Рассел: Китайско-иранское нефтяное соглашение свидетельствует о жесточайшей конкуренции внутри ОПЕК

09:53 10.12.2015 Клайд Рассел (Clyde Russell), колумнист агентства «Рейтер»


4 декабря Китай заявит о возобновлении закупок иранской нефти. Это не только даст шанс Исламской Республике Иран восстановить свои позиции на мировом рынке нефти, но также укажет на причину крайне низкого уровня значимости предстоящей встречи стран-членов ОПЕК. Рынок пришел к консенсусу, что встреча 4 декабря не приведет ни к каким значительным изменениям в политике картеля относительно объема добычи нефти.

И все-таки Саудовская Аравия, основной экспортер нефти, делает робкие сигналы, что страна может рассмотреть возможность урезания объема добычи при условии, что остальные члены ОПК, а также крупные игроки, не входящие в картель, например, Россия, также пойдут на снижение. В следствие того, что данное предложение является, скорее, мертворожденным (учитывая отрицательное отношение к нему России), большее значение имеет возобновление китайско-иранского нефтяного соглашения, поскольку оно показывает, почему в нынешних условиях любые попытки сдержать уровень мировой добычи нефти обречены на поражение. По данным отчета агентства «Рейтер» от
3 декабря, Иран подписал соглашение с двумя основными китайскими импортерами нефти – компанией Sinopec, являющейся крупнейшим в Азии нефтеперерабатывающим оператором, а также с государственным нефтетрейдером Zhuhai Zhenrong; объем соглашения из расчета 505 000 брр/день. По данным отраслевых источников, на которые в своем отчете ссылается агентство «Рейтер», Иран также ведет переговоры с другими потенциальными покупателями из Китая об условиях поставок уже в следующем году.
За первые 10 месяцев 2015 г. объем экспорта иранской нефти в Китай был в размере
536 000 брр/день, что на 1,9% меньше по сравнению с аналогичным периодом в 2014 г. Учитывая, что на 2016 г. Иран законтрактовал объем нефти из расчета 505 000 брр/день, существует вероятность, что Тегеран нарастит объем экспорта (данная вероятность зиждется на предположении, что Иран может заключить соглашения и с другими покупателями). Беря во внимание предстоящее ослабление санкционного бремени как результат подписания Ираном «ядерного соглашения» с ведущими западными державами, выполнение поставленной задачи представляется более легким. В своем отчете агентство «Рейтер», ссылаясь на данные трех источников из числа переговорной группы, указывает, что официальные лица министерства нефти Ирана также провели встречи с трейдерами компании PetroChina (второго по величине государственного нефтеперерабатывающего оператора в Китае) и с китайской государственной нефтяной компанией CNOOC, которая является оператором нефтехимического комплекса совместно с нидерландско-британской Royal Dutch Shell.

В ОПЕК нет партнёров

Поскольку ожидается, что Иран, в прошлом второй по объемам экспортер-член ОПЕК, будет стремиться вернуть свою долю нефтяного рынка (в силу снятия санкций), важность китайско-иранского нефтяного соглашения заключается в том, что члены ОПЕК теперь рассматривают друг друга не как партнеры, а как конкуренты на мировом рынке нефти. Ранее, в периоды переизбытка нефти на мировом рынке, вполне справедливо стоило ожидать, что ОПЕК будет пытаться контролировать предложение нефти с целью стимулирования роста цен, однако сегодня этого более не наблюдается. Сообщения о том, что Саудиты лишь рассмотрят вопрос сокращения объемов собственной добычи если на это пойдут другие члены картеля, а также крупные страны-экспортеры, в него не в ходящие, свидетельствует о том, что от ОПЕК осталось лишь название, и что организация существует только на бумаге. Когда Саудиты или кто-либо другой говорит о сокращении объемов добычи, на самом деле целью таких вербальных интервенций являются поставки нефти в Азию из Ближнего Востока или из России: почти 2/3 нефтяного экспорта Саудовской Аравии направляется на нефтеперерабатывающие мощности Азии, и поэтому урезание поставок в этот регион будет наиболее эффективным способом стимулировать рост цен на нефть. Тем не менее, в условиях нынешней ситуации (ценовой войны между Саудовской Аравией, Ираком и Россией), к указанной «тройке» в 2016 г., вероятно, присоединится Иран. Как отмечается в опубликованном 1 декабря отчете департамента нефтяной аналитики агентства «Томсон Рейтер», «с целью решения внутриэкономических задач и с учетом планов по насыщению рынка одинаковыми сортами нефти Иран и Ирак продолжат конкурентную борьбу. Тем временем Россия пытается «отжать» у Саудовской Аравии часть ее доли на рынке Азии (на это Саудиты ответили значительным увеличением скидки на свою нефть в Европу). В итоге, Саудовская Аравия более не находится над схваткой за долю на рынке нефти, она в нее полностью «втянулась»». Любые заявления об урезании объема добычи нефти на фоне планируемого роста объема ее добычи можно с легкостью отметать как информационный шум. Так, все в том же отчете агентства «Томсон Рейтер» приводится прогноз, что в 2016 г. Ирак нарастит объем добычи до отметки 4,38 млн. брр/день, (на 13% больше по сравнению с показателями этого, 2015, года), тогда как Иран увеличит объем добычи на все 19% до отметки 3,38 млн. брр/день.

