Иран в новых международных условиях

12:00 05.02.2016 Николай Бобкин, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН


Посетивший Москву Али Акбар Велаяти, советник Верховного лидера Ирана аятоллы Хаменеи, заявил, что между Ираном и Россией существует беспрецедентное сотрудничество в региональных вопросах и  стратегические связи между двумя государствами являются нерушимыми. Он сделал это заявление (3 февраля) на встрече с помощником президента России Юрием Ушаковым. Действительно, в последние годы Москва и Тегеран сделали многое, чтобы нормализовать международную ситуацию вокруг Ирана, устранить искусственные препятствия на пути полноценного двустороннего сотрудничества, обеспечить взаимодействие в решении региональных вопросов безопасности, что наиболее полно заметно в Сирии. Вместе с тем остается мнение о том, что сотрудничество Исламской Республики с Россией во многом определялось отсутствием у Тегерана альтернатив партнерству с Москвой. В связи с отменой антииранских санкций и выходом страны из международной изоляции  высказываются предположения о возможной смене стратегического курса ИРИ. Так ли это?

В эти дни акценты в деятельности правительства, возглавляемого президентом Хасаном Роухани,  смещены на внутреннюю политику. В феврале Иран отмечает очередную, 37-ю годовщину исламской революции 1979 года. Несмотря на то, что свой новый год иранцы встретят 21 марта 2016 года, именно сейчас подводятся итоги и строятся планы на будущее. На этот раз февраль знаменателен и тем, что должны состояться очередные парламентские выборы, которые пройдут 26 февраля 2016 года. Для президента Роухани и его команды выборы в меджлис станут своеобразным тестом на доверие иранского народа. Деление правящей политической элиты в Иране на «консерваторов» и «реформаторов» стало распространенным шаблоном, однако попытки втиснуть позиции иранских руководителей в рамки стандартных представлений, по меньшей мере, сомнительны. В любом случае, признаков раскола в иранском руководстве не заметно.

В первый же день февраля была проведена встреча руководителей трех ветвей власти Ирана: президента Роухани, главы судебной системы аятоллы Амоли и спикера парламента Лариджани (1). Обсуждалась координация в решении наиболее важных вопросов страны в новых международных условиях. «Все, что мы имеем, связано с исламской революцией», - подвел итог этой встречи иранский президент. Отказываться от своих политических ценностей, свободы, независимости, исламской этики руководители ИРИ не собираются. Преимущества, которые дает принятый Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), обеспечивающий мирный характер ядерной программы Ирана, иранское руководство намерено использовать «на благо народа». Основные направления дальнейшей политики руководства страны президент Роухани день спустя обозначил в своем интервью 1-му каналу телевидения Ирана (2).

Начал президент с санкций, указав на то, что их отмена решает не более 40 процентов проблем Ирана, большую часть вопросов придется решать внутри страны. Это и борьба с коррупцией, и приватизация, и создание более благоприятных условий для привлечения инвестиций, и приоритет в развитии отсталых регионов страны. Речь идет о модернизации иранской экономики, однако, как предупреждает Роухани, возврата к досанкционной политике быть не должно. Иран намерен отказаться от преимущественного ориентирования на экспорт сырья, включая и нефть. В этом состоит политическая воля иранского руководства, чтобы не допустить возвращения к зависимости дальнейшего развития страны от продажи нефти. В бюджете первого после отмены санкций финансового года, начинающегося в Иране 21 марта 2016, доходы от экспорта нефти запланированы в размере 25 процентов. И это при том, что иранцы прогнозируют в этом же финансовом году экономический рост на 5 процентов и создать  один миллион рабочих мест. Успешное решение этих задач президент Роухани  называет «великим подвигом», а «ключевым вопросом» в выполнении этих задач считает взаимодействие с внешним миром в новых условиях.

