Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Японии Ф.Кисидой по итогам переговоров, Токио, 15 апреля 2016 года

22:47 16.04.2016

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего, я бы хотел поблагодарить моего коллегу Министра иностранных дел Японии Ф.Кисиду за приглашение посетить эту прекрасную страну, за гостеприимство.

Хочу сразу, уже в этой аудитории, подтвердить то, что я сказал моему коллеге при встрече. Мы глубоко соболезнуем в связи с землетрясением на о.Кюсю, которое унесло человеческие жизни и сопровождалось значительными разрушениями. Мы всегда готовы приходить на помощь в таких ситуациях, если она нашим японским соседям потребуется.

Наши переговоры были конструктивными и обстоятельными. Я бы сказал, что они прошли в открытой и доверительной атмосфере. У нас общее мнение о необходимости укрепления сотрудничества между Россией и Японией, общее мнение о том, что это отвечает долгосрочным интересам наших государств. Мы с удовлетворением отметили, что в последнее время активизировался не только политический диалог на высшем и высоком уровнях, но и контакты по линии советов безопасности, в торгово-экономической сфере, парламентские и гуманитарные обмены.

В центре нашего внимания были, разумеется, и вопросы подготовки визита в Россию Премьер-министра Японии господина С.Абэ. Мы исходим из того, что контакты в рамках этого визита позволят придать дополнительный импульс продвижению всего комплекса наших отношений в соответствии с Совместным заявлением лидеров двух стран от 2013 года и последующими договоренностями между ними.

Особое внимание мы уделили вопросам сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционных сферах. В последнее время состоялось несколько очень важных мероприятий с участием профильных министров двух стран и представителей деловых кругов. Мы договорились продолжить эту работу в рамках Межправительственной комиссии и ее подкомиссий. Мы также договорились продолжить и даже активизировать подготовку целого ряда двухсторонних соглашений, в том числе в сферах регулирования инвестиционного режима, трудовых отношений, в сфере социального страхования.

Была затронута тема продолжения работы по всей проблематике мирного договора. Позиция Россия, которую мы подтвердили, хорошо известна. Эта позиция опирается на общемировое признание итогов Второй мировой войны, но диалог мы готовы вести в любом режиме. Это вчера подтвердил Президент России В.В.Путин в ходе «прямой линии». Состоялось несколько раундов консультаций между нашими заместителями в соответствии с поручениями Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ. Мы сегодня договорились, что следующий раунд состоится вскоре после визита г-на С.Абэ в Российскую Федерацию. Как подчеркнул вчера Президент России В.В.Путин, для того, чтобы найти обоюдоприемлемое решение, нужно наращивать сотрудничество во всех областях без исключения и полностью задействовать все созданные для этого двусторонние механизмы. Мы к этому готовы.

Конечно, все это предполагает и продвижение сотрудничества между Россией и Японией во внешнеполитической сфере. В этот период это особенно актуально, учитывая, что Япония является в ближайшие два года непостоянным членом Совета Безопасности ООН. У нас проводятся регулярные консультации между соответствующими подразделениями министерств иностранных дел, в ходе которых происходит очень полезный обмен мнениями. Хотелось бы, чтобы мы сделали следующий шаг  и от простого обмена мнениями переходили бы к согласованию подходов по тем или иным острым международным проблемам. Это касается, конечно, и сложной ситуации вокруг усилий по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. Мы едины в том, чтобы добиваться от Пхеньяна прекращения безответственных шагов, чтобы КНДР осознала иллюзорность попыток добиться признания мировым сообществом ядерного статуса этой страны. Одновременно Россия считает важным не пытаться использовать неприемлемую линию Пхеньяна как предлог для накачивания вооружений в Северо-Восточную Азию (СВА), развертывания здесь сегмента глобальной ПРО США. Мы убеждены, что решение проблем Корейского полуострова может быть исключительно политико-дипломатическим.

Мы договорились продолжить консультации между нашими министерствами по другой актуальной проблематике – я имею в виду ситуацию на Ближнем Востоке и Севере Африки в контексте пресечения попыток террористов захватывать все новые территории, пытаться устанавливать свои порядки в регионе и в контексте урегулирования множащихся кризисов в этом регионе  на основе национального диалога и согласия всех вовлеченных сторон, без вмешательства извне.

С учетом того интереса, который наши японские коллеги стали проявлять к украинскому кризису, мы, разумеется, и далее будем подробнейшим образом излагать наши оценки ситуации с невыполнением Минских договоренностей в силу неспособности Киева отвечать за свои слова.

В целом, повестка дня предстоящей встречи Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ выглядит весьма насыщенной как в плане двусторонней тематики, так и с точки зрения международных проблем.

В заключение я хочу пригласить моего коллегу посетить Россию с визитом в любое удобное для него время.

Вопрос (адресован обоим министрам): Вы говорили, что обсуждали на встречи вопросы, касающиеся предстоящего неофициального визита в Россию Премьер-министра С.Абэ. Известен ли уже конкретный график и программа визита, место проведения этой встречи?

С.В.Лавров: Подготовка встречи ведется с участием Министерства иностранных дел, но окончательные договоренности по организационным и протокольным аспектам, включая сроки, объявляются по линии Администрации Президента Российской Федерации в координации с Аппаратом Премьер-министра Японии, так что надо немножко подождать.

