Прямая линия с Президентом: российские реалии и мировые дела

21:12 15.04.2016 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото пресс-службы Президента России

14 апреля в Москве Президент России Владимир Путин провел ставшую традиционной встречу со страной – она была организована в 14-й раз и получила уже устоявшееся название «Прямая линия с Владимиром Путиным».[1]

За время телеэфира глава государства ответил на 80 вопросов российских граждан из разных регионов страны, а также гостей телевизионной студии. А всего ему поступило более 3 миллионов вопросов. Продолжительность программы составила 3 часа 40 минут.

Международная часть этой встрече заняла примерно треть всего времени – людей сегодня, прежде всего, волнуют вопросы их собственной жизни. Однако, и зарубежные дела, пусть и не столь остро, как бывало, вызывают интерес, особо, когда они напрямую связаны с российскими реалиями.

Вот, например, как оценили содержание встречи некоторые иностранные издания. Мы будем возвращаться к их цитатам по ходу всего рассказа.

«Dagens Nyheter» (Швеция): «В течение своей ежегодной пресс-конференции в прямом эфире Владимир Путин избегал агрессивных выпадов против Запада». «Горячие внешнеполитические темы, такие как Сирия и Украина, не совсем отсутствовали. Но Путин избрал относительно миролюбивый тон в отношении своих западных «партнеров».[2]

Портал «Interia.pl» (Польша) выделяет четыре важные темы, затронутые в ходе общения Владимира Путина с россиянами: отношения с Турцией, ситуация в Сирии, санкции в отношении России и «имперские амбиции США». Российский президент подчеркнул, что Москва продолжает считать Анкару своим другом, несмотря на неадекватные действия некоторых ее политиков; заверил, что российским вооруженным силам удалось разбить основные силы «Исламского государства» в Сирии, а также высказал сомнения в том, что в ближайшее время Запад решится на отмену антироссийских санкций.[3]

«The Telegraph» (Британия): «Говоря о международных делах, г-н Путин занял почти примирительную позицию. Обычную для себя критику в адрес Запада, он перемежал призывами к мирному урегулированию конфликтов в Сирии и на Украине», пишет корреспондент издания Роланд Олифант (Roland Oliphant).[4]

Так, давайте посмотрим, что из событий мировой политики и экономики попало в центр внимания этой встречи, и как Владимир Путин говорил о них. Оценим также (уже начали), что выделила иностранная пресса – ведь, некоторые высказывания Президента России уже обошли чуть ли не все СМИ мира.[5]

 

Наверно, неслучайно первый вопрос на международную тематику касался ситуации в Сирии: «Операция наших ВКС серьёзно подорвала потенциал ИГИЛ, но большая часть наших ВКС ушла из Сирии – часть осталась, но большая часть ушла. Хочу спросить, не отрастёт ли у этой игиловской гидры новая голова?»

Владимир Путин ответил так: «Такая опасность всегда существует, если не уделять должного внимания борьбе с терроризмом. Мы видим, что от этой опасности, от этой заразы страдают многие страны мира: и Ближний Восток, и Азия, и Соединённые Штаты, и европейские страны. Про Россию не говорю, мы знаем, что это такое, несли большие потери в борьбе с терроризмом, и угроза эта сохраняется.

Но дело ведь не в том, что мы ушли и всё бросили. Обращаю ваше внимание на что? На то, что мы значительную часть нашей группировки вывели, но после вывода основной части нашей группировки мы оставили сирийскую армию в таком состоянии, что она при поддержке оставшейся части группировки в состоянии проводить серьёзные наступательные операции, и уже после вывода части наших войск заняла Пальмиру, заняла ряд других важных в стратегическом отношении населённых пунктов.

Количество населённых пунктов, присоединившихся к перемирию, увеличилось за это время. И мы очень рассчитываем, что неприменение вооружённой силы с обеих сторон при поддержке кого бы то ни было, в том числе, при нашей поддержке, приведёт к умиротворению.

А политический процесс – нужно договориться, всем сесть за стол переговоров, принять Конституцию, на основе этой Конституции провести досрочные выборы и, таким образом, выйти из кризиса».

«Le Parisien» (Франция): Сирия: «Наша надежда состоит в том, чтобы мир был достигнут путем политического процесса, а не военных действий»,- сказал президент, признавая при этом необходимость следить внимательно за ситуацией. «Все стороны должны сесть за стол переговоров, принять новую Конституцию и провести выборы».[6]

И далее – Владимир Путин обратил внимание на положении вокруг города Алеппо, где продолжаются интенсивные бои: «Проблема в том, что вокруг Алеппо очень сложная ситуация. Это стратегически важный регион Сирии. Почему? Потому что это – второй по величине город и, может быть, даже промышленная столица страны. Там и так называемая вооружённая оппозиция присутствует, рядом с ней «Джабхат ан-Нусра», это международно-признанная террористическая организация.

Разделить их очень сложно. Ведут они себя по-разному и в настоящее время предпринимают попытки улучшить своё положение.

Сирийской армии не нужно улучшать этого положения, потому что она перед объявлением о перемирии сделала то, что хотела, мы им помогли, им не нужно ничего улучшать. А вот оппозиция пытается вернуть то, что она утратила.

