Оздоровление российской экономики возможно в сжатые сроки

20:00 13.03.2016 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


С.Ю.Глазьев делает доклад на российском бизнес-собрании. Фото пресс-службы Центра политической мысли и идеологии.

Центр научной политической мысли и идеологии провел 10 марта в Москве конференцию на тему «Российский бизнес и проблема денежно-кредитной политики».

Основная мысль докладов экспертов – Сергея Глазьева, советника Президента РФ и Степана Сулакшина, генерального директора Центра научной политической мысли и идеологии: российская экономика нуждается в изменении кредитно-денежной политики Центрального Банка.  Нужны срочные меры по насыщению производственной сферы деньгами. По мнению обоих докладчиков, сделать это необходимо и возможно в сжатые сроки, чтобы восстановить устойчивость отечественной экономики к внешним воздействиям. Несмотря на критику в адрес Правительства РФ, все упования на помощь стране были обращены именно к кабинету министров. В дискуссии приняли участие около полусотни выступавших из Москвы, Санкт-Петербурга, Челябинска, Пензы, Нижнего Новгорода, Ростова-на-Дону, подмосковного города Королева и Латвии. Назовем лишь некоторых из них: Александр Агеев, генеральный директор Института экономических стратегий РАН; Дмитрий Потапенко, основатель и управляющий партнер Management Development Group Inc.; Николай Остарков, вице-президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»; Татьяна Воеводина, президент Торгового дома «Белый кот»; Юрий Солуянов, президент Ассоциации «Росэлектромонтаж»; Евгений Смирнов, генеральный директор АНО «Национальное агентство стратегических инноваций» и другие.

Суть проблемы заключается в том, что серьезное торможение российской экономики носит системный характер. Да, есть финансовые антироссийские санкции, но причина далеко не в них только. И это подчеркивали участники собрания. Статус Центрального Банка России по Конституции РФ неадекватен его деятельности, закон о ЦБ России – не согласован с Основным Законом страны. По словам Степана Сулакшина, «демонетизация российской экономики, которой скоро уже 25 лет, выглядит аномальной». Как подчеркнул эксперт, высокие кредитные ставки, делающие «длинные» деньги недоступными, являются фактором стагнации. Неуправляемое, неконтролируемое движение капиталов ведет к деформации отраслевой структуры экономики, её архаизации и возвращению до уровня сырьевого придатка. Суть в том, что сегодня по всей России малые предприятия закрываются. Многие предприятия становятся банкротами или приостанавливают свое развитие. Потому что производственный сектор не может обеспечить себя деньгами, кредиты недоступны при завышенной процентной ставке, чему способствует денежно-кредитная политика Центрального Банка. 

Участники собрания обсудили и представили проект, корректирующий денежно-кредитную политику (дкп) ЦБ России. Группой экспертов во главе с С.Глазьевым и С.Сулакшиным был проведен исторический, межстрановой компаративный, системный финансово-экономический, политологический, математический и ситуационный анализ демонетизации российской финансово-экономической системы. В результате выявлены значимые фактические обстоятельства и проблемы, и на основании этого разработан пакет решений, меняющих основания работы Центрального Банка России. Экспертная группа спроектировала и обосновала не инфляционное решение проблемы. Задача – донести проект реконструкции денежно-кредитной политики России до общественности, а также довести проект документа до внимания Президента Российской Федерации Владимира Путина.

Академик РАН Сергей Глазьев выступил с основополагающим докладом, где содержатся предложения по оздоровлению российской экономики в сжатые сроки. «Доказано, что повышение процентных ставок и сжатие денежной массы в условиях демонетизированной экономики ведет не к снижению инфляции, а к повышению инфляции», - напомнил он. Так в любом организме недостаток или избыток чего-то (сахара, например) ведут к болезни. На этот счет существует научное доказательство на примерах множества стран мира, согласно которому для каждого состояния экономики оптимальным является определенный уровень монетизации (количество денег). Если с этого уровня уйти вверх, то есть перенасытить экономику деньгами, будет инфляция, а если сжать денежную массу, то тоже будет инфляция. Это пример того, как нам создали искусственное ограничение именно дороговизной денег. По словам Сергея Глазьева, «как только ЦБ стал вопреки общенародным тенденциям и рекомендациям теории экономического роста поднимать процентные ставки, мы тут же получили заметное замедление экономического роста, а сейчас уже и прямое его падение».

«Как только ЦБ стал вопреки общенародным тенденциям и рекомендациям теории экономического роста поднимать процентные ставки, мы тут же получили заметное замедление экономического роста, а сейчас уже и прямое его падение».

