«Банальная» Франция. Итоги деятельности Лорана Фабиуса

20:34 12.02.2016 Евгений Осипов, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН


10 февраля 2016 г. стало известно о грядущей отставке министра иностранных дел Франции Лорана Фабиуса, занимавшего этот пост с момента избрания Франсуа Олланда президентом в 2012 г. Пришло время подвести итоги четырехлетней дипломатии социалистов.

Вечером 10 февраля на сайте правительственной французской газеты «Монд» появилось трехминутное видео-интервью[1], в котором известный журналист Кристоф Айяд, руководитель международной службы «Монд», комментировал отставку Фабиуса. Главным достижением главы внешнеполитического ведомства за все четыре года он назвал успешное проведение в Париже XXI климатической конференции ООН («Cop21»), по итогам которой развитые страны (Россия в том числе) согласились в дальнейшем уменьшить выбросы углекислого газа в атмосферу.

Собственно, катастрофическое снижение роли Франции в мире за последние годы объясняется как раз тем, что, проведение климатической конференции - действительно, единственный серьезный успех французской дипломатии за это время. И даже близкие к социалистам СМИ не могут придумать ничего другого.

Экологические проблемы, конечно, имеют глобальное значение для современного мира. В Европе это понимают, может быть, лучше, чем где бы то ни было. Последние полтора года министром экологии Франции была Сеголен Руаяль, топ-политик, бывшая гражданская жена Олланда и мать четырех его детей. Ее назначение уже само по себе говорит о важности поста министра экологии во Франции. Она, кстати, ездила в этом качестве в Россию и выступила в МГУ с лекцией, в которой, в частности, говорила о необходимости отказа от использования угла в энергетике. Однако, при всей важности климатических изменений, очевидно, что внешнеполитическая деятельность крупнейшей европейской державы за четырехлетний период (и не самый спокойный период) должна характеризоваться не проведением экологических конференций, а чем-то другим. Причем, ирония судьбы в том, что буквально на следующий день, 11 февраля, в той же газете «Монд» вышла большая статья о том, что Верховный суд США своим решением приостановил реализацию экологической программы Барака Обамы, которая как раз была приурочена к парижской экологической конференции[2]. Приостановку программы пролоббировали «угольные» штаты США (Кентукки и Западная Вирджиния), не желающие отказываться от использования угля.

Если с отсутствием положительных результатов деятельности французского МИД все более менее ясно, то вот список неудач достаточно широк. Уже мало, кто помнит, но именно Франция в начале гражданской войны в Сирии выступала в качестве лидера западной коалиции и призывала к проведению наземной операции. Действия России, склонившей Башара Асада к соглашению по химическому оружию, перечеркнули французские планы. Сегодня Франция находится явно не на первых ролях в урегулировании сирийского кризиса, а о восстановлении былого французского влияния на Ближнем Востоке и, в частности, в Сирии уже не мечтают даже патриоты Пятой республики.

Также вспомним, что именно в бытность Лорана Фабиуса министром иностранных дел Пятой республики на Украине было подписано печально известное соглашение от 21 февраля 2014 г. между В. Януковичем и лидерами оппозиции. И хотя от имени Франции подпись под документом поставил не Фабиус, а руководитель департамента континентальной Европы МИД Франции Эрик Фурнье, Франция все равно стала одним из гарантов исполнения этого соглашения. Что было после, все знают…

Итог внешней политики Парижа за последние четыре года неутешителен. Да, конечно, упадок французской дипломатии начался гораздо раньше, и Олланд с Фабиусом должны разделить эту ответственность с предшествующими президентами и правительствами. Однако, при Олланде и Фабиусе стало заметно хуже. Во времена президентства Николя Саркози (2007-2012 гг.) роль Франции в международных отношениях тоже снижалась, но тогда во французской дипломатии хотя бы прослеживалась определенная мысль и тенденция к защите собственных национальных интересов. Так, решение о возвращении Пятой республики в военную организацию НАТО объяснялось давним желанием усилить «европейскую ось» в Североатлантическом альянсе. То есть речь шла не просто об «атлантизации Франции», а скорее о «европеизации НАТО», что совершенно разные вещи. У Саркози также были идеи по развитию «южной оси» ЕС и по усилению позиций Франции в Средиземном море. Отсюда и его проект по созданию «Средиземноморского союза». Кстати, активные действия по свержению Каддафи в Ливии тоже из той же области. Из всех этих начинаний у Саркози мало что получилось, но в его действиях была определенная логика. Сегодня же Франция не может себе позволить во внешней политике даже право на мысль или логику. Как сказал в сентябре 2015 г. на парижском заседании Ассоциации «Франко-российский диалог» депутат Национального собрания Франции и мэр XVI округа Парижа Клод Гоасген: «У современной Франции вообще нет внешней политики». В более наукообразной форме об этом давно говорит известный российский франковед, профессор МГИМО Е.О. Обичкина, употребляя термин «банализация» французской дипломатии. Франция, действительно, стала банальной. Остается только надеяться, что после президентских выборов 2017 г. ситуация хоть чуть-чуть, но изменится.

Ключевые слова: Франция Лоран Фабиус Ассоциация «Франко-российский диалог» профессор МГИМО Е.О. Обичкина

Версия для печати