Кстати говоря, воюет там, в основном, не сирийская армия, а курдские формирования и некоторые другие вооружённые группировки – и между собой, и против курдов. Но мы внимательно за этим смотрим и, конечно, сделаем всё, чтобы ситуация не ухудшилась».

Оценка участия курдов – это чрезвычайно болезненная тема для руководства Турции, поэтому неслучайно, наверно, вслед за этим была поднята тема российско-турецких отношений. Вопрос задавал Андрей Быстрицкий, руководитель дискуссионного клуба «Валдай»: «Буквально в сентябре прошлого года Реджеп Эрдоган считался Вашим другом, а Турция чуть ли не стратегическим партнёром. Вы вместе открывали новое здание Соборной мечети в Москве. И что теперь получается, что дружбе конец – вражда? И вообще, Украина, Молдавия, Грузия, упомянутая Турция, ещё другие страны, такое впечатление, что мы окажемся во враждебном кольце. Может ли в таких условиях эффективно и успешно развиваться Россия?»

Ответ Президента последовал такой: «Мы не оказываемся и не окажемся во враждебном кольце. Это абсолютно исключено. У нас очень добрые отношения с подавляющим большинством стран мира. Я уже не говорю про такие эффективно работающие организации, как ШОС – Шанхайская организация сотрудничества, которая расширяется за счёт великих держав, наши интеграционные объединения, Евразийский экономический союз, это БРИКС и так далее.

У нас с соседями в целом очень добрые отношения. Ту же Турцию мы считаем нашим другом, а турецкий народ – дружественным нам народом, с которым мы, безусловно, будем выстраивать самые добрые и добрососедские отношения.

У нас есть проблемы с некоторыми политическими деятелями, поведение которых мы считаем неадекватным и соответствующим образом на это реагируем. Но мы работаем, как Вы видите, спокойно, без всяких рывков…

А реагировать обязательно надо, иначе на шею сядут и погонять будут, такое уже в нашей истории было, в новейшей истории. Допустить возврата к этому невозможно, и мы этого не будем делать. Но при учёте наших интересов мы, конечно же, будем развивать отношения со всеми нашими партнёрами, в том числе, и с нашими соседями».

 

А дальше произошел эпизод, который стал, возможно, самым цитируемым в мире в этот день. Ведущая Валерия Кораблёва: «Владимир Владимирович, ещё граждане интересуются. В прошлом году Вы сказали, что спасли бы тонущего Обаму. Если бы сейчас тонули Порошенко и Эрдоган, кого бы Вы спасли первым? Варя Кузнецова, 12 лет».

Ответил ребенку Владимир Путин теми словами, что моментально разлетелись по страницам мировых СМИ: «Варя, ты ставишь меня в трудное положение. Даже не знаю, что сказать. Пожалуй, так: если кто-то решил утонуть, спасти его уже невозможно. Но мы, конечно, готовы протянуть руку помощи и руку дружбы любому нашему партнёру, если он сам этого хочет».

«O Globo» (Бразилия): Во время телевизионного марафона с участием российского президента Владимира Путина был по крайней мере один момент, мгновенно распространившийся в социальных сетях: на вопрос о том, кого бы Путин спас первым, если бы тонули президент Турции Эдроган и президент Украины Порошенко, российский лидер выпалил: «Если кто-то решил утонуть, спасти его уже невозможно».[7]

«Der Spiegel» (Германия): «В четверг Путин указал на успешную борьбу с террористами ИГИЛ. Двенадцатилетняя девочка спросила президента, кого бы он спас, если бы тонули Порошенко и Эрдоган? Путин ответил: « Даже не знаю, что сказать: если кто-то решил утонуть, то его уже не спасешь. Но, конечно, Россия готова протянуть руку помощи любому, кто этого захочет».[8]

И масса других цитат…

Турецкую тему продолжил вопрос ведущего Евгения Рожкова о возможном отдыхе на тех берегах, что недавно были заполнены туристами из России: «Вот, как Вы считаете, когда? Когда будут открыты авиасообщение с Египтом и чартеры в Турцию? Когда это случится?»

В. Путин начал ответ на этот вопрос, что показательно, с Крыма: «Прежде всего, всё-таки про Крым хочу сказать. Я с удовольствием посмотрел, как идёт строительство моста. Должен сказать, сказать честно, обычно на объекты такого рода много желающих – здесь мы, честно скажу, с трудом нашли компанию, которая согласилась реализовывать этот проект и в силу ограниченности в финансах, и в силу различных других ограничений, которые могут быть возложены на людей, которые занимаются этой работой… Надеюсь, что всё будет сделано качественно и в срок.

Что касается поездок в Турцию и Египет. Это же не от нас зависело. Там причины ограничений разные, но результат – один. Почему разные? В Египте действующие власти борются с радикалами, но это далеко не всегда удаётся сделать. И мы видим, что там происходит, на Синае чуть ли не каждый день боестолкновения идут. Прежнее руководство, отстранённое нынешним Президентом, и его сторонники действуют весьма активно.

В этих условиях просто мы не имеем права не сказать людям, что ездить в эту страну опасно. В чём может быть решение? Вместе с египетскими властями мы должны найти такой способ досмотра пассажиров, багажа, бортового питания, обслуживания самолётов, который сделает пребывание, приезд и отъезд, прилёт и отлёт наших граждан безопасными. Пока такого алгоритма в работе с египетскими коллегами не найдено, хотя наши специальные службы и правоохранительные органы работают с египетскими друзьями над этим вопросом. Первое.

