Быть или не быть «Женеве-2016»?

13:12 19.01.2016 Андрей Исаев, журналист-международник


Стеффан де Мистура, взваливший на свои плечи груз подготовки межсирийских переговоров, по-прежнему не уверен в том, что в обозримом будущем Сирии удастся сохранить территориальное единство. «Решение (о территориально-политическом устройстве страны – А.И.) должны принимать сирийцы», - считает спецпосланник Пан Ги Муна. (http://www.vesti.ru) Так или иначе, хотелось бы, чтобы его усилия не превратились в сизифов труд.

По плану ООН, через шесть месяцев после начала переговоров между Дамаском и оппозицией (25 января) должно быть сформировано переходное правительство, в котором будут представлены все этнические и конфессиональные общины Сирии. Оно примет новую конституцию, и в соответствие с этим документом не позднее мая 2017 года должны пройти всеобщие выборы, которые и определят будущее многострадальной страны. План, наверное, хорош, только приходится сомневаться в его реалистичности: к изначальному требованию ухода Башара Асада с поста президента оппозиционеры в последнее время добавили требование снять блокаду правительственных войск с ряда контролируемых боевиками населенных пунктов. Да и способности выступать сплоченным блоком оппозиция пока не демонстрирует: одно дело тактическое взаимодействие на поле боя в борьбе против общего сильного противника, другое – дележ власти. Еще один камень преткновения – список оппозиционных организаций, которые будут допущены к переговорному процессу. Если ДАИШ (ИГ) и «Джабхат ан-Нусру» Организация объединенных наций относит к разряду террористических группировок, то по группировкам «Ахрар аш-Шам» и «Нур эд-Дин», которые считаются террористическими и в Дамаске, и в Москве, например, решения пока не принято.

ООН убеждает и надеется. В нынешних условиях как-то иначе повлиять на разношерстную оппозицию она не может. «Мы сделаем все возможное. Я надеюсь, что и стороны проявят гибкость и чувство компромисса», - подчеркивает Пан Ги Мун. «Политическому решению нет альтернативы», - вторит ему Де Мистура. (http://www.vesti.ru) Похоже, что в безальтернативности политического решения сирийской проблемы убедился и Вашингтон. Глава внешнеполитического ведомства США Джон Керри недавно заявил: «Нет более эффективных действий в борьбе с терроризмом, чем широкие дипломатические усилия, которые открывают реальный выбор. Не выбор между Асадом и ИГИЛ, а выбор между войной и миром». (http://www.vesti.ru)

Официальный Дамаск демонстрирует полную готовность к переговорам. Еще за месяц до начала предполагаемой встречи, 24 декабря, министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем сообщил о готовности правительства встречаться и разговаривать с оппозицией. Лишь выразил желание получить от организаторов встречи список переговорщиков с противоположной стороны, дабы убедиться, что террористов среди них не будет. Списка все еще нет. Что до обвинений в блокаде населенных пунктов, то, по словам постпреда Сирии в ООН Башара Джаафари, они преследуют целью срыв переговоров в Женеве и ничего более. (http://tass.ru)

Оппозиция настроена не столь миролюбиво. «…Невозможно договариваться о прекращении огня, пока союзники Башара Асада - Иран и Россия - продолжают бомбардировки и военные операции на территориях, населенных мирными жителями», заявил в интервью Le Monde глава Высшего комитета по переговорам (ВКП) сирийской оппозиции Рийад Хиджаб. После встречи с президентом Франции Франсуа Олландом Рийад Хиджаб заявил: «Мы хотим мирных переговоров, мы серьезно на это настроены. Но при одном условии. Мы не можем садиться за один стол переговоров с режимом Асада .(http://24news.com.ua) При этом он уверяет, что «оппозиция не выдвигает предварительных условий для переговоров». (https://news.mail.ru)

