Сербия после выборов

12:54 27.04.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


После внеочередных выборов в Скупщину или парламент Сербии, которые прошли 24 апреля, в политической истории Сербии начинается новый этап, предвещающий жаркие баталии в парламенте по ключевым внешнеполитическим вопросам – и в том числе по вопросам взаимоотношений страны с Москвой и Брюсселем. Впервые за последнее десятилетие можно говорить о появлении в сербской Народной Скупщине реальной многопартийной оппозиции, выступающей за переориентацию политики страны на международной арене, более активное выстраивание отношений с Россией и даже за придание им стратегического характера с полноправным подключением Сербии к развиваемым российской стороной интеграционным механизмам на евразийском пространстве (в том числе ШОС и ОДКБ).

Предстоящие парламентские (и внепарламентские) дебаты обещают быть особенно жесткими, учитывая, что и победившая на нынешних выборах правящая коалиция во главе с Сербской прогрессивной партией не намерена отказываться от собственных приоритетов, заключающихся в форсированном вступлении страны в Европейский союз. Лидер партии действующий премьер Александар Вучич уже назвал достигнутую победу (более 48% голосов) «историческим успехом» и подтверждением избранного курса на вступление в Европейский союз. (newsru.com)

Однако сербская политическая сцена традиционно отличается сложностью взаимоотношений ключевых игроков и многочисленными «подводными течениями», а в ближайшее время эти ее особенности усилятся. И главными факторами, которые определят на ближайшие месяцы внутреннюю и особенно внешнюю политику Белграда – в том числе на российском направлении – являются следующие.

Первый фактор – президентский. В 2017 году в стране пройдут всенародные президентские выборы, и имеющаяся информация позволяет говорить о том, что приближение этой даты способно резко обострить противоречия как в правящей коалиции во главе с Сербской прогрессивной партией, так и между нею и занявшей второе место Социалистической партией Сербии (11% голосов). (b92.net) Вплоть до начала нынешнего года между двумя партиями существовали внешне союзнические отношения, однако досрочный роспуск парламента стал катализатором нарастающих противоречий, носящих в том числе межличностный характер. И Александар Вучич, и Ивица Дачич имеют амбиции, превосходящие их нынешние должности (премьер-министр и министр иностранных дел соответственно). При этом между обоими политиками, которых принято причислять к «проевропейскому» лагерю, существуют серьезные идеологические противоречия. Хотя оба они публично выступают за приоритет евроинтеграционного пути, Вучич является на нынешней политической сцене наиболее «проамериканским» политиком, имеющим контакты в различных кругах политического истеблишмента США, а Дачич более других представителей сербской правящей элиты склонен к развитию поступательных отношений с Россией – в том числе и в военно-политической сфере.

Согласно неофициальным данным, именно Дачич активнее других выступает за урегулирование разногласий вокруг функционирования Российско-сербского гуманитарного центра в городе Ниш и, в частности, за подписание с Россией соглашения об иммунитете и привилегиях для его персонала (притом, что аналогичное соглашение о привилегиях для военнослужащих НАТО на территории Сербии уже существует), в то время как Вучич блокирует данный шаг в интересах приоритетного сотрудничества Сербии с США и НАТО.

Сразу после подведения предварительных итогов нынешних парламентских выборов и Вучич, и Дачич сигнализировали о готовности вступить в переговоры о формировании правительственной коалиции в составе «прогрессистов» и социалистов. Однако вопрос о дележе портфелей и полномочий, а, главное, перспективы участия обоих политиков в президентских выборах 2017 года представляют собой две «мины замедленного действия», способные взорвать вышеуказанную коалицию даже в том случае, если она будет сформирована.

Второй фактор – необходимость для Сербии выполнять ранее взятые на себя политические и экономические обязательства. И здесь на первый план выходит подготовка визита в страну премьер-министра России Дмитрия Медведева, о котором шла речь на переговорах в Москве 10 марта президентов двух стран Владимира Путина и Томислава Николича. «Надеюсь, мы с Вами пойдем по современной, позитивной повестке. В этой связи хочу вспомнить о визите Премьер-министра Сербии в Россию осенью прошлого года и о планирующейся поездке Председателя Правительства Российской Федерации в Сербию, надеюсь, в ближайшее время» - подчеркнул тогда российский лидер. (kremlin.ru)

