Корейский полуостров: возможна ли разрядка?

17:32 23.03.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: zn.ua

18 марта КНДР осуществила запуск двух баллистических ракет средней дальности «Нодон» в сторону Японского моря. Это стало своеобразным ответом Пхеньяна на крупнейшие ежегодные совместные военные учения США и Южной Кореи, которые проходили с 7 по 18 марта и были восприняты в КНДР как провокация. Корейский полуостров охвачен очередным кризисом, начавшимся после проведения 6 января 2016 года четвертого по счету испытания северокорейского ядерного оружия, а затем запуска 7 февраля спутника с помощью ракеты-носителя, который можно использовать для нанесения ядерного удара. Последовавшая жесткая резолюция Совбеза ООН усилила экономическую изоляцию КНДР, но не способствовала минимизации конфликтного потенциала. Обсуждению перспектив разрядки напряженности на Корейском полуострове был посвящен видеомост Москва-Пекин, на котором выступили ведущие корееведы обеих стран.

Как считает исполнительный директор НКИ БРИКС, директор Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН Георгий Толорая, северокорейцы ведут достаточно последовательную линию на то, чтобы,  показать, что агрессия против них, как и любые насильственные действия неприемлемы. Кроме того, они стремятся укрепить авторитет Ким Чен Ына в преддверии VII съезда Трудовой партии Кореи, который должен состояться в мае. «Традиционное весеннее обострение, которое всегда происходит в преддверии американо-южнокорейских маневров, в этот раз достигло беспрецедентных пределов», - заметил эксперт. Северокорейцы, по его выражению, «несколько перегнули палку». Испытание экспериментальной водородной бомбы и запуск спутника в январе-феврале текущего года вызвали беспрецедентно жесткую реакцию, которую они, судя по всему, сами не ожидали. Принятие пакета санкций Советом Безопасности ООН в первую очередь благодаря тому, что Китай и Россия присоединились к нему, создало новую ситуацию на Корейском полуострове. КНДР оказалась в изоляции, и теперь вынуждена разыгрывать те политические карты, которые остались в ее распоряжении. Это, в первую очередь, декларации, которые никак не способствуют снижению накала ситуации на полуострове, и, напротив, привлекают внимание к Северной Корее, как к чрезвычайно опасному субъекту, чтобы набрать политические очки в соревновании со своими оппонентами. Г.Толорая считает, что воевать на Корейском полуострове никто не собирается. Однако опасность сложившейся ситуации в том, что военные действия иногда начинаются по ошибке или случайности. В Республике Корея 300 тыс. южнокорейских военнослужащих и 17 тыс. американских отрабатывают удары по ракетным объектам на севере, а также акции по физическому уничтожению северокорейского руководства, высадке десантов. Это происходит на фоне стратегии Южной Кореи, подразумевающей объединение страны под своим контролем. Сеул пытается максимально усилить свою реакцию, чтобы сделать ее адекватной угрозе. По мнению Г.Толорая, до  мая, когда закончатся маневры в Южной Корее, можно ждать любых неожиданностей.

Заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев считает, что КНДР в настоящее время не обладает наступательным ядерным потенциалом, в отличие от Сеула. По его мнению, необходимо отказаться от односторонней демонизации режима Северной Кореи и путем переговоров между Россией, Китаем и США добиться переноса американо-южнокорейских учений дальше от ее границ. В настоящее время они носят откровенно провокационный характер. Опасность заключается и в том, что при размещении ПРО США, в частности, двух батарей подвижного наземного базирования THAAD на территории Южной Кореи, запланированном по просьбе Сеула, под угрозой может оказаться часть российской и китайской территорий.

«В настоящее время Пхеньян не обладает наступательным ядерным потенциалом, в отличие от Сеула» (Владимир Евсеев)

Более решительную позицию заняли китайские эксперты. В частности, профессор Дипломатической академии КНР Су Хао считает, что международное сообщество должно предпринять шаги, чтобы добиться отказа  КНДР от собственной ядерной программы. «Мы хотим поддержать экономику Северной Кореи, чтобы она была способна пойти на переговоры», - заявил эксперт. Комментируя возможность возвращения в сложившихся условиях к формату шестисторонних переговоров (России, США, КНР, КНДР, Южной Кореи, Японии), существующему еще с 2003 года, г-н Су Хао заметил, что условия  для него еще не созрели. Он также не исключил переход к пятисторонним переговорам, без участия в них Пхеньяна. «Мы должны использовать все возможности для того, чтобы Пхеньян вернулся на рельсы нормальной политики и рационального поведения», - заметил китайский политолог. 

С этой позицией не согласился руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александр Жебин. Он напомнил, что первое ядерное испытание в Северной Корее было произведено в 2006 году. «Прошло 10 лет, был введен беспрецедентный санкционный режим, но он не дал результатов, - заявил ученый.-  Мы видим только интенсификацию ракетно-ядерной программы КНДР. Рецепт опоры исключительно  на санкции не работает. Очередной раз это подтвердил пример Ирана. Проблема иранского ядерного досье казалась неразрешимой до тех пор, пока, наконец, Ирану не был предложен детально разработанный проект ответных мер и шагов, которые Запад готов сделать навстречу Тегерану, если он пойдет на свертывание своей ядерной программы».

По мнению эксперта, пока аналогичного  пакета мер, учитывающего интересы безопасности и социально-экономического развития КНДР,   не предложат  Северной Корее,   нынешняя ситуация будет регулярно повторяться и воспроизводиться.

«Пока Пхеньян не получит от мирового сообщества пакета мер, учитывающих его интересы безопасности и экономического развития, военная тревога на полуострове будет повторяться регулярно» (Александр Жебин)

По мнению российских экспертов, любая сделка по ядерному досье КНДР должна включать в себя две составные части. Во-первых, нужно признать безусловное право КНДР на развитие программы мирного атома, что никак не противоречит требованиям  мирового сообщества о возвращении Пхеньяна в режим Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).  Более того, Договор обязывает ведущие мировые державы содействовать неядерным странам в развитии подобной программы под международным контролем, с задействованием МАГАТЭ и других международных институтов. Во-вторых, пакет должен включать право Пхеньяна на мирное использование средств исследования космического пространства. КНДР присоединилась к соответствующему договору и подписала конвенции. Там считают, что универсальные договоры стоят выше, чем отдельные заявления и резолюции СБ ООН. Отчасти у северокорейских властей есть основания так считать. Ядерные державы, которые очень ревниво относятся к каждому запуску в КНДР, почти не обращают внимания на многочисленные запуски другими неядерными государствами боевых ракет, способных нести ядерные боеголовки. Эти страны часто являются перспективными коммерческими партнерами  или намеренно используются великими державами в их геополитических интересах: (например, Индия против Китая). Налицо двойные стандарты в международных отношениях. Таким образом, компромисс и в области ракетных запусков, и в области мирного использования ядерной энергии, - это два ключевых элемента любой  будущей сделки с КНДР. 

Ключевые слова: США Китай КНДР Республика Корея Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)

Версия для печати