«Северный поток – 2»: за и против

00:19 24.02.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


В ближайшее время Еврокомиссия намерена обнародовать решение по вопросам соответствия проекта сооружения газопровода «Северный поток-2» нормам законодательства ЕС. Вице-председатель Еврокомиссии по Энергосоюзу  Марош Шефчович даже упомянул об «очень-очень близком будущем» - хотя его оптимизм выглядит чрезмерным. (http://www.rbc.ru/rbcfreenews/56bf8bfd9a794756b6bbbb3e).

В вопросе о российском проекте переплетены политические и экономические интересы всего Евросоюза и отдельных стран-членов, причем главный водораздел пролегает между германо-австрийским финансово-экономическим блоком с одной стороны и правящими элитами стран Центральной и Восточной Европы с другой. При этом развитие ситуации на мировых энергетических рынках дает дополнительные козыри сторонникам, а не противникам «Северного потока - 2».

Позиция бизнес-сообщества Германии и Австрии максимально четкая: проект «Северный поток-2» отвечает интересам обеспечения энергобезопасности Европы и при этом представляет выгодное инвестиционное предприятие. Акционерами отвечающей за сооружение газопровода совместной компании New European Pipeline AG являются «Газпром» (51%), E.ON, Shell, OMV, BASF/Wintershall (по 10%), ENGIE (9%). По свидетельству главы австрийского нефтегазового концерна Райнера Зееле, совокупные инвестиции в строительство газопровода «Северный поток-2» составят около 10 млрд евро. «Мы инвестируем в проект с надежным и высоким уровнем доходности, его экономическая целесообразность удивительная» - заявил он, подчеркнув, что реализация данного проекта является одним из ключевых направлений обновленной стратегии компании OMV. Зееле также назвал проект «финансово привлекательным» для OMV и подчеркнул, что Австрия рассчитывает с его реализацией закрепить за собой позицию ключевого игрока на центральноевропейском рынке газа: «Значительная часть газа придет в газовый распределительный пункт Баумгартен. Это сохранит нашу стратегическую роль в снабжении юго-восточной Европы».  (http://www.vestifinance.ru/articles/67651)

Противостоящий германо-австрийскому блоку центральноевропейский лагерь оперирует  другими аргументами – также носящими не только политический, но и экономический характер. Главным их тезисом - важным в том числе и для понимания позиции стран региона по более общим вопросам европейской повести дня – являются опасения по поводу ситуации, которая может возникнуть в 2019 году, когда должен быть введен в строй газопровод «Северный поток - 2», и одновременно истечет срок существующего контракта ОАО «Газпром» на поставки газа на Украину. Государства Центральной и Восточной Европы допускают, что тогда Россия вместо продления транзитного договора с Киевом предпочтет направлять свои экспортные потоки газа по северному маршруту через газопроводы системы «Северный поток - 1» и «Северный поток - 2».  А это, в свою очередь, приведет к удорожанию российского газа и передаст единолично в руки Германии газовый вентиль общеевропейского значения.

Кроме того, в столицах стран Центральной и Восточной Европы держат в уме еще один ключевой, но не озвучиваемый официально, тезис. Потеря Украиной транзитного статуса лишит руководство Евросоюза стимула хоть как-то пытаться влиять на развитие ситуации в этой стране. В результате власть в Киеве окончательно окажется в руках националистов и экстремистов, что поставит под угрозу положение проживающих на Украине венгров, поляков, словаков, румын и представителей других «европейских» национальных меньшинств.

Разумеется, озвучивать подобные аргументы лидеры государств не решаются. Именно поэтому на свет появляются пространные политические декларации наподобие открытого письма, с которым в ноябре 2015 года обратились к Еврокомиссии 10 стран - Болгария, Чехия, Эстония, Греция, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния и Словакия. В нем правительства указанных государств призвали подвергнуть проект сооружения газопровода «Северный поток - 2» тщательному анализу и изучению с законодательной стороны. «Позиция Европейской комиссии по проекту «Северный поток - 2» серьезно повлияет на восприятие общей внешней политики и политики в сфере безопасности ЕС основными союзниками и традиционными партнерами» - подчеркнули авторы обращения и добавили, что расширение проекта «Северный поток», в рамках которого планируется увеличить объем поставок газа в Германию, может привести к серьезным последствиям как для Киева, так и для стран Евросоюза. «Сохранение поставок через территорию Украины является стратегическим интересом Евросоюза в целом не только с точки зрения безопасности поставок, но и с точки зрения укрепления стабильности в восточноевропейском регионе» - делается вывод в документе, который следует понимать в смысле именно двух вышеприведенных тезисов: о нежелательности энергетического доминирования Германии и сохранения у ЕС стимула контролировать власти Киева. (http://www.vestifinance.ru/articles/64872)