Второе, что касается Турции. Здесь мы видим похожую картину, правда, на наш взгляд, сегодняшнее руководство Турции не столько борется с радикалами, сколько сотрудничает с ними. Но внутренние проблемы этой страны тоже заставляют задуматься о вопросах безопасности – там же на юге фактически идёт гражданская война.

Мы стараемся её не замечать, международное сообщество это, как бы, не замечает, но это – факт, причём с применением крупной техники, тяжёлого вооружения, танков, артиллерии и так далее. И теракты в Турции чуть ли не каждую неделю.

Но где гарантия, что ничего не может произойти с нашими отдыхающими? Тем более что мы знаем: в некоторых странах региона, скажем, в Тунисе, прямо на пляже расстреляли отдыхающих.

Я более чем уверен в том, что руководство Турции, кстати сказать, будет стремиться к тому, чтобы обеспечить безопасность туристов, в том числе, и наших, поскольку это значительная статья дохода в турецкий бюджет, почти пять миллионов отдыхающих туристов из России было в прошлом году.

Они, конечно, будут стараться, в этом у меня сомнений нет. Но смогут ли они это сделать – это большой вопрос. И поэтому мы, так же как и в случае с Египтом, не имеем права не сказать гражданам, что сейчас отдых в Турции опасен».

И опять, посмотрите, тема вроде бы международная – про Египет и про Турцию, а содержание её – внутреннее: про российских туристов. Тесно сейчас много в мире переплетается…

«7 sur 7» (Бельгия): «В настоящее время турецкая власть больше сотрудничает с радикалами, чем борется с ними»,- сказал президент РФ в телеэфире, отвечая на вопросы. «На юге страны, идет гражданская война. Международное сообщество старается этого не видеть, но это факт. Используется тяжелое оружие, танки, артиллерия», сказал президент и подчеркнул, что не советует русским гражданам ехать в Турцию или Египет по причине безопасности.[9]

«Türkiye» (Турция): «Сигнал к нормализации отношений с Турцией от Путина». Российский лидер, сделав несколько заявлений о Турции, в частности, сообщил, что рейсы в Турцию возобновятся, и российские туристы продолжат ездить в Турцию».[10]

Трудно сказать, где это турецкий корреспондент расслышал такое? Видимо, очень хотелось «по шерстке»…

 

Зашел разговор про «допинг», а де-факто, про давление на российский спорт со стороны недружелюбных к нам международных сил. Несколько последних недель эта тема не сходит со страниц газет и экранов ТВ – и у нас, и за рубежом. Поэтому не обошли её стороной и авторы вопросов Президенту.

Вопрос: «Ян Березин, Москва, «Клуб лидеров»… Этот вопиющий скандал с «Мельдонием», честно говоря, откровенно бесит, это история, которая у нас идёт уже несколько месяцев. До сих пор непонятно, уже спортсменов собираются лишать их статуса, вплоть до того, что карьеры их, по сути, могут быть закончены. Что тогда может произойти со спортивным руководством нашей страны? Что следует – может быть, какие-то наказания?..»

Владимир Путин: «Что можно сказать про этот «Мельдоний» – уже так много сказано. Этот препарат никогда не относился к разряду допинга, он не влияет, это совершенно точно, не влияет на результаты, он просто поддерживает сердечную мышцу в хорошем состоянии при очень сильных нагрузках. Но почему-то решили его вдруг включить.

В основном, «Мельдоний» изобретён был, мы сейчас знаем об этом, я сам об этом не знал, ещё в Советском Союзе, в Латвии. Изобретатель его, он не считал никогда этот препарат допингом: он применяется в медицине широко, кстати говоря.

Что самое важное, когда его включили, то не было достоверных данных о том, как быстро этот препарат выводится из организма. Сейчас, по-моему, WADA (Всемирное антидопинговое агентство – С.Ф.) внесла корректировки буквально вчера-позавчера, где-то на днях, в свои решения. Я не думаю, что это решение, кстати, которое состоялось раньше, что оно какой-то политический подтекст имеет, хотя «Мельдоний» применялся исключительно спортсменами Восточной Европы, странами бывшего Советского Союза и Восточной Европы вообще. Потому что здесь он был найден, произведён, и производится, и никогда не считался допингом.

Я не думаю, что здесь какой-то есть политический подтекст, о чём говорит и то, что WADA скорректировала свою позицию. Насколько мне известно, наши коллеги из этой международной организации по антидопингу сейчас рассматривают возможность проведения клинических испытаний по поводу того, как быстро выводится из организма человека этот препарат. И первое исследование показывает, что у разных людей по-разному это происходит.

И в зависимости от этого могут быть сделаны какие-то выводы практического плана, в том числе, касающиеся конкретных спортсменов.

Исхожу из того, что все эти решения будут объективными, но это не значит, что нам нужно почивать на лаврах и как-то хихикать по этому поводу, нет. Нам нужно улучшить свою работу с международными организациями, вовремя реагировать на их требования – и своевременно реагировать.

