Испанский синдром для Евросоюза

15:30 17.12.2015 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Предстоящие 20 декабря всеобщие выборы в Испании не только подведут определенные политические итоги уходящего года, но и зададут ключевые европейские векторы на год 2016-й. И уже сейчас можно утверждать, что одним из таких векторов станет активизация сепаратистских, националистических и изоляционистских настроений на всем пространстве Европейского союза. Состоявшиеся на днях муниципальные выборы во Франции принесли успех «Национальному фронту» во главе с не скрывающей намерения вывести Францию из состава Европейского союза Марин Ле Пен. Вполне возможны неприятные для Брюсселя сюрпризы на предстоящих 5 марта 2016 года парламентских выборах в Словакии – где активно укрепляет свои позиции радикально-националистическое движение Народная партия – «Наша Словакия». Ее лидер Мариан Котлеба жестко критикует власти страны и всего ЕС за попустительство притоку мигрантов и обещает решать данную проблему самыми жесткими мерами, вплоть до закрытия границ и опять-таки инициирования выхода Словакии из Евросоюза. По последним данным, «Наша Словакия» вполне способна преодолеть пятипроцентный барьер на выборах в парламент, а местные эксперты не исключают дальнейшего роста ее популярности в отличающемся традиционализмом словацком обществе.

Подъем сепаратизма имеет под собой как внутренние, так и внешние факторы. Однако в сегодняшней Европе данные факторы переплетены так тесно, что подчас не позволяют провести границы между собой. Спровоцированная политикой США и руководства Евросоюза нестабильность на Ближнем Востоке и в Северной Африке и порожденная этим активизация международного терроризма, приток беженцев в ЕС (к концу года он может превысить один миллион человек) и одновременный рост националистических и изоляционистских настроений в странах ЕС, наконец, упорное нежелание Вашингтона и Брюсселя взаимодействовать по актуальным проблемам международной повестки дня с Россией – все это неуклонно расшатывает европейскую политическую систему.

В этом клубке проблем все громче звучит и голос сторонников отделения Каталонии от Испании. Принятая 9 ноября каталонским парламентом резолюция провозгласила начало отделения от Испании и создания республики и поднесла фитиль к еще одной европейской «пороховой бочке». Премьер-министр страны Мариано Рахой поспешил задействовать Конституционный суд Испании с тем, чтобы воспрепятствовать реализации данной резолюции. Однако вряд ли правовые меры способны переломить ситуацию. «Число тех, кто требует, чтобы Каталония была государством, продолжает расти», – подчеркивают в каталонской партии Junts pel Si («Вместе за «да»), добившейся успеха на местных выборах в конце сентября, - «Выборы 27 сентября были исключительными, и их результаты, как бы их ни рассматривали, демонстрируют ясное желание каталонского народа. Мы никого не исключаем, это возможность начать создание современного и справедливого государства». (vestifinance.ru)

Позицию центральных властей Испании можно понять в силу, прежде всего, экономических соображений.  Местные экономисты прогнозируют, что если Каталония все же отделится от Испании, то валовой внутренний продукт  страны сократится примерно на 20%, тогда как соотношение долга к ВВП сразу же вырастет на 25% (vestifinance.ru). Вполне возможны и политические издержки для правящей Народной партии, которая рискует оказаться на предстоящих выборах «меж двух огней» - тех, кто симпатизирует каталонцам в их борьбе за самоопределение, и тех, кто выступает за более жесткие меры центральных властей.

В подобной ситуации объективно возрастают шанса на успех леворадикальной партии Podemos.  Данные опроса за 9 декабря, проведенного национальной социологической службой Redondo & Asociados, отдали Podemos почти 17% голосов, что всего на 4% меньше, чем у социалистов, а правящая Народная партия, согласно данному исследованию, может набрать 28% голосов. (europapress.es)

При этом партия Podemos, в свою очередь, способна стать ядром антибрюссельского средиземноморского блока с участием таких схожих по идеологии и практике партий и движений, как греческая леворадикальная коалиция СИРИЗА и португальская Социалистическая партия. Не случайно именно Podemos и португальские социалисты активнее других поддерживают греческого премьера Алексиса Ципраса в том числе в контексте состоявшегося в июле референдума о взаимоотношениях Греции с внешними кредиторами. «В Греции победила демократия», - заявил тогда лидер партии Podemos Пабло Иглесиас. А лидер португальских социалистов Антониу Кошта подчеркнул, что «меры строгой экономии вредны и подрывают европейское единство». Партнером этих партий выступает и германское движение PEGIDA («Европейские патриоты против исламизации Старого Света») – что способно еще более усилить позиции евроскептиков в ЕС. Не случайно на митингах, организованных данным движением, озвучиваются те самые лозунги, которые в сегодняшних условиях способны объединить миллионы людей во многих странах как Западной, так и Восточной Европы. Это призывы выдворить всех мигрантов, отправить в отставку правительство и пересмотреть ключевые внешнеполитические приоритеты.

По самым скромным подсчетам, порядка 1000 исламистов из Германии уже отправились на Ближний Восток воевать в рядах запрещенной в России террористической организации «Исламское государство». Не забывают лидеры PEGIDA  и о сепаратистской составляющей борьбы с правительством Меркель и евробюрократией. Не случайно на состоявшейся в октябре массовой манифестации в Дрездене звучали предложения проведения референдума о независимости федеральной земли Саксония и ее выхода из состава Германии и ЕС. Одна их активисток PEGIDA Татьяна Фестерлинг обосновывает данное требование аналогичными настроениями в Каталонии, Шотландии и Южном Тироле, а также тем, что германские власти, по ее мнению, в связи с наплывом беженцев принимают незаконные решения в области миграционной политики.

Развитие ситуации в Испании и в том числе вокруг Каталонии неизбежно проецируется на аналогичные коллизии в других европейских регионах со схожими проблемами – от Шотландии и Бельгии до Украины и Балкан. В последнем случае возможно новое – и на этот раз решающее – обострение проблемы сохранения единой Боснии и Герцеговины.

Не случайно и сторонники, и противники отделения Каталонии так активно ссылаются на балканский, и прежде всего косовский опыт. И если сторонники каталонских сепаратистов напоминают о косовском прецеденте, то их оппоненты подчеркивают те проблемы, с которыми столкнулась Европа в результате потворства албанским сепаратистам Косово. Как указывает в этой связи мадридская газета El Pais, «если чему-то и учит нас Косово, так это тому, что односторонний выход из состава государства плохо заканчивается. Поскольку в отсутствие четкой международной правовой базы и без ясно выраженной поддержки мирового сообщества многие будут заинтересованы в том, чтобы обретение независимости потерпело неудачу. Именно это и произошло в Косово, которое не признали такие разные страны, как Испания, Китай, Россия, Греция, Словакия. Все они рассматривают косовский вопрос как имеющий принципиальное значение для их стран. В 2008 году, через десять лет после начала войны в Югославии, Косово объявило о независимости. В настоящее время, несмотря на то, что его признали 111 стран, оно не является не только членом ООН, но даже не сумело вступить в ЮНЕСКО, тоже являющимся одним из важных центров мировой власти. Такая вот история». (elpais.com)

Несомненно, что конфигурация Европы уже в самое ближайшее время претерпит серьезные изменения. И предстоящие 20 декабря выборы в Испании способны многое определить в плане характера данных изменений, породив в рядах Евросоюза «испанский синдром».

Ключевые слова: Испания выборы в Испании сепаратизм в Европе

Версия для печати