Вопрос (адресован обоим министрам): Позиция Японии заключается в следующем: в мирный договор между Японией и Россией обязательно должно быть включено решение территориальных вопросов.  Считает ли Россия, что решение территориального вопроса и мирный договор не должны быть связаны друг с другом? Вы говорили, что сегодняшняя встреча была устремлена в будущее. Учитывая позицию каждой из сторон, какая дискуссия проводилась по этому вопросу? Не могли бы Вы рассказать об этом и о Вашей личной оценке этой встречи? Можно ли ожидать, что на встрече глав двух стран стороны пойдут навстречу друг другу?

С.В.Лавров: Мы сегодня не вдавались в существо переговоров. Для этого создан механизм на уровне наших заместителей. Как мы и объявили, очередной раунд таких консультаций состоится вскоре после визита Премьер-министра Японии С.Абэ в Россию. Как я сказал, Россия при этом руководствуется своей известной позицией, опирающейся на международное право, включая Устав ООН, в котором закреплены итоги Второй мировой войны, а  также на все имеющиеся договоренности между нашей страной и Японией, прежде всего, на последние договоренности, которые были достигнуты Президентом России В.В.Путиным с его японскими коллегами, и на единственный ратифицированный нашими странами документ – на Декларацию 1956 года. В ней зафиксированы конкретные меры, касающиеся последовательности шагов, проработки дальнейших действий. Из этого мы будем исходить.

Как я уже сказал, для того, чтобы двигаться вперед (а мы этого хотим), необходимо коренным образом улучшить атмосферу в наших отношениях, включая снятие искусственных барьеров для всестороннего развития сотрудничества во всех областях без каких-либо изъятий, включая более тесное взаимодействие на международной арене.

Вопрос: Россия и Китай внесли в Совет Безопасности ООН проект резолюции, направленной на противодействие и предотвращение химических атак со стороны террористов в Сирии и соседних странах. Постоянный представитель России в ООН В.И.Чуркин поднял вопрос необходимости размещения независимых наблюдателей на границе с Турцией для мониторинга отслеживания снабжения террористов. Будет ли данный пункт включен в резолюцию? Нет ли опасений, что данный документ натолкнется на противодействие со стороны остальных членов Совета Безопасности ООН?

С.В.Лавров: Два-три года назад, когда появились сообщения о том, что в Сирии применяется химическое оружие, Организация по запрещению химического оружия, расположенная в Гааге, образовала Миссию  ОЗХО по установлению фактов. Миссия имела мандат выявлять, действительно ли факты применения химических отравляющих веществ имели место, но у нее не было полномочий выяснять, кто это мог сделать. В тот период наши западные партнеры были склонны все «сваливать» на режим Б.Асада. Тем не менее, никто не смог привести убедительных доказательств. Впоследствии, в прошлом году накопилось  множество фактов, которые позволяли предположить с достаточной долей уверенности, что террористы не только имеют доступ к химическим веществам, но и налаживают их производство. Уходить от решения вопроса о том, как расследовать случаи подобного рода, стало невозможно. Тогда Совет Безопасности ООН в сотрудничестве с ОЗХО своей резолюцией создали Совместную миссию  по расследованию. В медийную сферу продолжают просачиваться факты о том, что боевиками в Сирии и в Ираке налажено и активно расширяется производство химических отравляющих веществ.  Новая резолюция, предложенная к обсуждению Россией и Китаем, нацелена на то, чтобы этот механизм расследования имел более эффективный характер.

Предложенная нами  резолюция непосредственно не касается вопроса о «дырявости» турецкой границы, через которую по данным всех, у кого есть возможности за этим наблюдать, идут боевики и оружие в одну сторону, а в обратную – уменьшившийся после работы российских ВКС, но все-таки сохраняющийся поток различной контрабанды. Мы регулярно ставим этот вопрос перед всеми нашими партнерами, которые заинтересованы в урегулировании сирийского кризиса, в том числе перед американцами, поскольку Турция – член американской антитеррористической коалиции. Представители США заверяют нас, что они тоже озабочены проблемой этой границы и что они работают с Анкарой, чтобы эту проблему решить. Но поскольку сама Турция отрицает само наличие проблемы, то мы предлагаем (пока еще не в формальном виде) проект резолюции или другого решения, чтобы Турция пригласила независимых международных наблюдателей на свою территорию вести наблюдение, как на самом деле выглядит эта граница. Иного пути нет, потому что на сирийской стороне этой части границы между двумя странами «хозяйничает» ИГИЛ. Понятно, что разместить таких международных наблюдателей можно только по приглашению руководства Турции. Мы «заостряем» данный вопрос, в том числе в ООН, в надежде, что западные союзники «надавят» на Анкару и добьются от нее конкретного ответа.

С.В.Лавров (добавляет после Ф.Кисиды): Я бы хотел воспользоваться этим случаем и поблагодарить наших японских коллег за поддержку другого решения (уже не Совета Безопасности ООН, а Исполнительного совета ЮНЕСКО), которое было принято пару дней назад по инициативе российской стороны, и которое посвящено необходимости спасения Пальмиры и других объектов культурного наследия в Сирии. Это решение было принято консенсусом, в нем приветствуется освобождение Пальмиры от террористов. Как только позволит ситуация в сфере безопасности, предусматривается направить в Пальмиру и ее окрестности миссию экспертов ЮНЕСКО для оценки нанесенного ущерба, а также тех работ, которые предстоит осуществить, чтобы восстановить этот бесценный памятник. Кроме того предусматривается создание международного фонда для поддержки соответствующих усилий. Россия будет участвовать в финансировании этого фонда. Учитывая репутацию Японии, как активного донора международного сотрудничества, мы надеемся, что и эта страна также внесет свой вклад.

 

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров

Версия для печати