Свою политику Центральный Банк объяснял тем, что снижение инфляции – это необходимое условие экономического роста. По мнению С.Глазьева, ЦБ России бездумно следует рекомендациям Международного Валютного фонда, который нам навязывает повышение процентных ставок и сжатие денежной массы, якобы для борьбы с инфляцией. Противоречие налицо. ЦБ провозгласил таргетирование инфляции. Что это такое? Как только ЦБ объявил о переходе к таргетированию инфляции, в смысле двукратного её снижения, инфляция, наоборот, в два раза выросла. Представьте, что капитан корабля командует: «Полный вперед!», а корабль движется назад, причем с такой же скоростью, с какой должен был бы двигаться вперед. Это и есть пример того, каким образом система полностью вышла из управления. «ЦБ не управляет своей системой, потому что просто выпустил все инструменты из рук, - заявляет С. Глазьев. - Они (ЦБ России) свели всё управление к регулированию процентной ставки и объясняют это тем, что якобы политика таргетирования инфляции означает отказ от контроля за курсом рубля, отказ от валютного регулирования и переход денежной политики к одному только инструменту управления – процентной ставке, по которой деньги «впрыскиваются» на рефинансирование коммерческих банков».

С точки зрения теории управления - это полный абсурд, считает С.Глазьев. «Мы в условиях открытой экономики бросаем на произвол судьбы курс рубля и говорим, что будем так таргетировать инфляцию, в то время, как главным фактором инфляции и является колебание курса рубля», - пояснил С.Глазьев. По его словам, все оценки об этом говорят: 80% инфляции за последние два года - это колебание курса рубля. Академик С.Глазьев привел метафору этого абсурда, равносильного тому, что мы хотим в помещении поддерживать температуру в 20 градусов тепла, подаем туда тепло и при этом выбиваем все стены, стекла в окнах и сносим двери. Вот такую абсурдную политику проводит ЦБ России. Глазьев привел целевой показатель, важный для понимания логики рассуждения ЦБ. МВФ рекомендует ЦБ поднять процентную ставку, тогда все капиталы «прибегут» в Россию, потому что у нас будут дорогие деньги. ЦБ поднимает процентную ставку, а отток капитала усиливается, потому что растет неопределенность. Ведь при такой ситуации с курсом рубля никто не знает, куда вкладывать деньги, а значит, деньги утекают из реального сектора, причем - за рубеж. Там кредиты дешевые. Итак, деньги утекают, плюс западные санкции, которые привели к еще большему оттоку капитала из страны. В добавок ЦБ перешел к таргетированию инфляции, моментально отрезав все отрасли промышленности от кредитов, за исключением нефтегазовой и химико-металлургической. Могла ли экономика осилить темпы роста?

Подняв процентную ставку, ЦБ вынес приговор предприятиям. Первым ударом стала девальвация рубля, второй удар по российской экономике пришел через повышение процентной ставки. Предприятие переносит это повышение на цену конечной продукции – идет вторая инфляционная волна. Сжатие производства – это всегда повышение инфляции. А те руководители предприятий, кто не смогли поднять цену на конечную продукцию, - вынуждены были сократить производство. Те же, кто рискнул сделать инвестиции раньше, надеясь, что курс рубля будет стабильным, оказались в состоянии банкротства. Вот к таким результатам привела политика Центрального Банка, пытаясь снизить инфляцию. Но это не означает, что ЦБ не имел грамотных советчиков в своей стране. К научным рекомендациям, как было подчеркнуто на собрании, нынешний Кабинет министров не прислушался. И породил «экономическое чудо». Об этом Сергей Глазьев рассказал подробно и красочно.

«Экономическое чудо» ЦБ за последние 20 лет

Речь идет о приватизации Московской биржи, породившей всплеск спекуляций и обогащения спекулянтов. «Резкое повышение объемов оборота на Московской бирже – настоящее «экономическое чудо»: за каких-то три года объем операций на Московской бирже вырос в пять раз!» - отметил в своем докладе Сергей Глазьев. По его словам, сегодня объем спекулятивных операций достиг 100 трлн. рублей в один-два квартала. «Вот, ради кого делалась эта политика ЦБ, которая привела к раздуванию спекулятивного «пузыря», - пояснил академик. - Капитал начал покидать реальный сектор и пошел в финансово-спекулятивный сектор, где доминируют спекулянты, которые контролируют Московскую биржу. Они получают сверхприбыли – 50 млрд. долларов за последние два года, по оценке экспертов».

С.Глазьев обратил внимание на то, что рубль стал инструментом извлечения спекулятивной сверхприбыли – нигде в мире нет таких колебаний курса валюты. «Если мы и дальше будем держать наш валютный рынок открытым, то мы, находясь на периферии этого рынка, обрекаем себя на полную зависимость от произвола иностранных спекулянтов», - заявил Сергей Глазьев. Эксперт подчеркнул: «Важно понять следующее - наша самая большая в мире страна на финансовой карте выглядит карликом. Мы находимся на глубокой периферии американо-центричной финансовой системы. Вся наша банковская система по активам весит меньше одного крупного американского или европейского банка». Вывод Глазьева сводится к тому, что пока мы держим наши границы открытыми для спекулятивного движения капитала, мы ничего в нашей макроэкономике контролировать не можем. Следовательно, нужно добиваться контроля над движением капитала через границу. Это значит – отсечь попытки дестабилизировать макроэкономическую ситуацию за счет спекулятивных атак.

