной группы поддержки Сирии (МГПС). У нас общая позиция в том, что все параметры урегулирования, во всех его аспектах – политическом, военном, гуманитарном, содержатся в решениях МГПС, которые были одобрены резолюциями 2254 и2268 СБ ООН. Эти документы должны оставаться в основе всех наших усилий по урегулированию. Ключевой момент в том, что касается политического процесса – обеспечение того, чтобы сами сирийцы решали свою судьбу за переговорным столом, где должны присутствовать делегации Правительства и всего спектра оппозиции, а внешние игроки должны помогать создать необходимые условия для такого межсирийского диалога, а не навязывать собственные рецепты.

Мы проанализировали итоги очередного раунда межсирийских переговоров, который состоялся 13-27 апреля в Женеве. Высоко ценим усилия г-на С. де Мистуры и его команды по продвижению этого процесса, который идет непросто. Пока еще не удается создать условия для того, чтобы диалог стал носить прямой и подлинно инклюзивный характер. Тем не менее, мы видим, что наши коллеги из ООН движутся в правильном направлении, и будем активно им в этом помогать.

Обратили внимание, конечно, на неконструктивную, ультимативную, я бы даже сказал,  высокомерную позицию, которую занимают некоторые оппоненты режима, в частности,  т.н. «Высший комитет по переговорам» (ВКП). Хотелось бы, чтобы эти попытки были признаны всеми нами неприемлемыми, и чтобы покровители таких непримиримых оппозиционеров руководствовались бы не собственными амбициями,  в том числе, неоимперскими, а исключительно интересами выполнения резолюций СБ ООН.

Обсудили и уделили много внимания режиму прекращения боевых действий, объявленному по инициативе России и США почти два месяца назад и единогласно одобренному резолюцией 2268 СБ ООН. Наша общая оценка состоит в том, что, конечно же, уровень насилия значительно снизился. Мы удовлетворены тем, что к режиму прекращения боевых действий присоединяются все больше отрядов сирийской оппозиции, которые отвергают террористические методы. По уже опубликованным данным, усилиями российского Центра по примирению, который расположен в г.Хмеймим, более 90 населенных пунктов объявили о присоединении к режиму перемирия. Конечно, хватает еще отдельных группировок, которые хотели бы «расшатать» режим прекращения боевых действий, спровоцировать эскалацию – этого им позволить нельзя. На то, чтобы именно так развивались события (увеличивалось  количество участников режима прекращения боевых действий,  он расширялся  и консолидировался), на это и направлены наши усилия совместно с американскими партнерами.

Развивается сотрудничество по военной линии. Военные двух стран находятся, буквально, в режиме ежедневных контактов. Это взаимодействие, которое сейчас осуществляется путем видеоконференций, приобретает прямой характер с созданием в самые ближайшие дни в Женеве совместного российско-американского Центра оперативного реагирования на нарушения режима прекращения огня. Мы признательны ООН за то, что она помогает нам в Женеве решить логистические вопросы создания такого российско-американского Центра, где военные двух стран будут уже «лицом к лицу» обсуждать конкретное развитие ситуации «на земле». В тех случаях, когда режим прекращения боевых действий подвергается испытаниям, необходимо принимать соответствующие меры реагирования.

Как вам известно, благодаря усилиям военных двух стран, в эти дни  было объявлено прекращение огня в Латакии и в Восточной Гуте. Наша общая цель с американцами и ооновцами, чтобы продлить этот режим, в идеале - сделать его бессрочным. Сейчас завершается согласование между российскими и американскими военными об объявлении прекращения огня в г.Алеппо. Я надеюсь, что в самое ближайшее время, может быть, даже в ближайшие часы, такое решение будет объявлено.