Высший комитет по переговорам (ВКП) - это креатура Эр-Рияда. В декабре прошлого года Саудовская Аравия провела в своей столице съезд десятков оппозиционных сирийских групп (среди которых значились и «вполне» террористические организации, например, «Ахрар аш-Шам», аффилированная с «Джебхат ан-Нусра». По итогам съезда и был оформлен представляющий интересы различных группировок ВКП, во главу которого поставили сбежавшего в 2012 году из Дамаска экс-премьера Сирии Рийада Хиджаба. Свою деятельность в ранге «главного переговорщика от оппозиции» он начал с отказа от переговоров с Дамаском, требуя от САР в одностороннем порядке прекратить огонь и остановить бомбардировки российской авиацией позиций террористов. А за две недели до начала встречи в Женеве еще один из лидеров оппозиции, бывший коммунист Джордж Сабра выразил сомнение в том, что консультации начнутся в срок, так как «не обеспечены условия для начала переговоров, а сирийцев не убедили в том, что идет реальный политический процесс». (http://vz.ru) В результате, Сергей Лавров был вынужден с сожалением подытожить: «Не все участники переговоров отказались от предварительных условий» (Там же).

Следует признать, что развитие событий в регионе не способствует смягчению подхода оппозиционеров к переговорному процессу. Сигналы «не сдаваться!» один за другим поступают из Саудовской Аравии – «всемирно признанного» опекуна суннитских радикалов. Только в прошлом году Эр-Рияд инициировал образование межарабских объединенных вооруженных сил, вторжение в Йемен суннитской коалиции, а также создание международной (а негласно – опять же суннитской) коалиции для «противодействия терроризму» на Ближнем Востоке. Примечательно, что о последней инициативе королевства, как и о формировании ВКП, было объявлено в декабре, сразу после съезда сирийской оппозиции в Эр-Рияде. Другими словами – практически в преддверии встречи в Женеве. Вряд ли это простое совпадение.

Еще один момент, без которого урегулирование внутрисирийского кризиса нереально, это участие в переговорах представителей курдских политических сил. Сирийские курды стараются дистанцироваться от обеих сторон противостояния, но при этом в борьбе против своего главного противника – ДАИШ (ИГ) – взаимодействуют и с оппозицией, и с Дамаском. «Ряд оппозиционных политических партий Сирии не поддержит итоговые решения предстоящих межсирийских переговоров в Женеве 25 января, если будут исключены из единого списка оппозиции», - сообщил журналистам замглавы МИД РФ Геннадий Гатилов после недавних консультаций в Женеве с представителями ряда политических движений, в частности, - курдской партии «Демократическое единство». «Это достаточно представительные организации, которые имеют свою позицию и готовы участвовать в переговорном процессе. И если, как они сказали, они будут исключены из политического процесса, то они не смогут поддержать те решения, которые будут приняты без их участия», — заключил российский дипломат, подчеркнув, что с их стороны «политическая воля к участию в переговорах есть». (http://ria.ru/) Отметим, что пока сирийские курды официально не выдвигают требования политической независимости, говоря лишь о «самоуправлении» своих регионов. Отсюда следует простой вывод: те, кто пытается исключить их из переговорного процесса, не преследует целью сохранить территориальную целостность Сирии. Пока вопрос о включении курдских представителей в список Женевы-2016 остается открытым.

Среди тех, кому Сирия в ее нынешних границах не нужна, - власти Турции. В российском МИДе отмечают, что «Турция ведет в регионе скрытую игру, преследуя узкие конъюнктурные интересы... Анкара под предлогом борьбы с ИГ пытается изменить «этническую конфигурацию» на севере Сирии. (https://news.mail.ru) То есть - в районах проживания родственных туркам сирийских туркмен. Нетрудно догадаться, зачем это нужно нынешней турецкой политической элите, «мобилизованной» идеей неоосманизма.

Позицию России кратко и в «удобоваримом» для западной аудитории ключе сформулировала британская журналистка Мэри Дежевски в своей статье в Gardian: «Приоритетом России всегда было любой ценой предотвратить полное разрушение сирийского государства. Путин поддерживает Асада только потому, что тот - последнее, что стоит между Сирией и хаосом». (https://news.mail.ru) Впрочем, хорошо известно, что и сохранение президентства Башара Асада никогда не было самоцелью российского руководства. По мнению Москвы, и будущее сирийского лидера, и будущее страны должно решить свободное волеизъявление народа Сирии. А для этого нужно как минимум прекратить боевые действия на фронтах и начать диалог.

Пока же война продолжается и все еще непонятно, с кем разговаривать о перемирии, в котором заинтересованы явно не все.

Ключевые слова: Сирия переговоры в Женеве

Версия для печати