И конечно, нужно обеспечить внимание к здоровью наших спортсменов и к тому, чтобы спортивная борьба была честной и чтобы болельщики получали удовольствие именно от этой честной борьбы. Но и, разумеется, уже точно совершенно, ни в коем случае не должны пострадать такие спортсмены, а у нас большинство таких спортсменов, которые к допинговому скандалу вообще не имеют никакого отношения…

Я понимаю, что наши спортсмены, которых мы очень любим и надеемся на их результаты, без преувеличения могу сказать, любители спорта знают каждого поимённо, – конечно, они в трудной ситуации находятся, но нужно быть готовыми ко всему, мне кажется, если Вы спрашиваете моё мнение.

Тем более что сейчас, мы сейчас знаем, я только что сказал, и WADA пересматривает некоторые свои подходы к использованию препарата, о котором мы все знаем, и изучает клинические свойства не только препарата, но и его выведения из организма. Посмотрим.

И, конечно же, мы будем бороться за то, чтобы решения были справедливыми. Министерство спорта Российской Федерации, наши спортивные организации сотрудничают с хорошими адвокатами международного уровня в этом плане и изучают все аспекты этой проблемы».

«20 minutes» (Франция): По словам Владимира Путина, «Мельдоний» просто поддерживает мышцы сердца в хорошей форме при постоянных нагрузках. Президент России также сказал, что он не видит в запрете «Мельдония» политического подтекста, добавив, что ВАДА изменила свою позицию в отношении этого препарата, изготовленного в Латвии.[11]

 

Затем подняли тему скандала вокруг «панамского оффшора». И опять – ситуация международная, а эхо звучит в России. Вопрос: «Почему Вы не реагируете на клевету со стороны западных СМИ? Может быть, Вам нанять хороших адвокатов и засудить средства массовой информации за то, что они публикуют недостоверную информацию об оффшорах?»

Владимир Путин: «Я думал, что эта тема уже закрыта, но если Вас интересует, могу сказать. Во-первых, как это ни странно покажется, они не публикуют недостоверной информации об оффшорах. Информация достоверная. Такое впечатление, что её готовили даже не журналисты, а скорее всего юристы – и по стилю изложения, и по фактам. Ведь они конкретно никого ни в чём не обвиняют, в этом-то всё и дело, – они просто наводят тень на плетень. Кто-то там из числа моих друзей занимается каким-то бизнесом. Вопрос: не попадают ли деньги из этих оффшоров каким-то чиновникам, в том числе, и к Президенту?

Но и в голову не могло прийти, что тот же Сергей Павлович Ролдугин, о котором идёт речь, что он мог додуматься до того, чтобы все заработанные там деньги направить на приобретение музыкальных инструментов. У нас ещё в России можно представить себе взятку в виде борзых щенков, но скрипками и виолончелями – я что-то о таком не слышал. Тем более что эти деятели, они попали пальцем в небо, а может и в какое-то другое место, неожиданно для себя…

И мы не должны ждать от них какого-то раскаяния, они всё равно будут этим заниматься, и, чем ближе к выборам, тем больше будет таких вбросов. Но они должны понять, что дело не в конкретных людях, не в физических лицах, какую бы должность они в России ни занимали, – дело в стране, которой нельзя манипулировать, нельзя заставить её действовать и плясать так, как кому-то хочется, плясать под дудку.

А если с нами будут разговаривать уважительно, если будут искать компромиссы, так, как мы это делаем, то тогда мы всегда найдём такое решение, которое устроит всех: и нас, и наших партнёров. Нужно просто работать с Россией как с равным партнёром – в этом и есть правильный вывод из того, что сейчас происходит».

Обратим внимание на эти слова Президента: «…чем ближе к выборам, тем больше будет таких вбросов. Но они должны понять, что дело не в конкретных людях, не в физических лицах, какую бы должность они в России ни занимали, – дело в стране, которой нельзя манипулировать, нельзя заставить её действовать и плясать так, как кому-то хочется, плясать под дудку».

Вот так «панамский скандал» получил ответ Путина: Россия – страна, «которой нельзя манипулировать»!

«The Guardian» (Британия): Как пишет московский корреспондент Шон Уокер (Shaun Walker), Владимир Путин признал, что опубликованные Guardian данные из «Панамских документов», которые затрагивают его старого друга, соответствуют действительности. При этом российский президент добавил, что документы не указывают на какую-либо незаконную деятельность… В ходе своей ежегодной «прямой линии», Путин обсудил «Панамские документы» с рассерженным россиянином, спросившим, почему президент не подает в суд на западные газеты за клевету…[12]

«Le Point» (Франция): Президент России Владимир Путин признал в четверг, что информация из «Панамских документах», касающаяся его близких, была верна, но не выявила ничего противозаконного, и при этом обвинил Соединенные Штаты в том, что они стоят за этими провокациями. По мнению Путина, создается впечатление, что данная информация исходит не столько от журналистов, сколько от юристов. По его словам, журналистское расследование, раскрыв схему уклонения от уплаты налогов с участием политических руководителей и деловых кругов во всем мире, имело целью скомпрометировать деятельность «друзей» президента.[13]

Конечно, многие наблюдают за ходом предвыборной президентской кампании в Соединенных Штатах Америки, и было бы странно, если бы вопрос на эту тему не прозвучал. Но опять же был он связан с российскими интересами: «Уважаемый Президент, кто для России хуже, Клинтон или Трамп?»