«Если мы и дальше будем держать наш валютный рынок открытым, то мы, находясь на периферии этого рынка, обрекаем себя на полную зависимость от произвола иностранных спекулянтов»

Объявив о переходе к «свободному плаванию» курса рубля, ЦБ, по меткому выражению Глазьева, «удивил весь мир своими революционными идеями», ибо именно курс валюты – это якорь стабильности. Даже не экономисту ясно, что если валюта в стране нестабильна, ничего невозможно планировать. Как во время шторма невозможно проложить курс корабля под воздействием стихии, так и во время «свободного плавания» курса рубля невозможно планировать ни инвестиций, ни производства, ни издержек. «Казалось бы, мы могли иметь сегодня самую стабильную в мире валюту, - отметил С.Глазьев. - Сегодня объем денежной базы рубля – в два раза больше валютных резервов. Такой «подушки безопасности» нет ни у кого в мире». Однако ЦБ наши большие резервы не использует для стабилизации курса рубля.

В 2013 году был отмечен максимум нашей задолженности по кредитам за границей – 700 млрд. долларов набрали российские организации. И с этого момента начинается повышение процентных ставок, в этот же момент происходит приватизация Московской биржи, и в этот же момент ЦБ начинает разговор о переходе к таргетированию курса рубля. Случайно или нет, но именно в это время американцы объявляют о введении экономических санкций против России. Вводят они их чуть позднее, но подготовились заранее. «Американцы были уверены, что они настолько добились оптимального состояния нашей макроэкономической системы регулирования с точки зрения её полной неуправляемости изнутри, что дальше путем санкций они могут нас сбить с курса и устроить вакханалию, - сказал С.Глазьев. - Это дало основание Обаме заявить, что он «в клочья порвал российскую экономику». По словам С.Глазьева, сейчас мы переживаем второй удар внешних санкций. Следствием дорогих денег стала оффшоризация нашей экономики, предприятия «ушли» за границу в поисках кредитов и туда же начали переводить права собственности и стали там накапливать деньги. Сегодня наши предприятия перевели за границу порядка 3 триллионов долларов, из них треть триллиона «висит» в оффшорах.  «Мы утратили контроль с точки зрения прав собственности, лишились контроля над половиной собственности, которая переведена под иностранную юрисдикцию», - констатировал С.Глазьев.

Как было отмечено в докладе С.Глазьева, Россия теряет приблизительно 150 млрд. долларов ежегодно за счет утечки капитала, за счет разницы в процентах ставок, за счет ценовой дискриминации и других факторов.  С конца 2013 года наметилось падение производства, падение инвестиций и кредитов производственному сектору. «Всё это было освящено рекомендациями МВФ, - констатировал Сергей Глазьев. - Однако МВФ рекомендуя нам одно – поднимать процентные ставки, - США рекомендовал другое – не повышать процентные ставки, хотя они находились уже в «отрицательной зоне». Долго ли это будет продолжаться? К сожалению, политика ЦБ России до 2017 года планирует сжатие денежной базы. Причем, как было отмечено в докладе С.Глазьева, эта политика ведется в ситуации незагруженных производственных мощностей. Сегодня средняя степень загрузки - около 40%. Как подчеркнул академик: «В этой ситуации по всем параметрам денежной науки надо увеличивать денежную массу, иначе это влечет дальнейшее ухудшение воспроизводства капитала, повышение издержек, а значит и повышение цен. Эта политика всё глубже засасывает нашу страну в стагфляционную яму».

Решение проблемы

С.Глазьев предлагает перейти на целевую кредитную эмиссию в целях насыщения деньгами реальных производств. Государство должно взять на себя кредитование оборонных проектов, инвестиционные программы под гарантии Правительства РФ для сельского хозяйства, создания инфраструктуры и других сфер. При этом процентные ставки должны быть низкими, а в некоторых случаях нулевыми, в частности, для экспортно ориентированных производств. Академик предлагает создать специальный автономный фонд для кредитования инвестиционных проектов. «Если не можем добиться, чтобы вся денежная система работала на интересы развития, то есть предложение создать отдельным пунктом кредитование экономики через внебюджетный фонд, который будет рефинансироваться Центральным банком», – пояснил С.Глазьев. По его оценке, сегодня российской экономике не хватает от 3 до 7 триллионов рублей. «Целеориентированная кредитная эмиссия может быть эффективна только в увязке со стратегическими и индикативными** планами. Бизнес и государство должны договориться – государство предоставляет кредиты, а бизнес берет на себя обязательства роста и модернизации производства», - подытожил С.Глазьев. Он отметил, что именно это имел в виду Президент РФ, когда говорил о специальных инвестиционных контрактах. «Такая работа сегодня ведется с рядом регионов России, но без кредитной поддержки они работать не будут», - предупредил С.Глазьев. В своем докладе академик РАН представил реальные меры по выводу российской экономики из «стагфляционной ямы».    

 

* Инфляционное таргетирование - комплекс монетарных мер, принимаемых государственными органами власти в целях контроля над уровнем инфляции в стране.

** индикативные - (бизнес)

Ключевые слова: Москва С.Глазьев С.Сулакшин бизнес-собрание

Версия для печати