Евросоюз проигрывает турецкий гамбит

20:14 13.03.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Предстоящий 17-19 марта очередной саммит Европейского союза обречен на то, чтобы стать крупнейшей уступкой, на которую пойдет ЕС в отношении Турции. Страна, не являющаяся членом Евросоюза, фактически добилась от Брюсселя выполнения в кратчайшие сроки всех финансово-политических условий и при этом сохранила в своих руках ключевые рычаги дальнейшего воздействия на ситуацию.

В трактовке канцлера Германии Ангелы Меркель – являющейся в рядах ЕС ключевым проводником интересов Анкары – речь идет о том, что данная организация поддержала «основные положения» плана Турции по прекращению потока беженцев в Европу. Данный план был представлен в Брюсселе лично премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу и теперь подлежит окончательному утверждению на ближайшем саммите Евросоюза.

Что же предлагается узаконить европейцам? Во-первых, беспрецедентные объемы прямой финансовой помощи Турции – намного превосходящие размер пакета, согласованного в конце 2015 года. Тогда речь шла о 3 млрд евро, теперь цифры не называются, однако, по имеющейся информации, общий объем финансирования может составить (в сумме по разным каналам и программам) 20 млрд евро. Во-вторых, Турция пролоббировала через ту же Германию безвизовый режим, начиная с июня текущего года. В-третьих, Евросоюз взял на себя обязательство принимать одного сирийского беженца» напрямую из Турции в обмен на одного мигранта, возвращенного с греческих островов в Эгейском море. (rbc.ru)

Последнее положение весьма и примечательно и имеет важное «двойное дно». Фактически речь идет о «двойной бухгалтерии», ради осуществления которой Турция использует свое одновременное членство в НАТО и «невхождение» в ЕС. В настоящее время за мониторинг беженцев, переправляющихся из Турции на греческие острова Эгейского моря, отвечает флотилия Североатлантического альянса, и Анкара фактически де-факто сталкивает между собой НАТО и ЕС, поскольку чем более активно корабли альянса будут возвращать беженцев в Турцию, тем более активно турецкая сторона будет переправлять их напрямую в ЕС на основании соглашения с Брюсселем. При этом отныне именно Анкаре дано право определять, кого именно считать «беженцем», имеющим право на переправку в Европу.

Таких «подводных камней» в договоренностях Турции с ЕС присутствует немало. Помимо «карусели беженцев», которую теперь на полном основании может начать раскручивать Анкара, и обтекаемых формулировок условий и даже объемов финансовой помощи Турции, они предусматривают открытие так называемых «переговорных позиций» по вступлению страны в Евросоюз. А эти «переговорные позиции» включают помимо всего прочего приведение внешней политики страны-кандидата в соответствие с базовыми интересами ЕС. Согласно имеющейся информации, данное положение Брюссель напрямую увязывает с новой концепцией энергетической безопасности Европы, предварительно одобренной Еврокомиссией в середине февраля. Данный документ делает упор на форсированную диверсификацию энергоресурсов и в новых условиях имеет прямое отношение к Турции.

Есть основания утверждать, что руководство ЕС в лице, в частности, председателя Евросовета Дональда Туска посредством подписания новых документов с Турцией намерено сделать Анкару «сговорчивее» именно в энергетических вопросах – дабы избежать невыгодных для Еврокомиссии «сепаратных» соглашений турецкой стороны с Россией, Азербайджаном или центральноазиатскими республиками.

Однако реализация энергетических проектов – процесс длительный и «завязанный» на ряд вопросов, находящихся за пределами контроля и ЕС, и Турции – таких, как мировые цены на нефть или состояние американской сланцевой индустрии. А вот конкретные обязательства по продвижению турецкой заявки в Евросоюз – дело более серьезное. И во многих европейских столицах, и без того с тревогой наблюдающих за происходящим в Турции, это обстоятельство уже нашло свое понимание. К примеру, занимающее однозначно «пробрюссельскую» позицию латвийское издание IR с тревогой указывает, что «увязывание кризиса с беженцами с присоединением Турции к ЕС, переговоры о котором ведутся почти 30 лет и уже давно «застопорились», можно считать шантажом со стороны Анкары, воспользовавшейся ситуацией, когда без ее участия недостижимо жизнеспособное решение». «Становящийся все более авторитарным стиль правления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана несовместим с членством в ЕС. Вынудив европейцев возобновить переговоры, Эрдоган продемонстрирует своим гражданам, что он по-прежнему приемлем для Европы» - указывает издание и делает вывод: «Теперь ЕС должен решить, создавать ли опасный прецедент, когда принципы этого сообщества государств могут становиться предметом торга». (irlv.lv)

Следует также иметь в виду, что, сосредоточившись на достижении договоренностей с Турцией, Евросоюз одновременно ослабил внимание к проблеме тех беженцев и мигрантов, кто уже находится на Балканах. В частности, в Греции их численность только по официальным данным составляет порядка 32 тысяч человек, а начавшееся синхронно с переговорами ЕС и Турции закрытие государственных границ на пути функционирования «балканского маршрута» превращает Грецию и все Балканы в «котел» для беженцев, или, говоря словами, спецпредставителя ООН по миграции Питера Сазерланда, в один большой «лагерь для мигрантов и беженцев». (vestifinance.ru)

Те, кто говорят о «торге на восточном базаре», который Турция навязала Евросоюзу, совершенно правы. Однако следует учитывать еще одно обстоятельство. Без Турции Евросоюз столь неэффективен в вопросе урегулирования ситуации, как с Турцией. Согласно статистике, еще в сентябре 2015 года – то есть до начала переговоров с Анкарой – Еврокомиссия пообещала Греции и Италии, оказавшимся на переднем рубеже потоков мигрантов, расселить 160 тысяч человек из их числа. По состоянию на февраль текущего года это обещание выполнено на 1/266 часть – в отношении 600 человек. При этом меньше всего из этого контингента приняла Германия - 51 мигранта. Что же касается «балканского маршрута», проходящего через страны Юго-Восточной, а далее Центральной Европы, то, как показывает та же статистика, в феврале 2016 года в подавляющем большинстве стран приток беженцев составлял порядка полутора тысяч человек в сутки. Максимума достигли Греция (1700 человек в среднем ежедневно) и Австрия (1600 человек). Радикального же снижения удалось добиться только Венгрии, ранее распорядившейся о строительстве стен на границе с Сербией и Хорватией. В эту страну в настоящее время за сутки прибывают порядка 60 человек (в сентябре 2015 года данный показатель составлял 10 тысяч человек в день). (vestifinance.ru)

Неудивительно, что венгерское правительство, не желающее оставаться заложником сомнительных договоренностей Брюсселя и Анкары, рассматривает вопрос сооружения стены и на границе с Румынией. А, следовательно, торг с Турцией и тем более радикальная сдача позиций может означать для руководства Евросоюза дальнейшую дезинтеграцию самой организации.

Ключевые слова: Россия Сирия Турция Германия Еврокомиссия энергетика Европейский союз беженцы мигранты визовый режим

Версия для печати