Тегеран не желает быть лишь потребителем и импортером, опора делается на привлечение иностранных инвестиций с обязательным условием участия иранских компаний. К примеру, в отношении сотрудничества с Peugeot Citroën Роухани ставит цель использовать инвестиции французского концерна для производства в Иране качественных автомобилей, которые можно экспортировать за рубеж.  Что касается импорта, то Иран намерен в основном импортировать иностранный капитал,  который планирует  использовать для развития собственного производства, способного предложить современную продукцию на иностранные рынки. Свои размороженные финансовые активы, оцениваемые в 100 млрд. долларов, иранцы предпочитают пока зарезервировать. Кто, по мнению иранского президента, может принять участие в реализации этого замысла?

«Основа плана заключается в том, чтобы не быть зависимыми от Запада, нам следует использовать все страны, мы должны сделать выбор в пользу тех, кто готов работать с нами», - заявил Роухани. В числе наиболее привлекательных партнеров названы страны Азии: Китай, Япония, Южная Корея, Индия. Россия упомянута как страна, с которой есть «регулярный обмен торговыми делегациями». Перспективными направлениями считаются Африка и Латинская Америка, хотя, как представляется, страны этих континентов помочь иранской экономике своими инвестициями, вряд ли, в состоянии. Скорее, к Западу Тегерану придется обращаться, прежде всего, к Европе. А это значит, что и условия инвестиционного сотрудничества с ними будут пересматриваться. Не похоже, что западноевропейские союзники США станут вкладывать миллиарды евро в развитие иранской экономики без одобрения Вашингтона. Преодолеть иранофобию в отношениях американского руководства к исламскому режиму не удается, в конгрессе США продолжают рассматривать Иран как угрозу безопасности на Ближнем Востоке.

Председатель комитета по иностранным делам сената Боб Коркер не поддерживает снятие санкций, призывает руководство США продолжать оказывать давление на Тегеран (3). Сенатор считает, что нужно сделать «все возможное, чтобы удержать ноги Ирана в огне» (to do everything we can to hold Iran’s feet to the fire). Многие западные эксперты, оценивая подобную американскую позицию, считают, что у иранского руководства не получится обойти США в своих отношениях со странами  Евросоюза (4). Делается вывод о неизбежности решения иранским руководством своих проблем с американцами, чтобы получить в обмен полноценное экономическое сотрудничество с Европой.

Похоже, что после визита в Италию и Францию, для иранского руководства это становится также понятным. Президент Роухани в упомянутом интервью государственному телевидению заявил, что у него не вызывает протеста торгово-экономическое сотрудничество с США. «Если американцы готовы вкладывать деньги в нашу экономику, создавать совместные предприятия, у нас с этим проблем нет. Снижение цен на нефть открывает перед нами новые возможности, и даже когда они пойдут вверх, мы не станем сырьевым придатком», - сказал он. Возможно ли возвращение американского бизнеса в иранскую экономику  на таких условиях? Сегодня на такой сценарий ничего пока не указывает.

Что касается России, то  министр энергетики Александр Новак, сопредседатель Российско-Иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству с российской стороны,  не согласен с тем, что Россия опаздывает с приходом на иранский рынок. В конце декабря 2015 года в Тегеране проведена Первая российская национальная промышленная выставка «Торгово-промышленный диалог: Россия — Иран». На ней были представлены более 80 крупнейших российских промышленных предприятий. Решение о проведении этой выставки России в Иране было принято на уровне руководства наших стран. За последний год удалось согласовать с иранскими партнерами перечень проектов на сумму примерно 40 млрд. долларов. Вряд ли на этом фоне можно говорить, что российский бизнес медлит с подходом к «иранскому пирогу».

 

(1)  http://www.president.ir/en/91722

(2)  http://en.mehrnews.com/news/114113/Iran-seeks-stable-region-where-it-plays-stronger-role

(3)  http://learningenglish.voanews.com/content/corker-discuss-iran-syria-north-korea/3173384.html

(4)  http://www.al-monitor.com/pulse/originals/2016/01/rouhani-italy-economy-trade-pope-francis.html

Ключевые слова: Иран Хасан Роухани Антииранские санкции Выставка «Торгово-промышленный диалог: Россия — Иран» Российско-Иранская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству

Версия для печати