В ответе Владимир Путин «перебросил мостик» от недавно сказанного: «Вы знаете, нам нужно искать тех, кто лучше. И я могу сказать только то, чем я закончил ответ на предыдущий вопрос, а именно: у нас были в нашей истории двусторонних отношений моменты, когда мы очень тесно взаимодействовали и добивались очень хороших результатов на национальном и на международном уровне. И сегодня есть примеры подобного сотрудничества. Оно касается и вопросов нераспространения оружия массового уничтожения, борьбы с терроризмом, решения, скажем, иранской ядерной проблемы, химического оружия в Сирии, борьбы с террором в целом. Есть и другие примеры положительного взаимодействия…

Понимаете, дело даже не в конкретных людях там. Но если они будут исходить из ложной посылки своей исключительности, то это будет означать, что они будут претендовать всегда на особое положение и на особые права. Это гносеологическая, как говорят некоторые специалисты, ошибка.

Нужно посмотреть в корень проблемы и действовать не с позиции силы и диктата, не с позиции имперских амбиций, а действовать уважительно со всеми своими партнёрами, и конечно, с Россией. Без этого невозможно выстроить современные демократические международные отношения».

Так что пожелания будущему президенту США от Президента России сформулированы вполне откровенно: «Нужно… действовать не с позиции силы и диктата, не с позиции имперских амбиций, а действовать уважительно со всеми своими партнёрами, и конечно, с Россией». Ключевое слово – «уважительно».

Переделать их – дело невозможное. Но, то же самое касается и нас. Так что, надо уважительно договариваться. Чего проще?

Портал «USA Today» (США) заметил, что Владимир Путин раскритиковал в своем телешоу «имперские амбиции» Америки...[14]

 

И опять – российские заботы на фоне международных событий. Санкции. Импортозамещение. Причем, прозвучали здесь слова, которые заставили вздрогнуть наших «партнеров»: России выгодны эти санкции!

На экране работники молочного комбината «Молвест» из Воронежской области – крупнейшей фермы по выращиванию крупного рогатого скота. Беспокойство их, с одной стороны, понятное. А, вот, с другой стороны, можно сказать, – совершенно неожиданное для зарубежных ушей, ещё года полтора назад слышавших, что «российская экономика разорвана санкциями в клочья».

«Меня зовут Зыков Дмитрий, я фермер, занимаюсь животноводством. Наше беспокойство сегодня вызывает отмена санкций. Если санкции уберут, то наша продукция будет на рынке просто не востребована. У нас существуют также обязательства перед банками – кредиты, которые мы брали. Если пойдёт дешёвая продукция иностранная, то мы не сможем, к сожалению, вернуть эти кредиты. И получается тогда, что нам хана».

Вот так санкции… животворящие!

Владимир Путин, услышав это и увидев на экране мощность «Молвеста», стал озабочен: «Вы ситуацию обрисовали и сказали то, что Вас волнует. Вы знаете, я не думаю, что в ближайшее время наши партнёры пойдут на отмену рестрикций и ограничений в отношении нашей страны.

И даже, несмотря на то, что минские соглашения выполняются по юго-востоку Украины из рук вон плохо и не по нашей вине, а по вине, я уверен, все это уже понимают, киевских властей, но всё равно им как бы невозможно признать, что они не туда забрались, в тупик зашли. Поэтому что-нибудь будут придумывать и эти рестрикции держать, значит, и мы будем держать соответствующие ограничения по доступу их товаров продовольственной группы на наш рынок.

Если они всё-таки додумаются до того, что в их собственных интересах предпринять шаги по отмене этих ограничений, тогда, конечно, они поставят нас в трудное положение, потому что в соответствии с правилами ВТО мы будем незащищёнными, если будем сохранять наши антисанкции, контрсанкции.

Будем внимательно следить за этим процессом. Здесь много всяких вариантов существует поддержки агропромышленного сектора. Мы видим, я уже об этом сказал, что сельхозпроизводители, крестьяне (крестьяне – в широком смысле этого слова) набирают обороты и по молоку, и по мясу, и по фруктам и овощам, по переработке. Большая программа поддержки, мы будем её, безусловно, исполнять. Но давайте не будем пока смотреть на эту проблему со страхом, а, наоборот, с оптимизмом».

Вы послушайте: «Если они всё-таки додумаются до того, что в их собственных интересах предпринять шаги по отмене этих ограничений, тогда, конечно, они поставят нас в трудное положение, потому что в соответствии с правилами ВТО мы будем незащищёнными, если будем сохранять наши антисанкции, контрсанкции».

Тут и прямое подтверждение того, что нам западные санкции – на пользу. И оценка «правил ВТО», которые могут «выйти боком», а уж как туда мы стремились. И явное сожаление о возможной отмене наших контрсанкций…

А вот что пишут по этому поводу в Турции.

«Vatan» (Турция): «Российский лидер признался, что из-за санкций, введенных в отношении товаров, ввозимых из Турции, после уничтожения российского самолета, нарушившего турецкое воздушное пространство, жизнь в России подорожала».[15]

Где эта газета прослышала такое? Чем они потчуют своего читателя? Пропаганда, понимаешь – откровенно выдают желаемое за действительное.

