Парламентские выборы в Словакии и интересы России

13:52 03.03.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


В Словакии 5 марта пройдут парламентские выборы, которые определят политический ландшафт страны на ближайшие четыре года. На что необходимо обратить внимание в контексте данного события?

Во-первых, уже заранее практически со стопроцентной вероятностью можно предвидеть победу правящей социал-демократической партии SMER («Курс») действующего премьер-министра Роберта Фицо. Последние социологические опросы отдают ей от 32 до 40% голосов. (teraz.sk)  Но что еще более важно – подобная тенденция сохраняется на протяжении последнего полугода. Еще в сентябре 2015 года социологическое агентство Focus спрогнозировало, что SMER наберет 37,7% голосов – и сегодня данная оценка представляется адекватно отражающей политические симпатии словацких избирателей. (www.focus-research.sk)

Подобное уверенное превосходство премьерской партии позволяет прогнозировать сохранение основных тенденций и приоритетов внутренней и внешней политики Словакии в послевыборный период. Среди данных приоритетов следует особо выделить критическую позицию относительно разработанной руководством Европейского союза под давлением Германии системы национальных квот на прием беженцев, а также реализуемую уже в границах самого ЕС с лета 2015 года практику «внутреннего» перемещения беженцев. В том, что касается Словакии, примером подобной практики, вызвавшим негативную реакцию в обществе, вылившуюся в массовые протесты в Братиславе, стало инициированное в июле 2015 гола австрийским правительством направление в Словакию нескольких групп мигрантов с территории Австрии. Австрийское министерство внутренних дел тогда объявило данный шаг «пилотным проектом» с возможным расширением его действия на два года. Указанный проект заключался в перемещении в Словакию в течение июля-сентября 500 мигрантов из лагеря Traiskirchen в Австрии. Министр внутренних дел Австрии Йоханна Микль-Ляйтнер тогда назвала проект «сигналом солидарности»,  однако в Словакии обратили внимание на то, что Вена отказалась взять на себя расходы по перемещению и размещению мигрантов. Не приходится сомневаться в том, что убедительная победа партии действующего премьер-министра Словакии Роберта Фицо даст последнему дополнительные козыри в дискуссиях с Брюсселем, Берлином и Веной по проблеме беженцев.

Еще одним несомненным приоритетом партии «Smer» является прекращение «санкционной войны» ЕС с Россией или, по крайней мере, смягчение режима антироссийских санкций. В контексте своего визита в Москву в мае 2015 года Роберт Фицо заявил, что «санкции не могут являться сутью политики. Они могут быть ее инструментом, но не содержанием». «Цель у нас, я думаю, в конечном итоге общая - мы все заинтересованы в разумном сотрудничестве между Евросоюзом и Россией. На мой взгляд, такое сотрудничество чрезвычайно важно как для ЕС, так и для Российской Федерации»,  - подчеркнул тогда Фицо.

В этом вопросе Словакия пользуется поддержкой со стороны других государств-членов Вишеградской группы - Венгрии и Чехии (кроме Польши). И хотя «внутренняя дисциплина» в Евросоюзе не позволяет Словакии в одиночку выступать против ранее объявленного курса Брюсселя, победа SMER на предстоящих выборах позволит словацкому руководству более активно выступать в рамках ЕС против одностороннего антироссийского курса данной организации.

Следует также иметь в виду существование серьезных противоречий между Робертом Фицо и действующим президентом Словакии Андреем Киской, придерживающимся, в частности, антироссийской ориентации.  На президентских выборах 2014 года он опередил во втором туре именно Фицо, и с тех пор умеренный националист Фицо и убежденный евроатлантист Киска (в свое время эмигрировавший в США) объединяют вокруг себя приверженцев различных течений,  в том числе в плане внешней политики.