Учитывая, что рост добычи в странах Ближнего Востока приведет к росту конкуренции, существует вероятность, что на сорта нефти, добываемые в Атлантике, будет оказываться некоторое давление на рынках Азии: в свою очередь это отразится на зависимых от нефтяного экспорта экономках таких членов ОПЕК как Нигерия и Ангола. В свою очередь, эта ситуация, вероятно, приведет к еще большему размыванию единства в ОПЕК и, что возможно, станет причиной «войны скидок», что только усложнит формирование условий для роста цен на нефть на основе фундаментальных показателей предложения.

Ссылка на оригинал: http://www.reuters.com/article/column-russell-crude-china-idUSL3N13T1DK20151204#wpcRI2MAmDAXMA19.97

Публикацию и комментарий подготовил Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, независимый международный обозреватель

 

 Изначально нынешняя «нефтяная война» рассматривалась как «война» членов ОПЕК и других крупных игроков, в него не входящих, с американской сланцевой нефтью. Этому посвящен целый ряд аналитических исследований, в том числе и автора этих строк. Тем не менее, как известно, большое видится на расстоянии, и спустя почти год анализ ситуации показал, что в этой «нефтяной войне» наметились некоторые перемены (масштабнейшее снижение количества буровых установок США), но это оказалось лишь первое сражение. Сейчас на наших глазах разворачивается второе сражение – битва за азиатский рынок нефти, и здесь основным «противником» Саудовской Аравии является Россия. Сейчас можно часто слышать о том, что снова возвращаются 80-е гг., когда Саудовская Аравия, нарастив добычу нефти, якобы «стала могильщиком Советского Союза». Эта дискуссия выходит за рамки данного комментария, однако можно сказать, что, несмотря на попытки Саудовской Аравии потеснить Россию на европейском нефтяном рынке, победу в этом раунде все же одерживает именно Россия. Кроме того, теперь у России появился союзник – Исламская Республика Иран, которая благодаря снятию экономических санкций после подписания исторического «ядерного соглашения»  при активном же участии России намерена вернуть себе свою «досанкционную» долю нефтяного рынка Азии. Сейчас Иран заключил сделку с Китаем о поставках нефти, что окажет дополнительное давление на нефтяную промышленность, а значит, и на экономику Саудовской Аравии (данная сделка может быть не последней, поскольку стало известно, что в 2016 г. Китай может нарастить свои стратегические запасы нефти, а также повысить импортные нефтяные квоты). Кроме того, в отличие от Саудовской Аравии, и Россия, и Иран ведут нефтяные сделки с Китаем не за доллары, что не оказывает столь негативного влияния на их экономики на фоне обвала долларовых цен на нефть (вполне вероятно, что именно этот факт, а также наращивание поставок иранской нефти в Китай стали причиной «медвежьего» ралли по нефти, а не заявление ОПЕК о сохранении добычи нефти на текущем фактическом уровне). Таким образом, новое сражение в «нефтяной войне», направленное на вытеснение Саудовской Аравии из азиатского рынка нефти, может развенчать миф о «Всесильном Эр-Рияде, погубившем СССР», и стать «лебединой песней» самого нефтяного королевства, долгое время наводившего ужас на либералов и других «доброжелателей и патриотов» России.  

Ключевые слова: нефть Россия Иран Саудовская Аравия ОПЕК санкции сланцевая нефть

Версия для печати