Да, все-таки на турок произвела неизгладимое впечатление позиция России. А они думали, что будет иначе?

 

Затем Президент перешел к затронутой выше теме соглашений в «Минском формате». Тема тяжелая, бои на Донбассе продолжаются, люди гибнут. Россия старается сделать максимум возможного для прекращения огня и перехода к политическому урегулированию: «Да, действительно, там многое «зависло», в исполнении этих минских соглашений. Я постараюсь быть очень аккуратным, тем не менее, есть вещи, которые являются очевидными. Очевидность этих вещей в следующем.

Самым важным и первым в решении всех этих проблем на юго-востоке Украины являются вопросы политического характера. Нужно, чтобы люди, которые проживают на этих территориях, чувствовали себя в безопасности, и чтобы они понимали, что у них есть цивилизованные современные права, на которые они имеют право.

Что имеется в виду? Первое – это конституционные изменения. В минских соглашениях написано: до конца 2015 года принять изменения в Конституцию Украины. Но, как мы знаем, в первом чтении проголосовано, а во втором – нет. Мы же не можем внести изменения в Конституцию Украины.

Написано, что в течение 30 суток после подписания должен быть фактически введён закон об особом статусе. Но он не введён.

Написано, что должен быть принят закон об амнистии. Он принят, но не подписан Президентом. Не мы же это должны делать, понимаете?

И всё время начинают ссылаться на то, что на линии соприкосновения время от времени стреляют. Кто не хочет выполнять минских соглашений, для него это очень хорошая, извините за моветон, «отмазка».

Сами постреляли, им ответили – вот, пожалуйста, стрельба. Значит что – не нужно выполнять минских соглашений? Нет! Другого пути для урегулирования проблемы не существует, кроме как исполнение минских соглашений.

Теперь мы слышим от наших партнёров, в том числе, из Соединённых Штатов и из Европы: вы знаете, там сложная внутриполитическая ситуация, «они не могут». «Они не могут», а мы-то здесь причём? Понимаете, в этом проблема – реально.

Но, если и украинские власти, и если наши партнёры в Европе и в США всё-таки хотят, чтобы мы прошли этот путь и достигли нужных результатов, нужно тогда работать со своими партнёрами в Киеве. А там и Президент, и премьер бывший и будущий, и вся оппозиция так или иначе связаны с западными странами. Окажите на них влияние тогда.

Что талдычить, извините, каждый раз, что Москва должна что-то исполнить? Всё, что мы должны были исполнить, мы исполнили. Сами-то должны что-то сделать?

Посмотрим, как эта ситуация будет развиваться. Мы готовы всячески содействовать этому процессу.

Исхожу из того, что никаких активных боевых действий не будет. Наоборот, у нас не так давно был разговор с Петром Алексеевичем Порошенко, он предложил, это его предложение было, усилить присутствие ОБСЕ, в том числе его предложение, чтобы сотрудники ОБСЕ были с оружием на линии разграничения, и добиться полного прекращения огня.

Я считаю, что это правильное предложение, мы это поддерживаем. Но нужно теперь с западными партнёрами проработать, чтобы ОБСЕ приняло такое решение, значительно увеличило бы количество своих сотрудников и, если нужно, прописало бы в мандате возможное наличие у них огнестрельного оружия».

Это – принципиальное заявление о готовности России поддержать появление вооруженных представителей ОБСЕ на линии разграничения. Помнится, про то активно говорили и в Киеве, и в Брюсселе. Посмотрим, готовы ли они от слов перейти к делу. Путин свой политический шаг сделал.

«Die Welt» (Германия): «Минский договор о достижении мира зашел в тупик, сказал российский президент. Это потому, что не были выполнены договоренности по «Минску-2»: «Мы в этом не виноваты. Но все обвиняют нас. Все, что нам надо было сделать, мы сделали». Путин сказал, что не считает, что будет усиление боевых действий в Восточной Украине».[16]

Сразу поле этого возник оперативный вопрос о только что назначенном правительстве в Киеве: «Пока мы в эфире, Украина обрела нового премьера. Как и ожидалось, главой кабинета министров стал Владимир Гройсман. Что Вы думаете о новом украинском Правительстве?»

В.Путин: «Ничего. Как могу думать о новом украинском правительстве? Я его даже не знаю. Не знаю его состав, не знаю, какие приоритеты оно для себя определит в качестве таковых, что оно намерено делать. Я знаю только, что планировалось сделать, и что сделано».

Западные СМИ сразу подхватили: «Что Вы думаете о новом украинском Правительстве?» - «Ничего»...

А Президент разъяснил: «По-моему, в конце 2014 года был принят план украинским правительством, но теперь уже прежним украинским правительством, который состоял из девяти пунктов. Выполнено, и то не полностью, два. Я сейчас не буду их перечислять, в интернете можно прочитать.

Результаты, конечно, тяжёлые. У нас часто говорят: «перекладывают то-то и то-то на плечи народа». Сегодняшняя Украина – этот тот самый случай.