Согласно достигнутым договоренностям, данный визит может состояться после формирования в Сербии нового правительства – что, по словам Александара Вучича, следует ожидать не позднее 28 мая. При этом лидер Сербской прогрессивной партии подтвердил, что он «очень скуп на коалиционные предложения» и в очередной раз призвал не спешить говорить о воссоздании коалиции «прогрессистов» с Социалистической партией. (b92.net)

Со своей стороны лидер социалистов Ивица Дачич дал понять, что готов вести переговоры с Сербской прогрессивной партией, поскольку Соцпартия является «государствообразующей партией», однако ожидает официального приглашения на переговоры. (b92.net)

Третий фактор – укрепившаяся оппозиция. В новом составе Народной Скупщины можно ожидать появления сильного оппозиционного блока в составе представителей Сербской радикальной партии, занявшей третье место на нынешних выборах (8% голосов), а также Демократической партии Сербии и пророссийски ориентированного движения «Двери Сербские». При определенных обстоятельствах к ним могут примкнуть депутаты от впервые прошедшего в парламент движения Dosta je bilo («Довольно!») экс-министра экономики Саши Радуловича (6% голосов), критикующего правительство Вучича за авторитаризм, коррупцию и подавление экономических свобод.

А учитывая опять же приближение президентских выборов и существующие в сербском обществе настроения в пользу более активного развития отношений с Россией, можно ожидать дальнейшего усиления «русского фактора» в сербской политике и более тесной координации усилий парламентской оппозиции в Народной Скупщине и общественных объединений и движений, организующих массовые мероприятия под пророссийскими и антибрюссельскими лозунгами. Лидер сербских радикалов Воислав Шешель уже призвал избирателей готовиться к новым выборам – причем не только к президентским, но и к новым парламентским, необходимость в которых, по его мнению, может возникнуть в ближайшие два года. «Учитывая то, как обстоят дела, мы не будем испытывать недостатка в выборах» - заявил он после подведения итогов нынешнего голосования. (b92.net)

При этом следует учитывать, что против сторонников евроинтеграционного курса Сербии играет ситуация, сложившаяся в самом Европейском союзе в связи с миграционным кризисом, финансовыми проблемами и ростом националистических и изоляционистских настроений в самих странах-членах ЕС (что засвидетельствовал первый тур президентских выборов в Австрии, прошедший 24 апреля – в один день с сербскими парламентскими выборами). «Раз перспектива европейской интеграции еще весьма далека, Сербия стремится расширить число стратегических партнеров, будь то Россия, Китай или страны Персидского залива, чье присутствие на Балканах стабильно растет» - так весьма справедливо прокомментировала сложившуюся ситуацию швейцарская газета Le Temps. (letemps.ch)

Четвертый фактор – предстоящие на осенней сессии Генеральной Ассамблеи ООН выборы нового генерального секретаря этой организации. Согласно не закрепленному на уровне программных документов, но де-факто соблюдаемому принципу ротации, южнокорейца Пан Ги Муна на указанном посту должен сменить представитель Восточной Европы, и одним из ключевых кандидатов (наряду с главой ЮНЕСКО Ириной Боковой) выступает бывший министр иностранных дел Сербии Вук Еремич, занимавший в 2012-2013 годах пост председателя Генассамблеи ООН. Однако его кандидатура также способна породить в правящей коалиции серьезные разногласия.

С одной стороны, еще в 2003 году Еремич занимал должность уполномоченного по евроатлантическим отношениям в министерстве обороны тогдашнего Государственного сообщества Сербии и Черногории и потому хорошо известен в Вашингтоне и Брюсселе. С другой – он активно выступает против признания независимости Косово, в бытность министром иностранных дел поддерживал активные контакты с Россией и, кроме того, является выходцем из Демократической партии и соратником экс-президента Сербии Бориса Тадича – что создает нежелательные коллизии для «прогрессистов». Согласно неофициальным данным, Вучич, в отличие от министра иностранных дел и лидера социалистов Дачича, негативно относится к кандидатуре Еремича на пост генсека ООН в силу противоречий последнего с США, ЕС и НАТО по косовской проблеме и взаимоотношениям с Россией. При этом с точки зрения российских интересов именно кандидатура Еремича представляется наиболее оптимальной.

Ключевые слова: США Китай Россия ООН Персидский залив НАТО Сербия Косово Европейский союз

Версия для печати