Разумеется, принимая решение о том, где конкретно действует режим прекращение огня и боевых действий,  мы обязаны выполнять резолюцию 2254 СБ ООН, которая очень четко исключила из этого режима т.н. «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусру» и все группировки, которые связаны с ними и признаны в качестве террористических СБ ООН. Не всегда удается оперативно решать вопросы с расширением зоны, где действует режим прекращения боевых действий, потому что очень часто наши партнеры просят учесть, что на соответствующих территориях находятся отряды умеренной оппозиции, которые «перемешаны» с позициями «Джабхат ан-Нусры». На это у нас очень простой ответ. Давно, сразу после принятия соответствующей резолюции,  нам гарантировали, что умеренная оппозиция уйдет с тех территорий, которые занимает «Джабхат ан-Нусра» или ИГИЛ. Этого, к сожалению, до сих пор не сделано. Это является одной из главных тем, которую мы обсуждаем с нашими американскими коллегами и призываем их выполнить дававшиеся на этот счет обещания. Те, кто считает себя «умеренным», должен безоговорочно порвать с любыми террористическими группировками, прежде всего, с «Джабхат ан-Нусрой», которая чаще других пытается прикрываться щитом из не входящих в нее группировок. А, если эти группировки не уходят с позиций террористов, то вывод, по-моему, абсолютно очевиден.

Мы также подчеркнули необходимость перекрытия каналов подпитки террористов вооружениями, боевиками. В этой связи Россия считает все более актуальной задачу по перекрытию турецкой границы, через которую весьма активно идет такой транзит. В ближайшие дни должен выйти очередной доклад Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна во исполнение решений СБ ООН о пресечении любой подпитки террористов. Мы очень надеемся, что факты, которые в Секретариате ООН имеются о том, как  сирийско-турецкая граница используется для поддержки террористических группировок, найдут свое отражение в докладе Генерального секретаря ООН.

Россию, конечно, беспокоят (и не только нас одних) действия турецкой стороны по обстрелу сирийской территории, продолжающиеся требования создавать в Сирии некие «зоны безопасности», не говоря уже о все чаще раздающихся призывах готовить наземную операцию. Мы убеждены, что с такими призывами выступают те, кто не заинтересован в реальном политическом урегулировании и кто делает ставку на силовое решение. Это путь к катастрофическому развитию обстановки. Подобные призывы должны пресекаться. Тревожит также, что те, кто выступают с такими призывами, пытаются оправдать их тем, что якобы режим прекращения боевых действий не работает. Я объяснил, благодаря тем усилиям, которые предпринимаются российскими и американскими военными, прогресс налицо. Но, подчеркну еще раз, для того, чтобы этот режим работал и был всеохватывающим наши партнеры должны сделать все, чтобы убрать умеренных оппозиционеров, полагающихся на зарубежную поддержку,  с тех позиций, которые  занимают террористы.

Сегодня мы также подробно обсудили задачи, которые стоят перед нами в гуманитарной сфере, вопросы, связанные с расширением гуманитарного доступа в различные заблокированные районы Сирии. Здесь тоже есть продвижение вперед, но ясно, что требуется гораздо большее. Мы понимаем необходимость работать с оппозицией и Правительством САР, чтобы здесь мы видели больше позитивных перемен.

В целом, думаю, что сегодняшняя встреча позволила нам лучше понять, как подготовиться к дальнейшим шагам, включая следующий раунд переговоров и вопросы, которые рассматриваются МГПС. Мы признательны г-ну С. де Мистуре и его коллегам за их визит в Москву и за очень содержательную беседу. Будем продолжать тесно сотрудничать и координировать наши действия.

 

Из ответов на вопросы СМИ:

Вопрос: Москва и Вашингтон договорились о создании нового мониторингового центра в Женеве. Чем он будет отличаться от существующих в Хмеймиме и Аммане? Как будет способствовать урегулированию сирийского конфликта?

С.В.Лавров: Мы со С.де Мистурой уже упоминали о создании совместного центра оперативного реагирования на нарушения режима прекращения боевых действий, который сейчас учреждается в Женеве американскими и российскими военными. ООН предоставляет нам помещение и другие логистические составляющие, необходимые для этого Центра.

Что нового появится с созданием этого центра? Полагаю, будет гораздо более эффективный повседневный обмен информацией, оценками и выработка мер реагирования. В отличие от нынешних контактов, которые осуществляются дистанционно через видеоконференции между Хмеймимом и Амманом (руководители двух этих центров встречались лично лишь пару раз), теперь будет постоянно действующий совместный центр, где российские, американские военные и другие специалисты будут за одним столом показывать друг другу соответствующие карты, вносить конкретные предложения и думать, как пресекать сохраняющиеся нарушения режима прекращения боевых действий.