Мы говорим, у нас инфляция очень большая – 12,9 процента. Да, большая, но она у нас имеет тенденцию к снижению, причём, существенно снижается. Но инфляция на Украине 48 с лишним процентов, представляете? Это запредельная вещь. Цена на газ поднялась не в какие-то проценты, а в 3,3 раза; тепло увеличилось, по-моему, на 50 с лишним процентов; плата за электроэнергию увеличилась в прошлом году, по-моему, на 53 процента, а в этом году планируется ещё на 63.

Мне кажется, что это даже экономически нецелесообразно. Почему? Потому что собираемость, скажем, платежей за газ с населения была самая низкая на пространствах СНГ: не помню, сколько – процентов 20, мне Миллер говорил в своё время. Но, если в три с лишним раза увеличить стоимость газа, тогда вообще платить не будут, в этом же проблема.

Но нам, тем не менее, нужна стабильная, процветающая Украина. Мы очень рассчитываем на то, что так и будет. Хотя кризис, который начался там из-за известного соглашения с Евросоюзом, вообще рукотворный какой-то, какая-то чушь. Не понимаю, зачем это сделали. И вообще мне представляется, что это просто был инструмент для смены власти, вот и всё, о народе никто не подумал.

Вот заключили соглашение, оно вступило в силу: «Это был цивилизационный выбор». Ну, какой цивилизационный выбор? Как были олигархи у власти, так и есть. Там кто-то пытается скандал какой-то у нас устроить по оффшорам, но там прямо первые лица страны – сами миллиардеры-предприниматели и в оффшорах сидят.

Ну да, вот он заработал несколько миллиардов, а потом милой девушке, допустим, она замечательный юрист, передал управление – ну и что, он забыл, что ли, про это? Да никогда никто в это не поверит. Всё равно будет там сидеть и рулить, давать указания, что конкретно делать, это первое.

«Деолигархизация», что ли? Она не происходит – наоборот, усиливается. Дело даже не в конкретных людях, а дело в том, что клановая система управления укрепилась за последнее время, и это оценки не только наши, но и наших западных партнёров, уверяю вас, я знаю, о чём говорю.

Но мы, тем не менее, заинтересованы в том, чтобы Украина встала на ноги, чтобы у нас был надёжный партнёр, и чтобы не происходило то, что происходит, даже в экономике: обнулили им таможенные тарифы с Европой, а товарооборот с Европой упал на 23 процента, с Россией – на 50 процентов. Кто выиграл-то? Зачем это сделали? Непонятно.

Да, мы ввели ответные меры на то, что Украина присоединилась к санкциям Евросоюза в отношении России, но мы ввели через полгода после того, как они это сделали. А потом мне коллеги мои говорят: «Зачем вы это сделали?» Я говорю: «Слушайте, но вы ввели против нас санкции, как Евросоюз, а мы полгода ничего не делали, ждали – может быть, вы опомнитесь». – «Ну да, для вас это ведь ничего не значит, а для нас это чувствительно, потому-то и потому-то». Так не надо было это делать.

Тем не менее, я надеюсь, что новое правительство сделает выводы из того, что происходило в последнее время, будет действовать прагматически, в интересах народа, своего собственного народа, а не руководствоваться какими-то фобиями либо в угоду каким-то иностранным структурам».

Вот и оценки по Украине:

- «Результаты, конечно, тяжёлые. У нас часто говорят: «перекладывают то-то и то-то на плечи народа». Сегодняшняя Украина – этот тот самый случай».

- «Как были олигархи у власти, так и есть. Там кто-то пытается скандал какой-то у нас устроить по оффшорам, но там прямо первые лица страны – сами миллиардеры-предприниматели и в оффшорах сидят».

- «…обнулили им таможенные тарифы с Европой, а товарооборот с Европой упал на 23 процента, с Россией – на 50 процентов. Кто выиграл-то? Зачем это сделали? Непонятно».

- «Надеюсь, что новое правительство сделает выводы из того, что происходило в последнее время, будет действовать прагматически, в интересах народа, своего собственного народа, а не руководствоваться какими-то фобиями либо в угоду каким-то иностранным структурам».

Откровенно…

 

«Горячей точкой» прямо в канун «Прямой линии» вспыхнул Нагорный Карабах. Вопрос прозвучал и на эту больную тему: «Нагорный Карабах. Среди граждан России более миллиона этнических армян и более полутора миллионов этнических азербайджанцев, часто они живут рядом, имеют общий бизнес, даже родственные связи, и, естественно, происходящим в Нагорном Карабахе очень обеспокоены. Вопрос: «Какие перспективы урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта видите лично Вы?»

Владимир Путин: «Это – очень чувствительная тема, и мне представляется, что мы должны относиться к ней очень осторожно, по врачебному известному принципу: «Не навреди».

Это – давняя проблема, давний конфликт, он находился в замороженном состоянии. К сожалению, произошла эта вспышка насилия, и мы сделаем всё для того, чтобы её урегулировать, найти приемлемые для обеих сторон решения.

И, конечно, здесь нужны долгосрочные решения по Карабаху. Они могут быть достигнуты исключительно, хочу подчеркнуть, это вроде бы расхожая фраза, но другой не могу подобрать, – политическими средствами должен быть найден компромисс.

Мы несколько лет назад практически, мне казалось, подобрались к тому, чтобы найти этот компромисс с обеих сторон. Но оказалось, что это, к сожалению, не так. В рамках международных структур будем работать, и в двустороннем порядке будем продолжать это сотрудничество, эту деятельность по урегулированию карабахской проблемы.

