К вопросу об обвале цен на американскую марку нефти WTI: новая экономическая версия и системные причины

22:13 01.01.2015 Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, эксперт журнала «Международная жизнь»


30 декабря 2014 г. цена на американскую нефть WTI упала до своего исторического минимума в 52,69$/баррель при нижнем пороге себестоимости в 50$/баррель. Говоря о причинах обвала цен на нефть, которые с июля просели более чем на 50%, традиционно выдвигают следующие версии:

 

1) Американо-саудовский заговор. Цель - обрушить экономики РФ и Ирана;

2) Антисланцевый заговор ОПЕК и некоторых экспортеров нефти, не входящих в картель, в том числе, и американских! Цель – задушить добычу сланцевых углеводородов.

 

С учетом целого ряда аргументов, не являющихся предметом предлагаемого анализа, версия № 1 не выдерживает критики, поэтому эксперты склоняются именно к версии № 2. Однако анализ ситуации в ТЭК США позволяет дополнить эту стройную цепочку еще одним звеном. Сланцевая революция, по замыслу Белого Дома, должна была не только трансформировать США из импортера углеводородов в экспортеры, но и провести реиндустриализацию за счет дешевого энергоносителя – сланцевого газа! (при переводе в европейскую систему исчисления цена сланцевого газ на внутреннем рынке США составляет 130-187$/1000м3 – цена, действительно, смехотворная). И вот здесь-то сланцевики нажили себе целый ряд смертельных врагов. Итак, смертельные враги сланцевиков, в частности, сланцевого газа:

1) Угольные операторы.

Последние 2-3 года в ТЭК шла ожесточенная война газовиков и угольщиков. Причина: намерение газовиков через свое лобби закрыть угольные ТЭС с целью строительства новых, работающих на газе, т.к. по данным Управления по информации в области энергетики США (EIA) доля угля в энергобалансе США до 2040 г. будет составлять 32%, что всего на 3% уступает газу. Были даже выдвинуты аргументы: экологический и технологический: а) объем CO2, выделяемый при производстве 1-й единицы электроэнергии, в 2 раза превышает объем CO2, выделяемый при сжигании газа в аналогичных условиях; б) КПД угольных ТЭС – 35%, КПД газовых ТЭС – 45%. Эта энергетическая война в итоге привела к закрытию ряда добывающих мощностей, а оставшийся уголь из-за издержек, понесенных угольными операторами, стал неконкурентным на внутреннем рынке США (масла в огонь летом этого года подлили транспортные компании, реквизировав практически весь железнодорожный подвижной состав для перевозки зерновых) и был заменен энергетическим углем из Колумбии и РФ. Так что, у угольщики, говоря языком Дюма, «задолжали» сланцевикам.

2) Импортеры дизельного топлива.

На фоне «сланцевой эйфории» министерство транспорта США вознамерилось перевести все локомотивы страны с дизельного топлива на газ. Данное предложение, говоря языком Булгакова, поражает не только своими космическими масштабами, но и космической глупостью, и вот почему. Глупость № 1. Перевод с дизельного топлива на газ потребует титанической работы по модернизации тепловозного парка, а в США ж/д перевозки осуществляются только тепловозами (электровозов у них нет вообще). Последствия не заставят себя долго ждать: нехватка угля на ТЭС, срывы экспортных контрактов по тому же углю и зерну, доходы от которых, несмотря все заявления о высокотехнологичности и «умной природе» американской экономики, составляют около 10-13%!
Глупость № 2, которая имеет прямое отношение к предмету нашего обзора: переход на газ приведет к обрушению огромной системы импорта в США дизельного топлива, которое сцеживают по всему миру. В США имеется дефицит дизельного топлива, о чем свидетельствует агитпроп топливного лобби, настаивающего на расконсервировании добычи нефти на Аляске и аргументирующего это возможностью снизить высокие цены на дизельное топливо. Именно поэтому США и создали вышеупомянутую сложную систему компаний, занимающихся поиском и закупкой дизтоплива у всех надежных поставщиков. Автор этих строк знаком с данной системой не понаслышке, поскольку более года работал с рядом турецких компаний, занимающихся реэкспортом дизельного топлива из России в США. Естественно, что в эту систему вложены огромные денежные средства, поэтому любые поползновения газового лобби в лице официальных лиц США, таят угрозу для этой системы. Так что, сланцевики нажили себе еще одного влиятельного врага.

Выводы. Решив затеять сланцевую революцию, некоторые из политических кругов США нарушили тончайший механизм в ТЭК США, существующий уже долгие годы. В результате количество врагов сланцевиков превысило количество друзей, к которым можно отнести разве что химпром и нефтехимпром, который за счет дешевого сырья становится более конкурентоспособным на рынке ЕС чем немецкие компании, однако это может реализоваться лишь в случае подписания соглашения о Трансатлантической ЗСТ, что на фоне обострения геополитической обстановки является весьма призрачной перспективой. Тем не менее, это лишь экономическая сторона проблемы, являющейся куда более глубокой. Тип государственного устройства США, по мнению экспертов, – корпоратократия – система государственного управления, объединяющая корпорации, банки и правительства. Во времена Холодной Войны корпорации и банки были надежными партнерами Белого Дома, воплощая в жизнь политику «экономического киллерства» – подрывом экономической системы идеологического врага через систему финансовой, торговой и производственной кооперации с последующим ее обрушением. Однако уничтожив СССР, воленс-ноленс США уничтожили и сам механизм формирования отношений между государством и крупным капиталом, сделав участников корпоратократии не партнерами, а конкурентами[1]. После распада биполярного мирового порядка интересы Белого Дома и крупного капитала неоднократно расходились. Наглядным примером является удачное лоббирование компанией «Шеврон» по отмене конце 90-х с правительственных санкций против Ирана с целью создания логистического коридора для отгрузки добываемой нефти в Туркменистане. Сложившаяся ситуация вокруг сланцевой революции – это результат столкновения интересов некоторых представителей политических кругов США и стоящих за ними сланцевиками с интересами представителей нефтегазового сектора, занимающихся традиционной добычей углеводородов, а также, как показал предлагаемый анализ, интересами угольного сектора и импортеров дизельного топлива в США. В свою очередь это является еще одним доказательством системного кризиса США и, как результат, дополнительным аргументом необходимости смены мирового порядка, основанного на гегемонии Американской Империи.



[1] Здесь вспоминаются слова известного политического комментатора и ведущего политического ток-шоу CrossTalk на канале Russia Today Питера Лавелля (Peter Lavelle), о том, что, разрушив СССР, США заразились «вирусом Бевульфа» – посеяли семена собственного краха.

Версия для печати