Это очень большой качественный шаг вперед к более интенсивной координации российской стороны с американской и в целом с возглавляемой США антитеррористической коалицией.

Вопрос (адресован С.де Мистуре): Среди отрядов сирийской вооруженной оппозиции есть множество группировок, занимающих различные позиции относительно процесса мирного урегулирования. Некоторые поддерживают режим прекращения огня, другие его отвергают. Как МГПС может гарантировать, что все стороны будут придерживаться условий перемирия, учитывая, что области, где действуют различные группировки, пересекаются?

С.В.Лавров (дополняет после С. де Мистуры): Абсолютно согласен с С.де Мистурой. Те, кто не согласен с этими правилами, являются законной целью, потому что так решил Совет Безопасности ООН.

Вопрос: По итогам сегодняшней встречи считаете ли Вы, что уже сложились условия для проведения новой встречи МГПС?

С.В.Лавров: Что касается дальнейшей работы МГПС, то мы не исключаем проведения в обозримом будущем новой встречи Группы, исходя, конечно, из того, что мы не будем изобретать новые схемы урегулирования. Все параметры «дорожной карты» уже согласованы и одобрены Советом Безопасности ООН. Это касается режима прекращения боевых действий, о чем мы сегодня уже подробно говорили, гуманитарного доступа на всей территории Сирии (чем сейчас активно занимается в Женеве Целевая группа по гуманитарному взаимодействию), касается это и политического процесса. Мы будем рассчитывать, что очередное заседание МГПС будет хорошо подготовлено и иметь некую «добавленную стоимость». Наверное, это можно сделать, если сконцентрироваться на поддержке усилий специального посланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры. Как я уже сказал, последний раунд переговоров был очень полезным и весьма конкретным. Можно подумать о той форме, в которой такая поддержка была бы оказана нашим коллегам из ООН. Естественно, мы будем интересоваться тем, в каком виде оптимально оказать такую поддержку. Но повторю, речь может идти только о выполнении уже принятых решений, о более детальных подходах к тем или иным вопросам в том, что касается политического процесса, но ни в коем случае не о переписывании того, что одобрено Советом Безопасности ООН, включая главный принцип: только сами сирийцы могут решать судьбу своей страны.

Вопрос: Уточните, пожалуйста, предусматривают ли эти меры реагирования применение мер военного характера? Кто их будет принимать - российская сторона, коалиция, возглавляемая США, или армия САР?

С.В.Лавров: Что касается того, кто будет принимать меры по пресечению нарушения режима боевых действий, то ответ содержится в резолюции 2268 Совета Безопасности ООН, одобрившей российско-американский план. Этот план воспроизведен в приложении к указанной резолюции и является открытым документом, я не буду его повторять.

Вопрос (адресован С. де Мистуре): Некоторые ключевые региональные игроки по-прежнему в качестве предварительного условия настаивают на уходе Президента Сирии Б.Асада. Как можно говорить о продвижении политического процесса и начале прямых переговоров между Правительством САР и оппозицией при наличии такой жесткой позиции, которая, как все мы полагаем, мешает переходу к политическому урегулированию?

С.В.Лавров (отвечает до С. Де Мистуры): Пользуясь случаем, прежде чем С. Де Мистура ответит на Ваш вопрос, хочу подчеркнуть позицию России, которую я сегодня уже обозначал. Все подписались под основополагающим принципом, что лишь сами сирийцы могут определять судьбу своей страны. Это необходимо уважать в полной мере. Мы призываем всех наших партнеров, прежде всего США как сопредседателей в МГПС, использовать свое влияние на членов возглавляемой ими коалиции для того, чтобы были полностью прекращены подобные ультиматумы, нацеленные на срыв переговорного процесса и, наверное, на попытку оправдать силовой сценарий. Это противоречит всем принимавшимся решениям, начиная с Женевского коммюнике от июня 2012 года, где сказано, что переходный процесс и политические реформы в Сирии должны базироваться на межсирийском диалоге между Правительством САР и всем спектром оппозиции и что они должны определяться на основе их взаимного согласия. Только такой путь будет устойчивым и не будет создавать новых рисков в этой важнейшей стране региона.

 

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров

Версия для печати