Россия, кто бы что ни говорил, заинтересована в решении этого вопроса, потому что мы хотим полноценно работать как с Азербайджаном, так и с Арменией. У нас, Вы правильно сказали, в России проживает очень большое количество армян и азербайджанцев, счёт идёт на миллионы, на миллионы идёт счёт. Слава богу, на территории России у нас нет никаких проблем.

Более того, я знаю и армян, и азербайджанцев, которые, несмотря на все трагические события, продолжают сохранять очень добрые межличностные отношения. И я считаю, что это очень правильно.

Россия будет вносить свой посильный вклад. Но, разумеется, конечное решение должно быть за народом Армении и за народом Азербайджана».

Тема сложная, больная. Главное – «Политическими средствами должен быть найден компромисс... Россия будет вносить свой посильный вклад. Но, разумеется, конечное решение должно быть за народом Армении и за народом Азербайджана».

 

Ещё один вопрос на международную тематику от студентов из Томска коснулся ситуации в Европе, которая столкнулась с комплексными проблемами. Причем, столкнулась после десятилетий спокойной жизни, и сегодняшние вызовы застали европейцев, практически, врасплох.

Размышляя об этом, Владимир Путин говорил: «Действительно, Европа столкнулась с тяжёлыми испытаниями, и, может быть, в Сибири Вы чувствуете себя безопаснее, чем, скажем, в Париже либо Брюсселе, говорю это без всякой иронии – наоборот, отдавая должное нашим коллегам, которые в непростых условиях европейского либерализма пытаются эффективно бороться с террористическими вылазками, я тоже говорю это совершенно серьёзно.

Потому что свобода перемещения, «шенгенская зона» и многие другие вещи, связанные со свободами сегодняшнего дня, – они террористами, к сожалению, эффективно используются, и противостоять этому, оставаясь в рамках действующего законодательства, достаточно сложно.

Россия в «шенгенскую зону» не входит – думаю, что Вы по праву можете сказать о чувстве безопасности больше, чем в Европе, находясь сегодня в Сибири, в Томске. Мы будем приветствовать, безусловно, приезд к нам на работу, на учёбу иностранных специалистов, иностранных студентов, их приезжает всё больше и больше, надо сказать…

Если их направления исследований представляют для нас особую ценность, они приезжают сюда, нанимают здесь персонал, привлекают отечественных исследователей и работают. Вот такую практику мы будем продолжать».

 

После впечатляющих успехов российских ВКС в Сирии резко возрос интерес к российскому оружию в мире. Вопрос был сформулирован так: «Наша операция в Сирии продемонстрировала блестящее оружие нашего производства. А как бы нам закрепить этот успех и заключить ещё контракты с зарубежными странами на поставку нашего оружия?»

Президент был явно доволен: «Так и будет! Во-первых, совсем недавно мы проводили совещание специальной Комиссии по военно-техническому сотрудничеству. И в открытой части я говорил о том, чего добились наши оружейники за последнее время по освоению международных рынков вооружения.

Мы занимаем устойчивое второе место. Первое место – Соединённые Штаты, они больше всего оружия продают. Мы от них сейчас немножко отстаём, но ненамного, но за нами разрыв очень большой, там уже разница в разы происходит.

Мы в прошлом году, по-моему, продали где-то на 15 миллиардов долларов оружия… Общий портфель заказа на ближайшие годы – 50 миллиардов долларов.

И интерес к нашему оружию, особенно (и Вы правильно об этом сказали) после или в ходе операции наших ВКС, вообще Вооружённых Сил в Сирии резко возрос. По некоторым видам вооружения мы не можем исполнить запросы внешнего рынка, скажем, по системам ПВО (противовоздушной обороны).

И именно поэтому – или, в том числе, поэтому – вынуждены даже были построить два новых завода по производству этой техники. Даже можно сказать, три, на одном из них я недавно был. Так что в этом отношении у нас всё находится на подъёме».

Валерия Кораблёва: «А как себя проявила боевая техника в Сирии? Может быть, какие-то недостатки вскрылись?»

Владимир Путин: «Да, есть всё, в том числе, и вскрытые недостатки. И должен сказать прямо, их немало. Это всё внимательно анализируется специалистами. Более того, в ходе применения боевой техники в боевых условиях специалисты многих предприятий выезжали на место и доводили эту технику до нужных кондиций. Работа продолжается».

 

Да, работа продолжается на всех направлениях внешней политики России, включая торгово-экономические связи, военно-политическое сотрудничество, посредничество в решении конфликтов в «горячих точках» - забот масса.

Хоть международную тематику в этот раз на «Прямой линии» обсуждали не так активно, но просто бросилось в глаза, что каждый вопрос относительно мировой политики прямо замыкался на российские реалии.

Это – геополитика. Мир оказался по-настоящему взаимосвязанным. И место России в связи с этим стало очень видным и заметным. Недаром уже политики высокого уровня из-за рубежа говорят о том, что крупнейшие мировые кризисы без участия Москвы не решить.

 



Ключевые слова: Турция Владимир Путин Украина санкции выборы в США сирийский кризис Мельдоний

Версия для печати