Однако и в рамках самого центральноевропейского лагеря по вопросам реализации проекта «Северный поток - 2» следует указать на внутренние противоречия. Более умеренную позицию занимает, в частности, Венгрия, которая уже в текущем месяце фактически дезавуировала свое участие в коллективном обращении в Еврокомиссию. Венгерский министр иностранных дел Петер Сийярто заявил, что у правительства пока не сложилось четкого мнения относительно проекта «Северный поток - 2». «Конечно, мы понимаем, - если новый «Северный поток» будет построен, то нам придется учесть, какую роль он будет играть в поставках энергоносителей, в энергетической безопасности Венгрии. Как только мы подробно узнаем детали проекта «Северный поток - 2», тогда мы решим, какую позицию занять по этому поводу», - подчеркнул он. (http://vz.ru/news/2016/2/17/794985.html)

Таким образом, аргументация, высказываемая в столицах государств Центральной и Восточной Европы против проекта «Северный поток - 2» объективно имеет внутриевропейские корни (страх перед усилением Германии), а также связана с опасениями за единоплеменные этнические группы, проживающие на Украине.

Кроме того, развитие ситуации на энергетическом рынке Европы дает основания предполагать, что степень «сговорчивости» стран этого региона в отношении России будет возрастать.

Здесь приоритетными представляются два момента – рост зависимости ЕС от российского газа и кризис в сланцевой индустрии США.

За последнее время спрос в странах Евросоюза на российский газ вырос на треть. В целом же поставки «Газпрома» в государства дальнего зарубежья только за период с 1 по 16 января 2016 года выросли на 29,4% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года - до 7,75 млрд кубометров.

При этом экспорт российского газа в Германию вырос на 42,1%, в Великобританию - на 170,2%, в Италию - на 23,4%, в Польшу - на 58,1%, во Францию - на 22,8%, в Австрию - на 75,5%.

Аналогичную тенденцию демонстрируют и итоговые данные за 2015 год. «Газпром» за данный период увеличил экспорт газа в дальнее зарубежье на 8%. При этом объем поставок в Германию за 2015 год вырос на 17,1%, в Италию - на 12,6%, во Францию - на 36,8%, в Великобританию - на 10,2%, в Австрию - на 11,5%. В 2015 году «Газпром» установил абсолютный рекорд поставок газа в Германию - 45,3 млрд кубометров. По свидетельству председателя правления ОАО «Газпром» Алексея Миллера, «основным фактором роста поставок газа на экспорт в дальнее зарубежье стало снижение объемов собственной европейской добычи газа. Мы видим, что эта тенденция продолжает укрепляться. Рост объемов поставок газа в дальнее зарубежье только за один год на 11,8 млрд кубометров является ярким подтверждением необходимости строительства газопровода «Северный поток – 2». (http://www.vestifinance.ru/articles/66390)

Теперь по поводу кризиса в сланцевой отрасли США, которая является единым производственным и инвестиционным комплексом по добыче нефти и газа. Кризис напрямую связан с финансовыми издержками, связанными с нынешним низким уровнем мировых цен на нефть (и как результат –  на газ). По оценке рейтингового агентства Moody's, свыше 70 компаний указанного профиля уже оказались на грани банкротства. Количество действующих буровых установок в США сократилось меньше чем за два года в несколько раз и теперь находится на минимальном уровне с 2010 года. Согласно отчету компании Deloitte, почти половина сланцевых компаний в США уже фактически банкроты.

На формации Баккен в Северной Дакоте добыча упала впервые за 5 лет, на Игл Форд в Техасе - впервые за 10 лет. Две указанные формации традиционно считаются в США наиболее стабильными с точки зрения роста объемов добычи. Эксперты крупнейшего в мире нефтяного трейдера Vitol уже подсчитали, что о восстановлении прежних объемов сланцевой индустрии  в США можно будет говорить лишь в том случае, если мировые цены на нефть вернутся к уровню 50 долларов за баррель. А генеральный директор компании EOG Resources (крупнейший землевладелец в рамках формации Игл Форд в Техасе) Билл Томас пообещал, что начнет реализовывать планы наращивания добычи лишь после того, как цены на нефть закрепятся на уровне выше 60 долларов за баррель.

При этом, согласно прогнозам правительственной Администрации энергетической информации США, добыча нефти в стране в 2016 году сократится на 740 тыс. баррелей в день до 8,69 млн баррелей.  (http://www.vestifinance.ru/articles/67608). Американский институт нефти сообщил о снижении общенациональных запасов нефти на 3,3 млн баррелей.

Не оправдались и надежды на быстрый приход в Европу иранских энергоресурсов.  Ирану потребуется время на восстановление мощностей по добыче нефти.

Таким образом, перспективы реализации проекта «Северный поток – 2» в настоящее время следует оценить более оптимистично, чем это могло быть сделано в середине 2015 года, вне зависимости от вердикта Еврокомиссии о соответствии газопровода нормам ЕС.

Ключевые слова: нефть США Катар Литва Словакия Россия Иран Венгрия Болгария Саудовская Аравия Греция Германия Польша Румыния Евросоюз Латвия Венесуэла Еврокомиссия Чехия Эстония Австрия «Северный поток» газопроводы сланцевая индустрия

Версия для печати