Нынешняя популярность социал-демократической партии SMER (располагающей в настоящее время 83-мя из 150 мест в Национальном совете) одновременно оттеняет еще одну особенность словацкой политической сцены, непосредственно влияющую на политику Братиславы и место Словакии в европейской системе координат – слабость и фрагментарность оппозиционного лагеря. Социологические опросы отдают второе место партии SIEŤ («Сеть») - центристской политической партии, образованной всего лишь летом 2014 года, но уже успевшей набрать определенную популярность. Она может рассчитывать на 13-14% голосов и создать в парламенте вторую по величине фракцию в парламенте. (teraz.sk) Занявшее на предыдущих выборах второе место Христианско-демократическое движение KDH (8,8% против 44,4% у «Smer») сейчас по социологическим опросам идет на третьем месте (8-9%). Однако следует иметь в виду, что на выборах в Европарламент в 2014 году KDH смогла набрать 13,2% голосов, заняв опять-таки второе место. (ep2014.statistics.sk) Ориентирующаяся в основном на полумиллионную венгерскую общину (8-9% населения страны), хотя и позиционирующая себя как «интернациональная», партия MOST-HID способна набрать порядка 8% (в 2012 году было 6,9%).

Однако вышеприведенные расклады, касающиеся разнородного оппозиционного лагеря, не учитывают так называемый «фактор Котлебы» - который является главной интригой предстоящих выборов. Речь идет о лидере праворадикальной Народной партии «Наша Словакия» (ведет свою историю с 2000 года, но под своим нынешним названием существует с 2010 года) Мариане Котлебе, который в 2013 году вопреки всем прогнозам победил на выборах губернатора восточно-словацкого региона Банска-Бистрица, набрав 55% голосов. Основными лозунгами его предвыборной кампании являются борьба с коррупцией местных политических элит, противодействие диктату со стороны ЕС и НАТО (вплоть до выхода страны из этих организаций), сохранение «традиционных ценностей», а также прекращение приема мигрантов и противодействие тому, что в партии называют «цыганским экстремизмом». (naseslovensko.net) Независимые словацкие средства массовой информации отдают партии Котлебы более 12% голосов и второе место. Однако социологические службы либо вообще не включают Народную партию «Наша Словакия» в опросные листы, относя ее к категории «другие партии», либо отводят ей 2-2,5% голосов (topky.sk)

На этом фоне более осторожными и, возможно, близкими к истине выглядят прогнозы социологического агентства MEDIAN. Согласно их данным, партия Мариана Котлебы балансирует на грани проходного пятипроцентного барьера. Однако при этом парламент проходит еще одна примечательная политическая сила традиционалистской, антибрюссельской и оппозиционной направленности – партия «Мы – семья» (SME RODINA) Бориса Коллара. Кроме того, агентство MEDIAN отдает 10,5% Словацкой национальной партии – которую в Брюсселе тоже считают националистической, и которая в 1990-е годы поддерживала тогдашнего харизматичного премьер-министра Словакии Владимира Мечьяра – выступавшего за активное взаимодействие с Россией. (dennikpolitika.sk)

В рамках Евросоюза Словакия традиционно отличается во многом  патриархальными настроениями в обществе. Это обстоятельство привело к тому, что за последние несколько месяцев страна неоднократно становилась ареной массовых выступлений под антибрюссельскими лозунгами по вопросам нелегальной иммиграции и «цыганской» проблематике. Кроме того, в нынешней политической элите страны сильные позиции занимают сторонники развития отношений с Россией – в том числе в энергетической и торгово-экономической сфере, пользующиеся поддержкой премьер-министра и лидера партии SMER Роберта Фицо. Обе эти тенденции способны сделать будущий парламент страны более национально ориентированным, что, в свою очередь, обусловит более активное взаимодействие Словакии и России по самому широкому кругу вопросов двусторонней и международной проблематики.

Ключевые слова: Словакия Россия НАТО Евросоюз санкции выборы беженцы мигранты

Версия для печати